На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

ВИА «Лада»: Главное – репертуар!

Коллектив, о котором сегодня пойдёт речь, до сих пор не был представлен в нашей серии «Легенды ВИА». Хотя поговорить о нём, безусловно, стоит. И когда такая приятная возможность появилась, ведущий музыкальной рубрики «Петропавловск kz — ИА REX-Казахстан» побеседовал с руководителем ансамбля «Лада» Юрием Лоскутовым…

— Юрий, когда и при каких обстоятельствах был возрожден ансамбль «Лада»?

— Я приехал из Америки где-то в 2008-м году. Собирал квартет «Иван-да-Марья», который был в составе ВИА «Лада» как вокальный квартет, очень много было записей на радио, телевидении. Совсем даже забыл про «Ладу», а когда пошёл в министерство за документами, мне выдали справку, что мы-то были артистами ВИА «Лада». Я и подумал: верну «Ладу»! Обзвонил музыкантов, кого смог найти, все уже занимались кто чем, никто не изъявил желания воссоздавать коллектив. Сказали: «Делай сам, чем сможем – поможем». Я начал возрождать, вспоминать репертуар, опять звонил музыкантам, подсказали, кто что помнил. Нашел кое-что в Интернете из наших записей. Так собрали, возродили.

— Как сейчас с концертами, гастролируете?

— Да, гастролируем. Но небольшое затишье было, снимались в июле прошлого года на телевидении, например, передача «Рождённые в СССР» на канале «Ностальгия». Были концерты в Подмосковье, но там очень дорогая реклама и не позволяют самостоятельно вешать, только на щиты, которые принадлежат рекламной компании. Поэтому нерентабельно работать. А вот в Брянске мы работали, недавно опять приехали в Одессу, летом снова будем работать здесь, и, возможно, поедем на Средиземное море в Европу. Потому что я разговаривал с одним гитаристом из Франции, он сказал: «Ребята, ваш репертуар и вы даже больше будете востребованы в Европе – миллионы русских здесь живут, ностальгируют, с удовольствием ходят на концерты и имеют деньги, чтобы платить за билеты. Поэтому рентабельнее поработать в Европе. Всё лето до осени проведём здесь, на морях.

— Собственно, живой коллектив – само по себе достаточно накладно. У вас живая ритм-секция?

— У нас живьём поют солисты, а коллектив – это ведь очень дорого, гостиницы, транспорт. Поэтому коллектив набираем на месте. У нас есть группа, с которой мы уже работали в Одессе, они знают наш репертуар…

— Так делают и западные музыканты. Джо Линн Тёрнер набирал музыкантов в Белоруссии…

— Да, и есть у нас группа в Москве, с которой мы снимались на канале «Ностальгия». Я думаю, если поедем в Турцию, Грецию, возьмём, скорее всего, одесскую группу, она уже знает репертуар.

— Эдуард Кролик был первым руководителем «Лады»?

— Первым руководителем был Вячеслав Добрынин в 1970-м году. Потом он ушёл, был такой проект «Бременские музыканты». А Эдик Кролик пришёл в «Ладу» из «Самоцветов». Начинали как квартет, потом аккомпанировали ряду исполнителей, включая Пугачёву. Потом коллектив разросся, и к концу 70-х было уже человек 16, наверное.

— Ваша биография связана не только с «Ладой», но и с таким в своё время нашумевшим проектом Давида Тухманова, как группа «Москва»?

— Где-то в 1982-м, что ли, Лёша Белов, лидер «Парка Горького», мой давний друг, предложил мне проект с Тухмановым, они задумали сделать группу «Москва». Я пошёл к ним, мы втроём собрались. Тухманов с Лёшей писали музыку, а я прошибал все административные дела, поскольку у меня уже были хорошие связи, в Росконцерте меня давно знали, не только по «Ладе». Выбивал ставки, оформил коллектив, сделал первые гастроли во Дворцах спорта, первым был, по-моему, Липецк. Причём мне министерство не разрешило бросить квартет, зам.министра был Колобков, по-моему, он топал ногами, кричал, что не позволит развалить «Иван-да-Марью», знаменитый коллектив, лауреат международных конкурсов, и так далее. Я тянул и «Иван-да-Марью», и группу «Москва», просто делал сборные «солянки», то есть уживалась «Иван-да-Марья» и куча других исполнителей, а «Москва» заканчивала концерт.

Наше сообщество в Вконтакте. Подпишись, чтобы быть в курсе новостей!

-Это была первая половина 80-х. Что принесла вторая половина – многим известно…

— В 1987-м, по-моему, году умер Эдуард Кролик, а всё держалось на его энтузиазме. Потом закрыли и Росконцерт, на сцену полезли всякие «сиротки», бизнесмены, и многие ушли в забытьё – Ольга Кормухина, Жанна Рождественская – наша, росконцертовская. Это было почти 20 лет. А я тогда ударился в бизнес, потом стало опасно, начались всякие проблемы, и 13 апреля 1993-го года я уехал в США.

— Следующий вопрос – о шлягере «Сарафанная молва»…

— Мне называли точную дату, когда «Сарафанная молва» звучала в передаче Виктора Татарского, забыл, как она называлась…

— «Запишите на ваши магнитофоны», потом «На всех широтах».

— Да-да, совершенно верно! И мне называли точную дату её звучания, но найти нигде не могу. Записи, сделанные на магнитофон, у меня почти все пропали. Кто долго жил на одном месте, у тех что-то сохранилось, а поскольку я уезжал в Штаты…

— У меня сохранилась пластиночка за 15 копеек, даже не миньон, просто одна песня на одной стороне. «Я твой нелюбимый».

— Это малоинтересная песня.

— Но «Сарафанная молва» была хитом, конечно. Она существует в двух вариантах с двумя текстами. Собственно «Сарафанная молва» у «Лады» и «Печаль-беда» у «Поющих гитар». Почему так вышло?

— А дело в том, что в 70-80-е годы любая песня, какая появлялась, становилась, так сказать, достоянием народа, её сразу подхватывали любые коллективы, и это было нормально. Написал Тухманов «Прощальный день», утром позвонил, говорит, подъезжай. Я приехал, взял у него эту песню. Пока мы её делали с коллективом, стали петь на гастролях, они её записали с Игорем Тальковым. И так же в «Иван-да-Марье» — Мовсесян дал нам песню, как это… «По аэродрому, по аэродрому»…

— «Проводы любви».

— «Проводы любви», совершенно верно. Мы её сделали шикарно, четыре голоса, аккомпанемент был великолепный, оркестр. И поехали на длительные гастроли на север. А Мовсесян нас не дождался, позвал Бубу Кикабидзе, тот записал эту песню. Мы сказали: «Жора, мы её не будем петь и писать не будем, вообще из репертуара исключим». Мы должны были быть первыми исполнителями. А другие песни люди пели, например, «Листья закружат», песня «Лады» конкретно…

— Да? А я думал, это была исключительно песня ВИА «Поющие сердца»…

— Ой, кто её только не пел! И во всех ресторанах… Или вот, «Васильки», ещё наша песня, которую мало кто пел, хотя в ресторанах она была нарасхват. «Разбрелись возле тихой реки»…(напевает).

— Тоже был шлягер.

— В ресторанах часто её заказывали, тем не менее, почему-то кроме нас, по-моему, на большой эстраде её никто не пел.

— Аудитория на Ваших концертах состоит не только из тех, как говорится, кому за?

— Проходим мы на публике просто замечательно. Люди просто плачут, кто-то подпрыгивает весь концерт, пляшет. Прибегают и 70-летние, и 15-летние, берут автограф.

— Неудивительно. То, что сейчас в основном звучит в эфире, абсолютно не греет. Нет самого главного…

— Раньше, чтобы попасть в эфир, надо было через такое «сито» пройти! Поля обрабатывались, а теперь – чертополох. Если какой-то цветочек или колосок вырастет, его в этом поле чертополоха просто не найти, он утопает. Есть тысячи гениальных творческих людей, певцов, музыкантов, но их не рассмотреть. Чтобы попасть на телевидение, то меньше миллиона долларов – не подходи. А самое главное, я считаю – это даже не как петь, а что петь. Главное – репертуар!

2 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *