На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Законотворческая графомания Минсвязи

Что мы будем смотреть по телевизору после принятия нового закона?

Множество неожиданных сюрпризов для граждан заложило Минсвязи в законопроекте «О телерадиовещании». Если парламент примет документ в его нынешней редакции, под соусом развития отечественного ТВ мы будем лишены возможности смотреть многие зарубежные каналы.

Зачем разработан этот законопроект? Какие новшества ждут зрителей в случае его принятия парламентом? Действительно ли он поддержит национальное ТВ или его цель совсем другая? На эти и другие вопросы мы попросили ответить одного из разработчиков документа, председателя ОЮЛ «Международная ассоциация кабельных операторов «Азия» Антона Шина.

— В случае принятия законопроекта «тарелки» можно будет ставить, только если есть согласие всех собственников дома на её установку?

— Да, и это мне не совсем нравится. По частным домам понятно: сам разрешил — сам поставил. А вот с многоквартирными как? В любом случае, негосударственное это дело — вмешиваться в частные отношения. Ведь если логично рассуждать, раз уж я ставлю тарелку на крышу, то я тем или иным образом решил все вопросы с соседями.

Мне кажется, что запрет «тарелок» — это попытка установить контроль над ещё неподконтрольным рынком. Потому что, сами знаете, со спутников показывают разные каналы, и многие из них нашему Минсвязи неподконтрольны.

— А кабельное телевещание ждут перемены в связи с принятием законопроекта?

— На законодательном уровне сейчас иностранный контент фактически не регулируется. Есть, как правило, прямые договоры между нашими кабельными операторами и, к примеру, российской телекомпанией. Но никакого участия в этих отношениях государства нет, что власти наши расценивают как опасный, скажем так, момент. Дело в том, что российские — и не только — компании несколько пренебрегают нашим законодательством. Как правило, они устанавливают свои порядки через высокие цены за контент. Сейчас я говорю, прежде всего, о «Первом канале» и ВГТРК (телеканалы России). Мы об этом не раз говорили, но до 2010 года нас никто не слушал. После создания Министерства информации и связи позиция государства диаметрально поменялась. Начинают разрабатывать закон, нас привлекают. Было несколько обсуждений. Но конечная редакция вызывает вопросы.

Например, есть пункт 2 в статье №23, где говорится, что количество каналов в ретранслируемых пакетах кабельных сетей должно быть в соотношении 50% казахстанские и 50% остальные. Сейчас в Алматы транслируется порядка 15 отечественных каналов, и это максимум по Казахстану. Отсюда следует, что максимальное число кабельных каналов по республике как минимум сократится до 30 с нынешних 70, 100 и так далее.

К тому же такое понятие как пакетирование каналов актуально только для трёх городов: Астаны, Алматы и Караганды. В остальных невыгодно экономически формирование нескольких пакетов. И поэтому для региональных операторов эта норма закона может стать просто смертельной.

— Как Вы считаете, в нынешней редакции законопроект поможет развить национальное телевидение?

— Дело в том, что сам контент, при всём моём хорошем отношении к телеканалам «Хабар» и «Казахстан», как был плохой, так и остаётся таковым. Их никто не смотрит. И в этом виде законопроект становится инструментом для устранения конкурентов.

К примеру, в России также имеются два государственных телеканала. Но они исследовали рынок, определили целевые аудитории, и сейчас каждый занимает высокие рейтинги в своём сегменте.

— На Ваш взгляд, что может поднять конкурентоспособность отечественных каналов?

— На мой субъективный взгляд, ничего нового здесь выдумывать не надо. Спрашивают часто: а что делать? Я говорю: загляните в газетный киоск. Там просто море российских изданий. Однако сказать, что наш читатель однозначно выбирает российское, нельзя. Всё равно есть и казахстанские издания, которые пользуются популярностью.

Сказать то же самое о нашем телевидении я, к сожалению, не смогу. Мне кажется, эфирщикам нужно просто разобраться, для кого вещать, оптимизировать внутренние финансовые потоки, что-то сделать с такой структурой, как «Первый канал — Евразия», и начать качественно работать. От этого никуда не уйти в принципе.

— Минсвязи собирало в Астане кабельных операторов для обсуждения данного законопроекта. Был ли найден компромисс между бизнесом и властью?

— По имеющимся у нас сведениям, у Министерства в планах стоит создать механизм по блокировке интернет-ресурсов, в том числе через решения казахстанских судов. Если в нынешних версиях это не прописывалось и не предполагалось, то, возможно, это появится в обновлённой редакции законопроекта.

— Как вы считаете, кто или что стоит за этим?

— По моим ощущениям и по сведениям некоторых источников, инициатива принятия норм, которые мы оспариваем, скорее всего, идёт не из Министерства связи и информации и правительства, а выше. Хотя, возможно, имеет место быть неправильная трактовка поручений главы государства.

Арман ДЖАКУБ, Республика.kz, Общество

Источник: www.profit.kz

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *