На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Монастырские развалины в Северном Казахстане

По большому счету, ехать недалеко. Если вы захотите здесь побывать, то вам нужно только желание и транспорт. До Пресновки можно доехать на автобусе, а дальше — еще примерно 60 километров — на такси или, если вам повезет, то в райцентре Жамбылского района у вас найдутся друзья и они с удовольствием покажут вам одну из самых интересных достопримечательностей Северо-Казахстанской области. Именно так до развалин женского монастыря добрался корреспондент Петропавловск.news.

Для меня вообще никогда не стоит вопрос о том, как провести время, если есть достаточное количество свободы. В Северо-Казахстанской области 13 районов, 5 городов, более 600 сёл, в которых люди еще живут. И сотни заброшенных, рядом с которыми всегда можно найти что-то интересное.

Как только жесткий карантин с блокпостами отменили, я решил поехать по местам, где еще не бывал. Вам советую делать то же самое, даже несмотря на то, что ко внутреннему туризму большинство из таких уникальных объектов — абсолютно не готовы.

Рядом с селом Песчанка Жамбылского района, которое ликвидировано еще в 2013 году (хотя там вроде бы еще живет два-три человека) есть уникальное по своей истории место — бывший женский монастырь. Несмотря на то, что он удален от города на 200 километров, очень уж мне хотелось там побывать. Смотреть на чужие фотографии и читать истории очевидцев — это одно. А вот прикоснуться к истории практически руками — это совершенно другое. Поездка не разочаровала ни капельки.

Отчалив из Петропавловска, я сначала погулял по Петерфельду, переночевал в Мамлютке, погулял по валам старой крепости в деревне Становое, доехал до самого очаровательного районного центра области, Пресновки, погулял по комнатам музея Ивана Шухова. И уже после этого, оказавшись всего в 60 километрах от женского монастыря, как бы я смог не побывать у его стен?

Автобус в эти места не ходит, а такси за такую поездку попросили 10 000 тенге. Чтобы вы там ни думали, дорогие читатели, но журналисты народ — не особо богатый и таких расходов я себе позволить не мог. Но долго морщить лоб не пришлось: в Пресновке я познакомился с бывшим редактором местной газеты «Сельская Новь» Светланой Грамотеевой, и уже утром следующего дня дружной компанией из трех человек мы ехали к монастырю. За пилота Сергей Васильевич — муж Светланы Семеновны, а мы в качестве пассажиров.

Сейчас уже почти ничего не напоминает о величественности существовавших тут когда-то построек. В 1897 году вдова казачьего офицера Анна Казина решила посвятить свою жизнь богу, продала дом в станице Пресноредутъ и на участке, который ей принадлежал, с помощью отца и брата мужа, построила землянки для будущих насельниц. К следующему году была построена часовня на 30 человек и три жилых дома…

«Насельницы распахали и посадили шесть десятин пшеницы, развели большой овощной огород, заготовили сено и дрова на зиму. Из окрестных казачьих станиц и переселенческих поселков стали поступать пожертвования. После того, как община приютила девочек – сирот, жители Петропавловского, Кокчетавского, Атбасарского, Троицкого уездов, городов Кургана, Шадринска, Челябинска, Омска, Екатеринбурга, Тюмени и даже великий молитвенник земли Русской о. Иоанн Кронштадский стали посылать денежную помощь, книги и одежду», — пишут об истории монастыря на сайте Костанайской епархии.

Мне, если честно, трудно себе представить быт женского монастыря. Даже побывав однажды в селе Озёрное Тайыншинского района, где в данный момент есть действующий монастырь с тремя монахинями, я всё равно с трудом себе представляю, как это работает. И уж тем более трудно себе представить, как на вот этом поле, заросшем бурьяном, когда-то трудились аж 154 женщины. Монахинями из них были лишь 17, остальные — послушницы.

В 1907 году игуменья Евпраксия обращается с письмом к Императрице Александре Федоровне:

Будучи пионером христианства, в таком глухом углу, как Киргизская степь. Монастырь дает приют уже 154 сестрам и призревает 20 девочек, круглых сирот. Содержится монастырь исключительно на средства, приобретенные трудом сестер, из которых большая часть старух немощных, и в их числе шесть слепых…

Вот тут все и было. Церковь, школа, дома, огороды и даже гостиница для паломников…

Вообще, подробную историю монастыря вы найдете на сайте Костанайской епархии. Можете также прочитать статью историка Сергея Виниченко на нашем сайте. Это очень интересно.

Светлана Грамотеева

У меня же экскурс не столько исторический, сколько туристический. Как и в случае с крепостями в Становом. Лебяжьем, Полудино и Кабаньем, меня удивляет то, что для наличия хотя бы мало-мальского количества туристов, тут нет ровным счетом ничего.

Эти уникальные развалины стоят всего в 7 километрах от трассы Петропавловск — Костанай. И на ней нет ни малейшего указателя на то, что здесь находится такое интересное место. На прилегающей территории — нет даже скамейки. Про наличие дороги говорить вообще не приходится. Нам просто повезло, что мы ехали в сухую погоду и Сергей Васильевич оказался опытным водителем, который по одним ему понятным приметам понял, куда именно нужно ехать.

Экскурсовод для таких мест — это, конечно, роскошь, но небольшой стенд с исторической справкой не помешал бы. Эта табличка — единственная информация, которую вы получите на месте. Интернет здесь практически не существует. А ведь сюда могли бы ездить не целеустремленные туристы с багажом информации, а простые путники, увидевшие указатель на дороге.

Представьте только: женский монастырь, построенный вдовой казачьего есаула, убитой горем от большой любви. Женский монастырь, где жили полторы сотни монахинь, монастырь, переживший Гражданскую войну — практически у стен монастыря шли кровопролитные бои осенью 1919 года, когда Красная Армия наступала на Петропавловск, монастырь, в котором в советское время жили дети (по некоторым данным — врагов народа)… Такая история и без должного внимания.

Кстати, очень интересен тот факт, что все стены изрисованы «автографами». На мой взгляд нехорошо оставлять свои имена на этих стенах, но поскольку они уже есть — их интересно рассматривать, потому что самые старые датируются еще 50-ми годами прошлого века.

Судя по всему, начало это стене автографов дали детдомовцы. Вот Парашенко В.П., вероятно был тут с 1959-го по 1966 год.

К большому сожалению, занесение таких объектов в Карту Сакральных мест — вовсе не означает того, что о них будут как-то по-особенному заботиться. Поэтому, дорогие товарищи, пока стены монастыря стоят — поспешите на них посмотреть. Путешествуйте, узнавайте новое, оно по-прежнему того стоит.

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

2 комментариев

  • Мурашова Ольга Николаевна

    «Мой отец  с двумя сестрами тоже во время войны находился в этом детском доме.Мой дед их отец пришел с фронта  забрал их домой в Макарьевку.» Это мама моя рассказывала,что потом это был детский дом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи: