На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Ветераны тыла в Петропавловске живут в нечеловеческих условиях

Жители Петропавловска ветераны тыла Зинаида и Тимофей Новокшоновы вот уже два года живут в нечеловеческих условиях, сообщает корреспондент Петропавловск kz – ИА REX-Казахстан с места событий. Их дом, которому в этом году исполнится 60 лет, рушится на глазах. Кирпичные стены этой старой двухэтажки потихоньку уходят вглубь болота, на котором она расположена. А под полом круглогодично стоит вода. От этого соседства в квартире стариков постоянно обитают комары и мухи, которых они вытравливают различными химикатами. Только вот толку от такого ведения боя немного: комары тут же появляются вновь, а тыловикам приходится дышать едким дымом целыми сутками. Но выбора у них нет…

И на помощь жильцам дома по ул. Набережная, 3 по-прежнему никто не спешит, хотя на запросы ветеранов приходят обещания, что ситуация разрешится.… Как только будет произведена комиссия по установлению пригодности данного строения к дальнейшему в нём проживанию либо, наоборот, признанию его аварийным. Только вот никакая комиссия, по словам тыловиков, к ним не спешит, а лишь кормит обещаниями.
Так, напомним, что в июле прошлого года на имя Зинаиды и Тимофея Новокшоновых был выслан ответ на их обращение в «Отдел жилищной инспекции акимата города Петропавловска» о том, что «В 2013 году в Вашем доме будет проведено техническое обследование организацией, имеющей лицензию. Проведение обследования позволит оценить работоспособность несущих конструкций и инженерных сетей. При получении положительного заключения о возможности проведения ремонтных работ, Ваш дом будет включён в план ремонта в рамках Программы модернизации ЖКХ на 2014 год». Сие письмо было подписано руководителем отдела Баймухаметовым. Только вот уже сентябрь 2014 года на дворе, а никаких комиссий здесь не было. Хотя, по словам четы Новокшоновых, некоторое время назад из акимата приходили несколько человек. Их визит пришёлся только на верхний этаж этих «графских развалин».
— А там что смотреть, там всё сухо, — возмущаются старики. — У них же под полом вода не стоит.
А вот в квартире тыловиков от круглогодичного пребывания под полом влаги стены уже отсырели больше чем наполовину. Естественно, что обои на них не держатся. Прям на глазах у наших корреспондентов со стены начал отваливаться кусок бумаги, который хозяйка дома Зинаида Феодосиевна не заставила долго мучиться и безжалостно оторвала со словами «всё равно отпадут».
А вот что творится в шкафах, с мебелью и всей домашней утварью семьи Новокшоновых словами передать невозможно. Всё это за считанные дни покрывается зелёно-серым налётом плесени. С ним хозяйка борется регулярно: каждые выходные у неё генеральная уборка. Женщина, которой в будущем году исполнится 80 лет, еженедельно всё вытаскивает из шкафов и вытирает со стен плесень. А иначе быть беде, признаётся тыловик, плесень начнёт въедаться в слои мебели и стен так, что её потом вообще ничем не выведешь.
Диваны и кровати здесь подняты на 30 сантиметров от пола. В некоторых местах квартиры застеленный всего год назад пол начал проваливаться. Штукатурка осыпается со стен. Ещё одну беду в дом приносят сильные проливные дожди, на которые было так богато нынешнее лето. Так как крыша двухэтажки худая, огромный поток воды устремляется в квартиру на втором этаже, а затем через швы бежит и к Новокшоновым.
Получается, что вода давит на стариков со всех сторон. В доме тыловиков стоит едкий запах сырости. По их рассказам, они ложатся спать в сырую, почти мокрую постель, а вставая, одевают мокрую одежду.
Да ещё и эти несносные комары и мухи, которые заставляют пенсионеров травить себя заживо. Ведь для того, чтобы более или менее спокойно лечь спать, им нужно сжечь спираль или весь дом опрыскать дихлофосом. А потом самим всю ночь дышать этими химическими «ароматами».

Не каждый выдержит

Даже молодой здоровый организм не выдержит условий, в которых уже более двух лет живут наши постоянные читатели Новокшоновы. А тем более старики, которым под 80 лет. За время проживания в этом злополучном доме Зинаида Феодосиевна стала плохо ходить. Она не может самостоятельно пройтись даже до магазина. Её помощником и опорой во всём был муж Тимофей Васильевич, пока в их дом не пришла беда. В мае этого года главе семьи Новокшоновых стало очень плохо. Он слёг, пролежав дома два дня, всё-таки согласился поехать на операцию в областную больницу. После чего его перевели в третью городскую больницу для дальнейшего выхаживания. Подхватив там тяжелейший кашель, на девятый день своего пребывания самовольно оправился домой, где его выхаживала супруга. Ещё почти месяц не мог прийти в себя после такого оригинального лечения:
— Я спросил у своего лечащего врача, почему в больнице такие сквозняки, — рассказывает Тимофей Васильевич. — Мне ответил лишь то, что вопрос задан не по адресу. Вот там я и заболел. Решил, что лучше лечиться дома и ушёл.
После перенесённой операции и тяжёлой формы простуды глава семьи тыловиков очень ослабел. Если ещё год назад он мог самостоятельно вести строительство (своими силами он пробил стену, сделав отдельный вход в свою квартиру, построил добротную веранду, в которой, между прочим, сухо и старики тёплыми днями спасаются в ней от сырости, и сарай, — прим. авт.), то теперь ему с трудом даётся путь до магазина. И за пенсией он ездит на автобусе, хотя ещё в прошлом году и не подозревал, что может так сдать.
Помощи ветеранам тыла ждать неоткуда. Их дети разъехались, кто куда, и не могут постоянно находиться со своими престарелыми родителями.
— Почему нам только обещают, что проведут комиссию, а ничего делать не хотят, — возмущаются старики. — Уже или признали бы этот дом аварийным и расселили нас в другие дома. Или дали заключение, что он пригоден для жилья. Тогда бы нам не было страшно здесь жить, что эти стены не рухнут на нас.
Но вот только отремонтировать эти развалины силами жильцов восьми квартир, несколько из которых и вовсе сдаются квартирантам, у них вряд ли получится. Потому как работы здесь непочатый край: крыша бежит, вся штукатурка давно обвалилась, оголив старинные стены из красного кирпича, огромные щели в стенах зияют тут и там, в некоторых местах кирпич вот-вот норовит «выпрыгнуть» на волю. Видать, надоело ему 60 лет жить на болоте. От такой жизни даже крепкий советский кирпич крошится в руках, как хлеб. Единственное, что осталось крепким и невредимым в этом старом доме – это фундамент. Может, это он так смущает комиссию, которая уже два года подряд не может дать никакого вердикта этому дома, не признавая его ни пригодным для жилья, ни аварийным. А ведь время идёт и совсем скоро старики Новокшоновы вообще ничего не смогут отремонтировать в своих разрушающихся на глазах хоромах.

А воз и ныне здесь

В июне этого года на имя владельцев квартиры №2 в этом доме – четы Чередниченко — пришёл ещё один ответ из отдела жилищной инспекции, подписанный его руководителем Калиаскаровым. В нём чёрным по белому написано, что в мае месяце текущего года был объявлен конкурс по обследованию 30 многоквартирных жилых домов. По его итогам должно было быть проведено обследование дома по ул. Набережная, 3 на предмет его состояния. Если жилье будет признано аварийным, то Новокшоновы вправе претендовать на квартиру от государства. Также в ответе было отмечено, что для постановки на очередь необходимо обратиться в сектор по учёту и распределению жилья отдела ЖКХ нашего города.
Только вот, к сожалению, жильцам этой двухэтажки, которая того и гляди уйдёт в болото, до сих пор никто не сказал, можно ли в ней жить или это опасно.
У Зинаиды Феодосиевны есть специальный лист бумаги, на котором записан целый ряд номеров телефонов, по которым она звонит чуть ли не каждый день. Как отметила тыловичка, с ней всегда разговаривают вежливо, но вот только ничего толкового не отвечают.
— Вот уже второй месяц все, кто мне нужен, якобы пропадают на субботнике, — сетует пенсионерка. — Никто сказать ничего не может, было ли какое-то заключение по нашему дому или нет.
Речь о ветхом жилье заводит каждый новый аким нашего города. Таких домов, как эта двухэтажка, в Петропавловске несколько десятков, некоторые из них настолько старые, что даже не стоят на балансе города и коммунальных предприятий. Иногда возникает ощущение, что эти развалины никому не нужны, также как и люди, оказавшиеся заложниками своих жилищ. И жить в которых невозможно и съехать некуда. Так вот и приходится гнить в своём доме по собственному желанию, потому как никому нет до тебя дела. Понятно, что отремонтировать собственными средствами полуразвалившуюся постройку 60-летней давности пенсионеры, получающие пенсию 50 тысяч тенге, не смогут.
А ведь в 50-х годах, когда поднималась целина, они не отказались приехать в наш, только начинающий расстраиваться город. Так, оставив Родину, Зинаида Новокшонова приехала в Петропавловск в 1955 году по коммунистической путёвке. Работала на стройке, и в поле, и везде, где требовались рабочие руки. Однажды этими самыми руками ей пришлось разгребать снег на пшеничном поле в Кустанайской области во время уборки хлеба. Таким образом было спасено целое поле пшеницы, огромный урожай. Только вот сейчас целинников и тыловиков никто не помнит. Раз в несколько лет по «красным» датам им вручают медали и выделили крохотную прибавку к пенсии. А вот то, что они сгнивают заживо в богом забытых домах, похоже, никого в чиновничьих кабинетах не заботит. Иначе, почему решение их проблемы откладывается от года в год?..

Ольга ВАЙТОВИЧ,
фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *