На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Ваше право говорить. Наше – не слышать?

Девять жителей Петропавловска, не сумев получить от властей официального разрешения на проведение мирного митинга против коррупции, решились на крайнюю меру. С 6 апреля они начали бессрочную голодовку у себя в квартирах.

По электронной почте мы получили от участников голодовки протеста письмо следующего содержания: «Наши многочисленные обращения с письменными заявлениями на проведение мирного митинга против коррупции были оставлены без удовлетворения. Нас никто не хочет слышать и решать наши вопросы по закону.

Все участники голодовки – люди, пострадавшие от беспредела чиновников. Участники на протяжении почти десятилетия безуспешно пытались добиться своих прав по закону Республики Казахстан, но коррупция лишила нас прав, гарантируемых нам Президентом.

Так как первые руководители не хотят бороться с преступностью, бездействуют по службе, покрывают тяжкие уголовные преступления, в области царит беспредел! Мы требуем освободить от занимаемых должностей акима области – Билялова С.С., прокурора области – Досекенова А.А., прокурора города – Ибраева К. Б.»

Участники голодовки заявляют, что поставили в известность о своей акции представителей СМИ, администрацию Президента, генеральную прокуратуру и другие заинтересованные структуры. Голодовка проходит по личным адресам протестующих. Последние говорят, что намерены голодать до тех пор, пока их, наконец, не услышат властные структуры. Самому старшему участнику голодовки Ивану Антоновичу Самойленко – 81 год.

Семья Галушко: хождения по мукам

В семье Галушко голодовку держат сразу двое – муж и жена. Мы навестили эту семью, когда шел 17 день отказа от пищи. Ирина Галушко рассказала, что пьет лишь один чай, добавляя в него щепотку сахара – для поддержания сил. Женщина демонстрирует кофту, которую она носила до голодовки. Сейчас кофта на два размера больше, чем нужно: по словам Ирины, она похудела на семь кило-грамм.

«Мы решились на столь отчаянную меру от безысходности, — рассказывает Ирина Галушко. — Инициативная группа по организации мирного митинга семь раз подавала заявления на имя акима города, и семь раз нам приходил отказ. На каком основании чиновники лишают нас конституционного права выразить свою позицию по существующему порядку вещей? Мы считаем, что имеем право на столь жесткие формулировки, ведь все потенциальные участники митинга – люди, в той или иной степени пострадавшие от бездействия властей. Мы все годами добивались восстановления своих прав, прошли через суды, прокуратуры, органы полиции и так далее, но ни один из нас так и не сумел добиться принятия законных решений и наказания виновных. Мы больше не желаем терпеть издевательства над нами! Требуем вернуть нам права, гарантированные Конституцией страны».

Многими месяцами моральной и физической боли и унижений обернулись для петропавловцев Ирины и Сергея Галушко, попытки добиться справедливости и наказать виновных после того, как глава семьи стал инвалидом по чужой вине. В феврале 2008 года мужчина упал в неосвещенную смотровую яму на станции техобслуживания, куда он приехал чинить машину. Сергей был на этой СТО постоянным клиентом и, наверное, не было ничего удивительного, что мастера «по-свойски» отправили его за нужными деталями в магазин. К слову, находившийся в этом же здании, на третьем этаже. На обратном пути мужчина в полутемном помещении решил обогнуть колонну с другой стороны, чтобы сократить расстояние, и сам не заметил, как полетел вниз. Откуда же ему знать, что за колонной находилась смотровая яма, не огороженная и не освещенная. «Когда я примчалась на СТО после случившегося, муж был в плачевном состоянии, в крови и в мазуте, жаловался на сильные боли в спине, от которых ему трудно дышать, — вспоминает Ирина тот страшный для их семьи день. – Однако, работники СТО отказались вызвать для Сергея «скорую помощь», а повезли его в больницу на своей машине, усадив на сиденье, несмотря на сильнейшие боли. Позже врачи нам сказали, что с переломом позвоночника пострадавшему категорически нельзя сидеть».

В больнице, по словам Ирины Ивановны, начались странные игры. Первоначально поставленный лечащим врачом диагноз «компрессионный перелом тела L1 позвоночника» был изменен заведующим отделения на более легкий – «закрытый краевой отрывной не осложненный перелом». Кроме того, за время нахождения в больнице Сергею не смогли диагностировать перелом копчика, несмотря на многочисленные жалобы пациента на резкую боль внизу спины. Врачебная ошибка была официально подтверждена специалистами департамента Комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности Министерства здравоохранения РК, куда обратились за помощью супруги Галушко. Однако, несмотря на этот факт, в суде им так не удалось доказать вину врачей.

Суд № 2 Петропавловска не нашел в действиях медиков мотивов и поступков, причинивших истцу моральный ущерб. В иске Сергею Галушко в КГКП «Третья городская больница акимата СКО» было отказано, а вышестоящие судебные инстанции это решение поддержали, оставив жалобы истца без удовлетворения.

Семья Агишевых: долговая «липа»

Многодетная мать Сажида Агишева держит голодовку вместе с дочерью Еленой. Женщина рассказала, что долго билась, чтобы доказать ликвидационной комиссии банка «Валют-Транзит», что она и ее дочь Елена не верблюды, на которых можно навесить обязательства по чужим фиктивным договорам. А ведь обязательства эти в общей сложности тянут, ни много ни мало, почти на два миллиона тенге! И если невиновность дочери удалось доказать, то с самой Сажидой дело обстоит не так просто.

«В апреле прошлого года мне домой принесли уведомление от судебных исполнителей. Из него я узнала, что наша комната в общежитии арестована по некоему решению суда в пользу банка «Валют-Транзит», а из зарплаты моей дочери Алены, санитарки в тубдиспансере, отныне будут удерживаться 50 процентов, — тоже в пользу этого же банка, — рассказывает женщина. – Мы и знать не знали, что на нас был подан иск от имени ликвидационной комиссии АО «Валют-Транзит банк» о взыскании долгов по договору займа. Ни я, ни дочь никаких кредитов в банке никогда не брали!».

Новоявленная должница выяснила, что судебные процессы по искам ликвидационной комиссии АО «Валют-Транзит банк», где ответчиками значились они с дочерью, прошли еще в 2009 году. Причем, одно решение было вынесено очно, а другое — заочно. С дочери Елены начали удерживать по решению суда половину заработной платы (забегая вперед, отметим, что всего в пользу истца с Елены было удержано более 340 тысяч тенге). После жалоб Елены решение суда № 2 г. Петропавловска было отменено по вновь открывшимся обстоятельствам.

А обстоятельства эти оказались, мягко говоря, совсем не заурядными. Согласно заключению эксперта Северо-Казахстанской областной научно-производственной лаборатории судебной экспертизы № 1371 от 1 июля 2011 года, подписи от имени Елены Агишевой в заявлении о признании долга и двух обязательствах индивидуального заемщика оказались подделкой. Эксперт пришел к выводу, что они выполнены не самой Еленой, а другим лицом.

Сама же Елена Агишева в суде показала, что никогда не заключала договор займа с АО «Валют-Транзит банк» и, уж тем более, никаких денег не получала. Таким образом, иск к ней обернулся пол-ным пшиком. Судья С. Жамуканов вынес решение в иске ликвидационной комиссии АО «Валют-Транзит банк» к Елене Агишевой отказать.

«Не получилось с дочерью, тогда они всерьез принялись за меня, — вздыхает Сажида Агишева. – Один за другим в отношении меня истцы подали три иска, в общей сложности, почти на полтора миллиона тенге. Но я не подписывала никаких договоров с банком! Я также ходатайствовала перед судом о назначении почерковедческой экспертизы. Однако экспертизу до сих пор не могут провести, все время что-то мешает, последний раз заявили, что экспертам не хватает образцов моего почерка. Хотя, в общей сложности, я сдала порядка 60-ти образцов почерка! Но воз и ныне там».

Голодающие не требуют никаких особых привилегий и льгот. Выступая против судебной и следственной волокиты, люди просто желают реализовать свое конституционное право – быть услышанными. Такая малость. Но местные власти, похоже, предпочли «политику невмешательства», делая вид, что ничего особенного не происходит. Надо полагать, мирные митинги и демонстрации в Петропавловске можно проводить только исключительно угодные властям с заранее утвержденным сценарием вечного «одобрямса». Насколько подобные установки расходятся с нормами Основного Закона страны? И чем закончится это уже не один год длящееся противостояние граждан и властей за свободу выражения мнений?

Газета «ПKZ» продолжает следить за ситуацией…

Вера ГАВРИЛКО

5 комментариев

  • Максим

    Непонятно, причем тут аким области? В том, что мошенники обманули или кто-то упал в яму аким Билялов не виноват. Зачем так безответственно заявлять? Тут надо все судебные инстанции пройти. Аким не может повлиять на решение суда. Поэтому, я думаю, аким Билялов тут не причем. Это мое сугубо личное менение жителя Петропавловска.

  • Аза

    stanno, zachem eti ludi golodayut? tut ne vlasti vinovaty, besit, kogda ludi sami ne znayut chego hotyat, no vse je trebuyt. u nas tri vetvi vlasti, golodayushie trebuyut choby akim vmeshalsya v sudebny proceess? s uma soshli chto li?

  • Игорь

    Согласен с Максимом. Здесь руководство области ни причем. Судебная власть отделена от исполнительной. аким не имеет права вмешиваться в правосудие. Тогда это будет злоупотребление служебными полномочиями. Так что не надо тут балаган разводить. ИМХО

  • Олег

    А почему этим людям власти упорно отказывают в проведении мирного митинга?
    Это право гарантировано гражданам Конституцией, вообще-то.

  • Олег

    Наверное, аким как председатель областного филиала партии «Нур Отан» тоже несет ответственность за уровень коррупции в регионе и за то, как выполняются законы? Интересна позиция «Нуротановцев» или они предпочитают сделать вид, что ничего не происходит?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *