На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Золотая колыбель Лидера нации — Темиртау

Таких городов, как Темиртау, в Казахстане довольно много. Он знаменит уже потому, что в нём находится крупнейший в мире (кроме Китая) металлургический комбинат, поставляющий высококачественную листовую сталь во многие страны. Но ни один из промышленных городов: ни Павлодар, ни Усть-Каменогорск, ни Шымкент — не может помериться с ним славой. Она особенная: Темиртау – город юности Первого Президента Республики Казахстан Нурсултана Абишевича Назарбаева.

Каждый, кто хоть немного интересовался биографией Лидера нации, знает: здесь, на комсомольской стройке будущего гиганта промышленности, в 1958 году начался его трудовой путь. Иногда можно услышать от старожилов, что и столицу из Алматы перенесли ближе именно к Темиртау (всего- то 200 км!) по желанию Президента, чтобы он мог присматривать за любимым городом. Кто же не любит вспоминать о своей молодости! Впрочем, ясно, что это выдумки. Когда захудалый Акмолинск начали превращать в блестящую Астану, главе государства было не до сентиментальных воспоминаний – других забот хватало.

 

Сравнительно недавно, в 2012 году, в Темиртау открыли Музей Первого Президента – яркое оригинальное здание, которое явно войдет в историю архитектуры. Сюда привозят на экскурсии школьников, приезжают трудовые коллективы из карагандинских городков-спутников.

«Темиртау называется золотой колыбелью Лидера нации», так начинает свой рассказ экскурсовод Музея. И далее идет повествование о том, как в 1958 году обычный выпускник обычной школы-интерната из посёлка Чемолган, что под Алматы, в числе многих молодых людей, приехал по комсомольской путевке в Темиртау строить завод-гигант. Будущий Президент доброжелательно улыбается гостям с большого портрета, где он изображен в рабочей робе металлурга.

 

Однако начинал свой трудовой путь будущий Президент не сразу металлургом. Его первые впечатления о Темиртау: маленький клочок города посреди огромной строительной площадки. Краны, траншеи, котлованы, груды щебня, песка, горы строительного мусора, палатки, бездорожье. В те дни только ещё строились первая доменная печь и электроцентраль — закладывался фундамент будущей домны. Приехавших из разных концов страны молодых людей использовали на разных работах.

Нурсултан Назарбаев стал чернорабочим управления «Доменстрой». Его, как и других ребят, сначала поселили в каком-то бараке — общежитии поселка Токаревка, расположенного на берегу реки Нуры, буквально в 10-15 километрах от Темиртау. Он и сейчас существует, хотя и под другим названием, но прошлогоднее наводнение почти разрушило старинный посёлок. Невольно задумаешься, как жили и добирались до стройки вчерашние школьники?!

 

Работа была невероятно тяжелой. Нурсултан вместе с другими таскал кирпичи, месил глину, копал землю под фундамент первой доменной печи. Некоторые не выдерживали, уезжали по домам, но Нурсултан не унывал. Он делал все с большой охотой, добросовестно, как приучил отец, хотя условия жизни и труда были порой почти невыносимые.

 

Но не вечно же таскать носилки! Нужна надежная профессия. Заводоуправление тоже заботилось о будущих кадрах для предприятия. Особенно обращали внимание на подготовку рабочих коренной национальности. Большую группу ребят, почти 400 человек, отправили на учебу туда, где уже давно работали металлургические предприятия — на Урал и Украину. Нурсултан Назарбаев оказался в украинском городе Днепродзержинске — в техническом училище № 8. Учился отлично, занимался спортом и там же, на Днепродзержинском металлургическом заводе, впервые встал к домне, пока ещё как практикант. Через два года вернулся в Темиртау дипломированным горновым и… продолжил трудиться бетонщиком до тех пор, пока в августе 1960 года не была пущена в строй первая домна. Какой это был праздник! Он так и остался любимым праздником в Темиртау – Днём металлурга. И особенным для Нурсултана: он, наконец, начал работать по профессии. Да не по одной! Пришлось освоить ещё и смежные. Он был чугунщиком разливочных машин, горновым доменной печи, диспетчером, газовщиком доменного цеха.

Позже сам Нурсултан Абишевич вспоминал: «…что такое труд горнового? – тяжелый лом, чтобы разбить скрап, да широкая лопата, чтобы его вытащить. А там внутри – ад, температура около двух тысяч градусов. Да ещё газ, пыль. Нагрузки страшные. Постоянно у пламени, за смену выпиваешь полведра солёной воды и столько же с тебя стекает. У многих из-за жары и перегрузки кровь из носа шла…».

Иногда кажется, что журналисты и писатели уже задним числом рисуют нам образ идеального рабочего, зная, кем он стал со временем. И по зову-то сердца он едет на комсомольскую стройку, и трудится, преодолевая трудности, и, душа коллектива, становится вожаком молодежи, и, в конце концов, тем, кем мы его сейчас знаем – Первым Президентов страны. Оказывается, бывает и такое.

Я звоню своей дальней родственнице Зое Александровне Исаковой. Милая элегантная женщина, она 35 лет — с 1960 по 1995 год — работала в том же горячем цехе, где начинал свой трудовой путь наш будущий Президент. И тоже сразу после пуска первой домны. Эти громады тоже устают и должны отдыхать. Бывают и аварии, которые нужно ликвидировать, а после подготовить печь к дальнейшей работе. Вот этим и занималась Зоя Исакова. Не сама, конечно, входила в пусть и остывающую, но все ещё раскаленную печь. Для этого существовали специальные ремонтные бригады, которыми руководила эта хрупкая женщина — металлург. Спрашиваю у неё, правда ли написана в книгах об обаянии Нурсултана Абишевича, о его трудолюбии и дружбе с другими членами бригады и, наконец, об их тяжелом труде? «Все точно, слово в слово, — отвечает Зоя Александровна. – Он всегда был разговорчивый, доброжелательный, добрый. Ребята звали его просто Султаном. Они вместе отмечали семейные праздники, ездили отдыхать. А знаешь, как этим ребятам приходилось работать? Ты говоришь, в музее, на портрете, он в эффектной шляпе. Она не для красоты, а из необходимости – вся спецовка у них, доменщиков, такая — из толстого сукна. Иногда, если срочно надо, ребята обливались водой или надевали специальные асбестовые накидки и в них входили в раскаленные печи. Да и около разливочных машин они не в модных костюмчиках работали. Там тоже жара невыносимая, особенно когда выпускают расплавленный металл.

Вот что писал позднее сам Нурсултан Назарбаев: «Когда происходит авария и металл проливается на землю, смена не уходит, пока не восстановит железнодорожное движение. Такой уж твердый порядок: хоть день, хоть сутки, но сами разбирайтесь с собственными огрехами. Вот в такой неприятный момент – почти сутки на ногах, все в саже, прокопченные, одни глаза да зубы блестят – и повстречал я девушку, которая в ту ночь дежурила по электроподстанции и пришла посмотреть, что у нас под печью творится… Я тогда уже числился в ударниках и активистах, то устроили для нас комсомольско-молодежную свадьбу. Всё было, как водится в таких случаях, даже ключ от квартиры для молодоженов добыли. Только вот когда подъехали по означенному адресу, увидели, что наш пятиэтажный дом едва вылез из нулевого цикла. Пришлось после свадьбы идти к приятелю, у которого была двухкомнатная малометражка. Жил он в ней с женой, двумя детьми и бабушкой. Кое-как пристроили нас на первую брачную ночь в одной комнатушке с бабкой. Ну, разве такое забудешь, чёрт побери»!


Помню, позже я приставала к родственникам с вопросом, где жил в Темиртау наш Президент. Языкастый, как многие работяги, брат однажды показал мне двухэтажку, явно построенную в 50-е годы: «Вон! Смотри, если интересно! На том балконе твоя Сара Алпысовна сушила дочкины пелёнки. Видишь, какой дворец!

«Дворец», конечно, обветшал. Но тогда, в 60-е годы, большинство рабочих и ИТР начинало жизнь в похожих «хоромах», коммуналках, общежитиях. Не без нажима парткома, с 1973 года возглавляемого Нурсултаном Назарбаевым, а затем горкома партии в Темиртау стали быстро строиться не только производственные объекты, но и жилье. И Назарбаевы, уже с детьми, постепенно переезжали в лучшие квартиры – их было четыре. Сейчас в них живут обычные горожане, и не каждый знает, кому их жилье принадлежало прежде.
Возможность получить денежную работу и благоустроенную квартиру привлекала на стройку местных жителей из ближайших городков, сёл и аулов. Это позволяло решать проблему обеспечения предприятия кадрами. Кроме того, была возможность учиться без отрыва от производства да ещё получать стипендию от завода. Сам Нурсултан Абишевич тоже окончил вечерний факультет завода – втуза при Карметкомбинате по специальности «литейное производство чёрных и цветных металлов». Работать и учиться в институте, конечно, было очень трудно. Но рабочие, и не всегда молодые, старались получить профессию, нужную предприятию и обеспечить своё будущее. Нурсултан, как в школе и в ПТУ, учился добросовестно и старательно. В университете гордятся своим лучшим выпускником, а его альма-матер сегодня именуется как Карагандинский государственный технический университет имени Первого Президента Казахстана. Сейчас бывшие преподаватели втуза вспоминают, что Н.Назарбаеву предлагали остаться на кафедре в качестве научного сотрудника. Но он отказался. Его бывший однокурсник Ж. Аскеев объяснил это так: «Учёные-то получали в три раза меньше! А Назарбаев зарабатывал в месяц четыре с половиной тысячи рублей. По тем временам — баснословная зарплата! Правда, половину он своему отцу Абишу отсылал, чтобы поддержать братьев».

Позже Нурсултан узнал, что отец из его денег не истратил ни копейки – все откладывал для сына. Такие это были люди – и отец, и сын. В книге «Без правых и левых», вышедшей в 1991 году, Назарбаев писал о своей семье: «В последнее время мода кичиться «пролетарским» происхождением неожиданно сменилась другим поветрием: искать и во чтобы бы то ни стало находить у своих предков «голубую» кровь. Не было её в нашем роду никогда. Я – сын, внук и правнук чабанов, то есть не из дворян». Правда, его мама выросла в семье сельского муллы, но какая же это аристократия! По нынешним понятиям, мулла -труженик идеологического фронта! Впрочем, в музее висит схема родословной Назарбаевых, как и положено в казахской семье, в ней указываются имена 18 поколений, но сам Президент, как видим, относился иронически к таким изысканиям. Да и свой отказ от преподавательской деятельности он объясняет иначе, чем его однокашник: «Расстаться с профессией металлурга? Да никогда!» Но жизнь решила иначе.

Как ни отказывался молодой инженер от перехода на научную, а затем и комсомольскую работу, по настоянию секретаря горкома партии и советам друзей, молодому инженеру всё-таки пришлось стать комсомольским вожаком в ущерб своему материальному благосостоянию. В то время инженеры и даже руководители предприятий, и правда, получали гораздо меньше опытных рабочих. Но друзья сказали: «Иди! Пробуй! Не получится — вернёшься к домне. Мы тебя всегда примем». И он, под нажимом горкома партии, пошёл на комсомольскую работу.
Не стану скрывать, Темиртау — не чужой мне город. Там жили мои родители, работали на КМК оба брата, их жены, дети, а теперь уже и внуки. Я часто бывала у них в гостях. А если посчитать ещё семьи Зоиных четверых сестёр, как и сам Нурсултан, приехавших в юности на стройку по комсомольским путёвкам из небольшого уральского городка, то «наших» наберется на КМК десятка четыре. А есть в семье ещё работники смежных предприятий: электрики, медики заводских больниц и профилактория, педагоги детсадов и школ, железнодорожники – всех не перечислишь. Ведь КМК – градообразующее предприятие. Оно и сейчас объединяет еще десятки разных крупных и мелких заводов, шахт, ГЭС. На них в отдельные годы трудилось более 40 тысяч человек — треть населения города! И сейчас та же картина.
Никто из моих родственников лично Президенту руку не пожимал – каждый трудился на своем участке. Но у всех найдется доброе слово в адрес комсомольского вожака или парторга Нурсултана Назарбаева. Это по его личному указанию награждали «Жигулями» лучших рабочих. Мой брат Валентин Иванович Рябухин, бригадир электриков, чуть ли не всю жизнь ездил на полученной на заводе «копейке». Ему же, тогда, в 60-е, вернувшемуся со службы моряку, сразу хорошо зарекомендовавшему себя на монтаже электрооборудования прокатного стана, а потом вместе со своей бригадой обеспечивающему его безупречную работу, довольно скоро, по рекомендации парткома, выделили хорошую трёхкомнатную квартиру, где установили без очереди телефон, чтобы в случае чего быстро вызывать в цех. А эти «в случае чего» иногда бывали.
Если посмотреть его награды тех лет, то видно, что некоторые представления к ним были подписаны Парторгом Карметкомбината Н.А.Назарбаевым.

Иногда на форумах встречаются настоящие диспуты, кто больший вклад сделал в развитие комбината и самого города. Кто-то утверждает, что строили его не комсомольцы, а заключенные, ссыльные разных национальностей: чеченцы, немцы Поволжья, потомки кулаков. Кто-то отдаёт приоритет комсомольским бригадам из стран народной демократии, в основном, болгарам. Много написано о пленных японцах, хотя не они и отнюдь не заключенные были главными героями великой, не побоюсь этого слова, стройки. Но доля правды здесь есть. Но только доля. Всё-таки главная правда в выражении «Темиртау строила вся страна». А СССР никогда не состоял из одной национальности, и, тем более, из одного социального слоя. Даже сейчас, после всех катаклизмов 90-х годов, когда из города уехали около 40 тысяч человек, в Темиртау живут люди 18 национальностей. Больше всего, как и прежде, во времена комсомольско-молодежной стройки, русских (57%) и казахов (ок. 29%). Остальные точно отражают состав населения Казахстана – всех понемногу от 2% до 0,2.
Президент постоянно предупреждает, что нельзя отдавать пальму первенства какой-то одной национальности, следует, не забывая о традициях своего народа, беречь сложившиеся веками гармоничные взаимоотношения граждан Казахстана. А ведь бывало всякое…

В Музее Первого Президента есть небольшой стенд, рассказывающий о беспорядках на строительстве завода в августе 1959 г. Тогда рабочие взбунтовались из-за невыносимой жизни в палатках в жару и в холод, плохого снабжения продуктами, недостатка даже воды и, как это, к сожалению, у нас бывает, расшаркивания начальства перед иностранцами в ущерб местным рабочим. Отсюда легенда о том, что домны строили исключительно болгары, а они почти все уехали после трагических событий августа 1959 года. «В результате столкновений с властями, по официальным данным, 16 рабочих было убито, 27 — ранено, около 70 — арестовано и осуждено. Ранено также 28 милиционеров», написано на стенде. Расстреляли тогда тех, кто убивал людей, воспользовавшись ситуацией, сам грабил магазины или других призывал к погромам.

К сожалению, была в истории Темиртау и такая печальная страница. На разбор событий приезжал из Москвы сам Л.И.Брежнев. Досталось нерадивым руководителям, были приняты решительные меры «по предупреждению подобных ошибок».

Нурсултан Назарбаев не имел отношения ни к тем, кто трое суток громил город, ни к тем, кто усмирял хулиганов. Его тогда вообще не было в городе. Он был ещё так молод – всего 18 лет — и учился в ПТУ Днепродзержинска. О бунте молчали. Только по слухам ребята узнали, что произошло в Темиртау. А вот «исправлять и не допускать ошибки» пришлось и им. Ветераны завода, да и мои родственники, вспоминают, как впоследствии на предприятии создавались комсомольские дружины, как они боролись с пьяницами, прогульщиками и хулиганами. На первых порах в их задержании принимал участие и сам комсомольский вожак — Нурсултан Назарбаев. Он даже получил свою первую медаль «За охрану общественного порядка».

В Темиртау особое внимание стали уделять не только возведению промышленных объектов, но и социальным вопросам: снабжению города продуктами, а стройки — всем необходимым, переселению рабочих из общежитий в благоустроенное жилье, строительству детских садов, больниц, учреждений культуры. Вокруг города как грибы после дождя вырастали дачные поселки. На каменистых сопках, где прежде рос только бурьян, стали расцветать сады. Огородники выполняли личную «продовольственную программу». Партком, профком и администрация КМК всячески поддерживали дачников, выделяя стройматериалы, технику для распашки участков, трубы для водопровода. К сожалению, эта традиция сейчас нарушена, а многие дачные посёлки, особенно удалённые от города, брошены.

В те годы, когда у руля партийной организации города стоял Нурсултан Назарбаев, много внимания уделялось культуре. Был построен Дворец металлургов. В нём работали десятки кружков для детей и взрослых, создан немецкий Театр музкомедии – единственный в стране (позже его перевели в Алматы). На партконференциях от секретаря парткома доставалось руководителям подразделений, если они не помогали детским кружкам, а однажды вознамерившимся даже закрыть клубы «Юный парашютист» и «Юный моряк». «Эти клубы нам нужны! Они воспитывают патриотов!» — был вынесен «приговор» глупой инициативе, и клубы продолжали жить. А какие столичные артисты, писатели и поэты бывали в Темиртау!

Настоящие звёзды! Остаётся добавить, что секретарь Темиртауского горкома партии Н.А. Назарбаев в 1972 году был награжден орденом «Знак почета». По тем временам, это была очень высокая награда.

Заботы и обо всем этом выпали и на долю парторга предприятия Нурсултана Назарбаева.

 

Позже он вспоминал: «Когда меня в 1978 году избрали вторым секретарем горкома партии, ведающим вопросами промышленности и капитального строительства, партийной работой, в её обычном, «кабинетном» представлении, я, собственно, и не занимался. На меня возложили обязанности начальника общественно-политического штаба строительства металлургического комбината, и приходилось день и ночь проводить на стройке. Должность свою про себя я так определил: комиссарствующий прораб. Не поймешь сразу, то ли ты поставлен рядом с управляющим, то ли вместо него. От сумасшедшей круговерти иногда рябило в глазах… И каждый день – общение с десятками, сотнями людей. Два года… слились для меня в один нескончаемый рабочий день. Вслед за доменной печью и конвертером – строительство слябинга, станов горячей и холодной прокатки, новых цехов, механических мастерских, расширение ТЭЦ, железнодорожных путей. Но сил хватало, так как мою ещё молодую энергию дополняло сознание, что стройка была одной из крупнейших того времени и многое осуществлялось впервые в стране… Месяца не проходило без визитов ведущих союзных министров – чёрной металлургии, тяжёлого строительства, специальных монтажных работ, тяжёлого машиностроения, электротехнической промышленности. Ежеквартально наведывался к нам и А. Н. Тихонов – первый заместитель А. Н. Косыгина, Председателя Совета Министров СССР. Не упоминаю уж о работниках ЦК КПСС, ЦК Компартии Казахстана и обкома партии. Они постоянно крутились на стройке, и со всех сторон – подсказки, нагоняи, советы, недовольства».

Знали бы они, кого гоняют и кем недовольны!

Именно там, в Темиртау началась не только хозяйственная, но и политическая карьера будущего Президента страны. Его жизнь и работа в городе металлургов, как оказалось, были только стартом в большую политику. Вот его последующая анкета. Следующим этапом карьеры стала работа в должности второго секретаря Карагандинского обкома партии. Уже через год Нурсултан Абишевич Назарбаев — секретарь Центрального Комитета Компартии Казахстана. В 1984—1989 — Председатель Совета Министров Казахской ССР. В 1989—1991 — первый секретарь Центрального Комитета Компартии Казахстана. С 14 июля 1990 по 23 августа 1991 — Член Политбюро ЦК КПСС. Член Центральной ревизионной комиссии КПСС (1981—1986). Член ЦК КПСС (1986—1991).

А потом пришли 90-е годы, перевернувшие жизнь и судьбу всего народа и крупнейшего в мире металлургического предприятия. Огромная ответственность за будущее страны легла на плечи её первого руководителя. Пришлось ему решать и судьбу Карметкомбината, который теперь приватизирован и продан на закрытом аукционе компании «АрселорМиттал Темиртау». Преодолев трудности переходного периода, он по-прежнему  даёт металл стране, хотя проблем у предприятий компании возникает немало.

Несмотря на все высокие должности и звания, Нурсултан Назарбаев – Первый Президент Казахстана и Лидер нации — на одной из встреч с жителями города своей юности признался:

— Я очень часто во сне стою у горна доменной печи, а мысль-то работает: как же так, я же президент, почему я здесь стою? Это никогда не дает мне забыть, откуда я вышел, кем я был, кем меня народ сделал.

Антонина КАЗИМИРЧИК

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *