На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Утраченные памятники Подгорья

(Окончание)

После установления Советской власти подгорная станция демонстративно держалась нейтральной позиции по отношению к петропавловскому Совдепу, добиваясь лишь полного отделения от города. Последнее такое требование было заявлено 9 мая 1918 года от имени станичников казаком Григорьевым на заседании исполкома Совдепа. Григорьев получил отказ, что, конечно, вызвало недовольство в станице. Но к ещё большему негодованию привело казаков кровавое событие, разыгравшееся под горой. Дело в том, что петропавловский Совдеп издал постановление, согласно которому, каждый, кто имел оружие, обязан был получить на это право городских властей. Казаки такое постановление игнорировали. В середине мая представители Совдепа явились в дом казака Сергеева и потребовали соответствующий документ на оружие, а затем попытались его силой отобрать. Завязалась драка, в ходе которой Сергеев был убит.

В этот же день состоялся сход казаков петропавловской станицы, на котором было принято следующее обращение (наказ) к петропавловскому Совдепу: «Петропавловский станичный сход, собравшись для выяснения взаимоотношений станицы к городскому Совдепу, в связи с последними событиями, имевшими свои печальные последствия: убийство и ограбление в своём доме казака Петропавловской станицы Петра Алексеевича Сергеева, считает необходимым выяснить следующее:

1. население станицы никогда не вмешивалось, не вмешивается и не имеет никакого намерения вмешиваться в политику и действия местного Совдепа;

2. равным образом оно считает и будет считать вмешательство Совдепа в жизнь станицы и станичного населения недопустимым;

3. порядок, спокойствие и безопасность в станице может быть достигнута при существующей казачьей охране;

4. необходимое для охраны оружие находится у казаков и ни в коем случае не подлежит конфискации;

5. жилище казаков, как в черте города, так и в пределах города, неприкосновенны;

6. предложить петропавловскому Совдепу обеспечить семью убитого казака Сергеева из сумм, собранных Совдепом с казачьего состоятельного класса, т.к. у Сергеева осталась семья из жены и двух малолетних детей…».

Событие в петропавловской станице вызвало бурю негодования во всем сибирском казачье войске.

Вот, что говорилось в телеграмме атаману петропавловской станицы, направленной из Омска: «Войсковое правительство получило сведения, что местный петропавловский Совдеп пытается распространить свои распоряжения на казаков, проживающих в Петропавловске. Окажите казакам содействие в защите и охране их личной имущественной безопасности. Никаких налогов и сборов казаки не должны вносить в кассу Совдепа. В войске один хозяин — войсковой круг и одна власть — войсковое правительство. Войсковой атаман Копейкин».

Между тем, эти события происходили буквально за несколько дней до белочешского переворота. После победы над Колчаком и установления Советской власти, согласно приказу № 1 Сибревкома от 2 декабря 1919 года, наряду с другими, петропавловская казачья станица фактически перестала существовать. В приказе Сибревкома, в частности, говорилось об отмене всех казачьих чинов и отличий, о немедленной сдаче оружия (под угрозой расстрела) и передаче власти в станицах ревкомам, избранным из трудового народа.

Однако, устои казачьей жизни преобразили жителей Предгорья. Теперь здесь жили хлеборобы и огородники, которым удавалось, между прочим, выращивать даже дыни и арбузы. Вот почему власти приняли решение организовать под горой сельскохозяйственную артель, которая вскоре была преобразована в колхоз социалистического хозяйства. Так закончилась столетняя история петропавловской казачьей станицы. До недавнего времени о ней напоминал дом атамана Григоровича (бывшая амбулатория по ул. Смирнова). Этот дом с 70-х годов прошлого века (как, впрочем, и дом купца Зенкова) входил официально в список памятников истории и архитектуры города Петропавловска. Несколько лет назад на этом доме была установлена памятная охранная доска. Затем с этим домом стали происходить странные вещи. Сначала исчезла охранная доска, затем исчезло парадное крыльцо. Сегодня после хозяйственных поделок мало, что напоминает респектабельный дом о нашем прошлом , о нашей истории. В сентябре 1928 года в Казахстане было введено новое территориальное деление, согласно которому Петропавловск стал административным центром Петропавловского округа, а подгорный колхоз «Социалистическое хозяйство» самостоятельно вошёл во вновь образованный Ворошиловский район. Район просуществовал 2 года, и эти 2 года жителей Подгорья ждали тяжелейшие испытания. Это было время коллективизации, которая, как известно, проходила не только при полной конфискации имущества, но и сопровождалась высылкой семейств. Затем последовала чистка госаппарата и тотальная борьба с религией.

Колхоз привлекал внимание горожан громкими процессами по инициативе подгорной группы бедноты против кулаков и прочих врагов Советской власти. Вот характерные заголовки того времени в местной газете «Смычка» за 16 ноября 1928 года: «Беднота Подгорья организовалась только в этом году и уже даёт о себе чувствовать», за 11 ноября 1928 года: «В окрсуде назначено уголовное дело по обвинению руководства подгорного сельскохозяйственного товарищества. Ждём достойный приговор! Кулачеству Подгорья нужно дать отпор!». Во время чистки госаппарата не менее громкие статьи были опубликованы в связи с тем, что в подгорный совет был избран бывший казачий атаман Белозеров.

Победив кулаков в Подгорье, которые представляли собой крепкие казачьи хозяйства, местная беднота, союз воинствующих безбожников и комсомольцы приступили к борьбе с главной духовной опорой казачества — Покровской церковью. Между тем, по законам тех лет достаточно было требования трудящихся, чтобы закрыть любое культурное учреждение. Также, требование одно за другим появлялось на страницах газеты «Смычка». Вот одна из публикаций за 3 октября 1929 года: «На состоявшемся общем собрании овчинно-хромового завода был заслушан доклад о передаче помещения подгорной церкви для обслуживания культурных нужд жителей Подгорья… Собрание постановило: передать церковь под клуб».

Перед угрозой закрытия храма верующие, конечно, не сидели сложа руки. Они обращались во всевозможные властные инстанции с ходатайствами и просьбами. Точку в споре за Покровскую церковь поставило решение петропавловского исполкома в мае 1936 года о снятии колоколов с городских церквей. В связи с этим решением подгорная церковь была закрыта и передана в пользование пищекомбинату. К этому времени Подгорье уже находилось в черте города.

Тамара МАКАРОВА,

краевед

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *