На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

На севере Казахстана подняли вопрос переселения жителей упраздненных сёл

Корреспонденты Петропавловск.news проехали по умирающим и упраздненным сёлам Северо-Казахстанской области и привлекли к проблеме внимание общественного совета области. В Петропавловске детально рассмотрели наболевшие вопросы закрытия деревень и переселения оставшихся там жителей. На мероприятие в качестве объективных докладчиков, видевших обстановку на местах, пригласили сотрудников нашей редакции – главного редактора Екатерину Назаренко и корреспондента Ольгу Вайтович.

Подписывайся на наш Телеграм-канал! Будь в курсе новостей!
В этом году мы побывали в нескольких сёлах, которые уже упразднены или находятся на грани закрытия. Далеко не во все деревни мы смогли проехать из-за бездорожья, как, например, в Неждановку района Шал акына. Официально оно закрыто в 2018 году, но там, как и во многих других упразднённых населенных пунктах Северо-Казахстанской области, продолжают жить люди. В большинстве из них нет никаких благ цивилизации, кроме электричества. Но есть и такие, где жителей хоть немного, но живут хорошо, как в селе Матросово Жамбылского района. Но это скорее исключение, чем правило. Жизнь теплится там, где есть крестьянские хозяйства. Они дают сельчанам работу, в основном сезонную. Но даже такой заработок удерживает народ в сёлах.

Наша страница в Фейсбук! Подпишись!
По информации руководителя управления экономики акимата Северо-Казахстанской области Арсена Казбекова, в настоящее время в регионе насчитывается 19 населённых пунктов с низким потенциалом развития, где проживает 152 человека. Количество сёл, имеющих средний потенциал развития большинство – 470. Их население составляет 129 тысяч жителей. Лучше всего живут люди в деревнях с высоким уровнем развития. Таковых у нас 160, там живут и никуда не собираются уезжать 180 тысяч человек.

Жизнь населения упразднённых деревень или неперспективных населённых пунктов состоит из сплошных лишений. Они не видят ничего, кроме физической работы на подворье, ферме или в огороде, вознаграждённой вечерним просмотром телевизора или ленты новостей в социальных сетях. Несмотря на это, есть и такие, кто не хочет покидать свои деревушки.

Как, например, жительница села Матросово Наталья Князева. Об этой уникальной женщине, марийке по национальности, мы уже рассказывали. Будучи на пенсии она успевает работать сторожем на складе местного КХ, держать немаленькое хозяйство, да ещё и рукоделием заниматься. Женщина признаётся, что уезжать никуда не собирается. Поскольку в ставшем родным селе, где осталось всего восемь семей, живётся, по её словам, прекрасно.

— Нас всё устраивает. Планируем жить до конца, пока крестьянское хозяйство существует. Жители работают там. Снабжение у нас хорошее. Глава КХ решает все вопросы. Сено и дрова выдают дешевле. Вода есть. Магазина только нет. В деревне три машины. Ездят за продуктами, берут на всех. Подрабатываю сторожем на складе и на ферме. Зарплату выдают вовремя. Получаю зарплату 82 тысячи и 65 пенсии. Где я такие деньги заработаю? – рассказывает о своей жизни в упразднённом селе Н. Князева.

На общественный совет был приглашён и житель села Островка Жамбылского района Болат Байтелесов. Он объяснил, что уезжать из села не собирается, поскольку там есть круглогодичная работа в КХ «Аманжол». Благодаря такому соседству, в селе чистят дороги. Но есть и проблемы, которые в закрытой деревне вряд ли будут решать. Это отсутствие питьевой воды. В селе идут разговоры, что могут отрезать и электричество….
Мы в Instagram! Подпишись, чтобы быть в курсе новостей!
Житель села Мичурино сельского округа Аккайын Эдуард Мазур рассказал, что в его родном селе, где осталось всего 15 дворов, нет ни работы, ни школы. Правда есть питьевая вода из башни и медпункт. Самое главное, в распутицу к селу не пробраться – по бездорожью 4 км. По этой причине, говорит он, посёлок и развалился. Но из деревни он всё равно уезжать не хочет, считает, что жизнь здесь продолжается.

— Они (жители упразднённых сёл, — прим. авт.) живут без воды, топят снег или берут из озера воду, не ждут подвоза питьевой воды. Понимают, что медицинскую помощь не смогут получить, лечатся народными средствами и травами. Люди приспособились к такой жизни, помогают друг другу. Почти никто не жалуется, никто ничего не требует, только боятся остаться без последнего – электроэнергии. Если столбы и провода демонтируют, тогда жизнь и вовсе закончится, люди останутся без связи с внешним миром. Как, например, в селе Алка, где осталось всего четыре жилых дома, люди рассказали, что им периодически грозят отключением электричества и уговаривают переехать, — рассказывает главный редактор Северо-Казахстанской областной газеты «Петропавловск kz» Екатерина Назаренко.

Большинство жителей упразднённых деревень мечтают о переезде в село, где есть жизнь. Но не могут этого сделать, потому что карманы пусты. Продать дом в несуществующем селе невозможно, также как купить другой без денег.  Из новостей местных телеканалов узнают, что власти принимают народ из южных трудоизбыточных регионов, предоставляют им жильё, подъёмные. После таких сюжетов считают себя брошенными и ненужными местным властям. В принципе так и есть, ведь сёла закрывают вместе с жителями. Им даже не предоставляют возможности переехать в какой-нибудь пустующий дом в перспективном селе. Мы объездили немало больших и маленьких деревень и в каждой предостаточно брошенных, но пригодных для жилья домиков. Этой очевидной спасительной «соломинкой» никто не пользуется, поскольку государство до сих пор не разработало такого «инструмента». Однако кампания по упразднению неперспективных сёл разворачивается все масштабнее.
Наше сообщество в Одноклассниках. Вступай!
Жительница села Урожайное района М. Жумабаева Людмила Усенко говорит, что зимой они отрезаны от мира.

— Живём, как в игре на выживание. Из-за отсутствия дорог не приезжает «скорая». Нет ни медпункта, ни магазина, ни школы. Какая помощь будет оказана в переселении? – она спросила у членов общественного совета.

К сожалению, дать утешительный ответ на этот вопрос никто из членов общественного совета и присутствующих чиновников не смог. Пока в законодательстве нет норм, регламентирующих оказание помощи переселенцам из упразднённых сёл.

— Закон регламентирует схему упразднения и присоединения к ближайшему селу. Но не даёт инструментов, за счёт чего и как помочь жителям. Здесь два вопроса: есть те, кто хочет переехать, но есть и такие, кто отказываются. Тех, кто не желает, никто не будет заставлять. Необходимо оставить минимальный набор госуслуг – скорая помощь, дорога, вода, электричество, сотовая и телефонная связь. Для сельского округа это накладно. Акимы не могут помочь, потому что нет законодательного пункта, нет статьи расходов, которые помогли бы оплатить переезд, покупку дома, скотины, дров – ничего, — прокомментировал руководитель аппарата акима района имени М. Жумабаева Азамат Шарипов.

На содержание упразднённых сёл не поступает республиканское финансирование. Эти расходы ложатся на плечи акиматов сельских округов. Кому нужна такая обуза из-за нескольких человек — снабжать деревню электричеством, чистить дороги, завозить воду? Возможно, по этой причине в таких селениях ходят слухи об отключении электричества.

— Пока 10 дворов живёте, свет вам не отключат. Это, наверное, аким сельского округа, чтобы от вас быстрее избавиться, такие разговоры ведет, — предположил председатель общественного совета Северо-Казахстанской области Кайырлы Едресов в ответ на реплику жителя Островки.

Нередко жители закрытых деревень испытывают сложности с оформлением документов. Так, жительница несуществующего уже несколько лет села Богатое Жамбылского района Лариса Тонкова ещё в прошлом году рассказывала нам о сложном пути получения удостоверения личности для её сына. Требовали прописку. По факту они относятся к селу Железное, что в 12 километрах. Но их адрес не имеет ни улицы, ни номера дома. В ЦОНе не знают, как их регистрировать.

Также сельчане боятся, что с приходом 2020 года не смогут получать стационарную медицинскую помощь в больницах, поскольку не делают отчисления в фонд обязательного медстрахования. Ситуацию усугубляет тот факт, что большинство жителей упразднённых аулов – люди предпенсионного возраста с изношенными тяжёлым трудом организмами. Они периодически нуждаются в госпитализации. Каким образом будет отрегулирован этот вопрос – пока неясно. Но люди боятся, что и медицина в скором времени откажет им в лечении. Ведь они считаются самозанятыми, а по факту живут на натуральном хозяйстве и практически не видят наличных денег, какие уж там налоги и отчисления.

— Надо быть реалистами. Эти деревни не восстановят. Жизнь изменилась. Нужно вести переговоры с жителями и помогать в переезде в соседние перспективные сёла. Где можно сохранить, надо сохранять сёла, — резюмировал председатель общественного совета Кайырлы Едресов.

Членами общественного совета по данному вопросу принято решение подготовить список маленьких сёл и направить обращение депутатам и сенаторам с рекомендациями о закреплении на законодательном уровне инструментов помощи переселенцам из упразднённых деревень.

Если слова общественников Северо-Казахстанской области будут услышаны, возможно, в скором времени в регионе будет меньше «отшельников» в забытых сёлах. Перспективные населённые пункты будут расти и процветать вместе с вновь прибывшими жителями.

Операция «Ликвидация»: фоторепортаж из упраздняемых деревень Северного Казахстана

4 комментариев

  • вручинский евгений феликсович

    привозили переселенцев с Алтая давали им подъемные скотину для развода. А где они уехали обратно на Алтай. так не проще ли дать подъемные людям из закрытых неперспективных сел и пересилить их в живые деревни. Мне кажется государству было бы дешевле и люди не чувствовали себя брошенными вместе с закрытыми деревнями.

  • Анатолий

    Уже и перспективные деревни угасают. Наше село бывший райцентр попало под програму развития сельских территорий. У нас порядка 40 разных организаций плюс 25 магазинов . Банкомат , почта сельская больница и школа итд. Однако уже второй год многие дома выставленные на продажу уезжающими не покупаются. Уже около 30 продаваемых домов. Тогда что говорить о других селах , когда то плотно заселенных.

  • Александр

    Есть программа переселения, фермерам поручили построить дома! На это отпущены средства, Почему нужно строить дома, когда в селе есть хорошие дома ина продажу, Купить их провести необходимый ремонт, это всё равно будет дешевле, чем строить новый. Причём предлагается строить дома на окраине села на новом месте( Чтобы с трассы было видно?), когда в центре есть пустующие участки, улицы асфальтированы, теле и элетро линия, рядом школа, магазин, ФАП. Не думают о людях, которым будет сложнее добираться до социальных объектов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи: