На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Казахстанская мечта

Featured Video Play Icon

Иногда мне кажется, что в скором будущем казахстанская степь будет мало отличаться от пустыни. То самое бескрайнее загадочное и вечное пространство с высоким небом, теплыми ветрами, ковылем и старинными мазарами, с табунами лошадей, небольшими аулами и вечными стариками, невысокими сопками, покрытыми соснами, все то, что я так сильно люблю в Казахстане, может просто исчезнуть. А точнее — потеряет свою ценность для людей и снова превратится в огромные неосвоенные пространства.

Если обратить внимание на то, с какой скоростью люди покидают еще недавно благоустроенные села и даже небольшие города, выросшие не так уж давно посреди степи, можно подумать, что миллионы квадратных километров земли просто никому не нужны.

За последние годы мы объездили десятки умирающих и заброшенных населенных пунктов Северного Казахстана, которые совсем недавно были полны жизни. Что такое по историческим меркам 25-30 лет? Одно мгновение, которого хватило для того, чтобы вдвое сократилось население Булаево, Соколовки, Мамлютки, Сергеевки, не говоря уже об умирающих и умерших маленьких деревушках. Общее население нашей области сократилось более чем в два раза.

В юности я очень любил фильм «Далекая страна», в котором главные герои преодолевают невероятные трудности ради того, чтобы иметь право поучаствовать в Большой гонке за землю: во второй половине 19-го века на американском Диком Западе земля распределялась между людьми по принципу «кто быстрее доберется до участка». С этого начиналась Американская мечта — идеальный мир, в котором каждый человек будет жить лучше, богаче и полнее, и, где у каждого будет возможность получить то, чего он заслуживает. Получалось далеко не у всех: в погоне за землёй многие погибали, становились нищими и сходили с ума. Но мечта владеть собственным участком и домиком была основой всей жизни в этой далекой свободной стране. Для них и сейчас ничего не изменилось: даже при огромном уровне урбанизации американцы считают свой собственный домик в пригороде — незыблемой ценностью «американской мечты». Потому что собственный, пусть даже небольшой клочок земли — единственное в этой жизни, что можно передавать из поколения в поколение множество лет, сводя до минимума миграцию. Своя земля — это, в хорошем смысле, якорь, который удерживает от поездок в богатые регионы «на заработки» или, тем более, от переезда на ПМЖ.

Можно было бы поколениями жить на одной земле и в Казахстане, где «дикий запад» начинали осваивать примерно таким же способом, как и в горячо любимой нашими политиками Америке. Если не углубляться в историю сильно глубоко, то даже за последнюю сотню лет Северный Казахстан дважды покоряли переселенцы, которым давали полное право обрабатывать полученную в пользование землю.

Царские программы для переселенцев дали развитию относительно небольшой импульс, а вот советская глобальная программа по освоению целины в 50-е — 60-е годы XX века оказала на наш край взрывной эффект. Население поселков, городов, областного центра за 10-15 лет выросло в несколько раз. Появилось несколько сотен новых населенных пунктов, с нуля были построены школы, больницы, детские сады, клубы, заводы, железные дороги. В том числе уникальная узкоколейная железная дорога, ведущая от Булаево до Молодогвардейского и Возвышенки, огромное искусственное водохранилище и самый длинный в мире водопровод с пресной водой — Булаевский групповой водопровод длиной 1694 километра.

Да, я сравниваю освоение целины с той самой Большой гонкой за землёй, которая происходила в Америке в конце 19-го века. Это событие было началом казахстанской мечты, где у каждого в городе и деревне был свой дом, работа, медицина, образование и человек мог получить всё, чего он заслуживал, если трудился. Ведь в конечном итоге каждый из нас мечтает получить то, чего он заслуживает, вне зависимости от того, где он родился. Разрушив всю эту систему, нам предложили совершенно другую «мечту», в которой единственную ценность, кажется, имеют деньги. Люди и забыли, что мечтать можно о доме и детях, а не о деньгах и каком-то статусе. Наступил мир будущего.

И как, вы, это получаете? Все то, что заслужили? Осуществилась ваша личная казахстанская мечта?

Я не люблю говорить длинными терминами и вдаваться в экономические теории, потому что после многочисленных поездок по территории нашей области я всё могу объяснить простыми словами. Для того, чтобы развивался наш край, нужно предоставить все условия людям туда, где они живут. Построить или восстановить школу в маленьком селе, сделать клуб и дороги, сделать нормальную больницу поблизости. И тогда маленькое село станет однажды большим, в школах будут классы полные детей и в домах — молодёжь, и старики не будут бояться остаться последними жителями в глуши. Так это должно работать, а совсем не по обратному принципу.

В начале июня Кумар Аксакалов, аким Северо-Казахстанской области, при обсуждении недавно запущенной программы временных семей высказался о том, что процесс оптимизации неизбежен: «малые, небольшие села, будут потихоньку закрываться, поэтому мы должны детей оттуда забирать и в более комфортабельных условиях обучать». Эта идея не принадлежит исключительно главе областного правительства.  Она появилась еще выше, в тот момент, когда стало ясно, что в ближайшее время в сельском хозяйстве не нужны будут усилия такого количества рук, как раньше, когда появилась более мощная техника, когда исчезла необходимость в большом количестве устаревших профессий, руководство нашего государства сделало выбор в пользу быстрой урбанизации и ликвидации неперспективных населенных пунктов…

Мы вдруг взяли курс на сингапурскую модель развития — вся экономика, всё производство сосредоточено в крупных городах. В Северном Казахстане таким моногородом уже стал Петропавловск, где сосредоточено чуть меньше половины населения области. В 1991 году население Петропавловска, составлявшее 246 тысяч человек, равнялось 25% от всего населения области, границы которой на тот момент были намного меньше. Если посчитать общее количество жителей в границах районов, входивших в состав СКО на 1991 год, то окажется, что население данного региона сократилось с 950 тысяч до 380 тысяч человек… И сейчас областной центр составляет уже не 25%, а 58% от общей численности населения… всего один город, территория которого составляет всего 0,2% от общей территории области.

Вскоре, с учетом миграционных процессов внутри области и постоянного оттока из нее, Петропавловск поглотит население десятков сел и деревень, разрастется на юге до райцентра Бишкуль, на северо-востоке полностью поглотит деревни Белое и Пеньково, дачные поселки в районе Борков и Солнечного и уже через 15-20 лет его население будет составлять около 300 тысяч человек. Во всей остальной области останется около 100 тысяч жителей, сосредоточенных вокруг Тайынши, Саумалколя, Новоишимского и Мамлютки, на прежнем уровне останется население Смирново, расположенного относительно недалеко от города…

Таким городам, как Сергеевка и Булаево, катастрофически не повезло.  Их рано или поздно оптимизируют по самым простым причинам  жители Булаево, расположенного почти на границе с Россией, будут покидать свой депрессивный городок или в направлении соседнего государства, или в сторону Петропавловска, или Нур-Султана. То же самое произойдет и с Сергеевкой: отсутствие промышленности и слабые перспективы выдавят жителей в столицу или в областной центр. С Мамлюткой такого не произойдет из-за близости к городу и хорошего знакомства с ситуацией в Курганской области.

Мамлютчанам, можно сказать повезло, что самая доступная для них область соседнего государства находится в ужасном экономическом положении. Так что после ликвидации «неперспективных» населенных пунктов в Мамлютке, возможно, даже восстановится демографический рекорд 91-го года — 11 тысяч человек. И с течениеи времени, лет эдак чермз сто, урбанизация в Казахстане достигнет 99%, и мы будем производить на заводе Кирова суперсовременные компьютеры, а на ПЗТМ сверхмощные буровые, которые в вагонах от ЗИКСТО будут отправляться на Каспий по дорогам на магнитных подушках. Короче, как в Сингапуре, на который мы недавно взяли курс.

Только у нас не Сингапур. У нас есть степи, огромные пространства земли. У нас есть люди, которые любят это и хотели бы жить в небольших селах у озера, в аулах рядом с сопками, в маленьких деревушках на берегу реки. Но государство такого шанса людям не дает, предупреждая, что к неперспективным селам не будут чиститься дороги, в неперспективных селах не будет врачей, полицейских, чистой воды из водопровода… Ничего не будет. Потому что села неперспективные, и, если вы в таких селах живете, у вас только один выход — уехать.

Вы больше не нужны в этом месте, потому что поля, освоенные 60 лет назад, теперь может обработать мощная техника какого-нибудь крупного предпринимателя, который рано или поздно распашет ваш огород и даже место, где стоит сейчас ваш дом. И вам лично — ничего не достанется от вашей земли, как будто она ровным счетом ничего не стоит… Поэтому — поезжайте-ка вы в ближайший город и живите там, как хотите, если вам нужны школы и больницы. Вы для государства — не выгодные люди и никто не будет вам помогать выжить.

Мои коллеги Екатерина Назаренко и Ольга Вайтович за последние пару лет видели несколько десятков уже «ликвидированных» населенных пунктов, в которых еще живут люди. Те самые, невыгодные государству. Живут потому, что податься некуда и не на что: продать «недвижимость» в селе Алка, или в Богатом, в Липовке — невозможно. А уж накопить на что-то, живя в этих деревнях, невозможно и подавно.

Я в такие моменты всегда вспоминаю очень любимую мной деревню Долматово. Это одно из самых красивых мест в Северном Казахстане, расположенное на высоком берегу Ишима. Огороды одной улицы спускаются прямо к реке, другой — к старице. На высоком увале в 200 метрах от Долматово — красивый лес, а в нем окопы времен Гражданской войны. Рядом с деревней одна из древнейших в области исторических стоянок человека, которой 5000 лет. По вечерам, во время заката долины рядом с деревней становятся матовыми, словно сказочными и на душе становится спокойно и безмятежно. И это всего лишь 50 километров от города: по хорошей дороге всего полчаса езды и вы в сказке.

Но дороги нет. Уже второй десяток лет до Долматово не могут сделать пусть даже не асфальт, а хороший грейдер. Вместо этого — полоса из очень крупного щебня, по которой рискует ехать далеко не каждый владелец легкового автомобиля. Такое ощущение, что это один из способов выжить людей из деревни, дождаться, пока их в Долматово не останется, поставить на нем крестик и расслабиться: «минус еще один никому не нужный населенный пункт».

При советской власти асфальтовое покрытие почти дотянули. Мало того, здесь, на окраине Долматово строили большой железный мост через реку, который должен был быть запасным мостом на замену тому, который каждую весну смывает в Соколовке… В итоге мост просто разобрали на металл, а новый строить никто не собирается.

Казахстанская мечта при наличии таких огромных территорий должна была бы быть в том, чтобы освоить их, чтобы заселить людей по всей этой прекрасной земле, обеспечить их условиями для жизни, для рождения детей, для учебы и работы. И тогда казахстанцев будет уже не 18 миллионов человек, а 180! потому что мы не маленькое государство, которому достаточно 3 больших городов и 20 маленьких, а большое… могло бы быть.

Нет никаких сомнений, что рано или поздно все эти пустующие земли снова будут заселены человеком. Очень хочется, чтобы этот человек был из числа наших потомков.

Дует ли ветер в степи, когда там нет человека?

4 комментариев

  • Олег Заболотских

    Проблема урбанизации не только в моем бывшем родном Северном Казахстане, но и РФ. Даже в благодатном Краснодарском крае, где я живу, многие хутора на последнем «издыхании». Ну а проблема оттока народа из СКО, о которой автор в силу понятных причин умалчивает, разрешится уже в ближайшие лет 20 со смертью тех, кому сегодня 40-60.

  • Умница: такой честный, грамотный, человечный анализ. Полностью совпадает с моим мнением: нет ничего дороже земли и человека, работающего на ней. То, что сделали и делают нынешние правители Казахстана иначе как разорением и унижением собственного народа не назовешь! В городах, уж не знаю по какой модели, деревенская молодежь спивается, не находя себе применения. Молодые мужчины и женщины вынуждены работать в кабаках, это и есть интеграция Казахстана в мировое сообщество? Я уж не говорю о времянках, в которых гибнут дети в столице имени елбасы…

  • Дорофеев Николай

    Больно на это смотреть.В России тоже похожая ситуация.Наши предки плодились и расселялись.А мы теперь сжимаемся как шагреневая кожа.

  • Александр Бекбау

    Не через сто, а лет через 20-30 придут другие люди и освоят эти земли, И расцветет она под руками трудолюбивых китайцев. И не только эта область, весь Казахстан преобразится , засияет разноцветными китайскими красками, благодаря мудрой политике мудрейшего из мудрейших, умнейшего из умнейших президентов.Действительно будет второй Сингапур: страна без местного населения. Часть которого передохнет на помойках, часть разбежится по дальним и ближним зарубежьям и лишь небольшая часть растворившись в китайском массиве продолжит свое существование.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи: