На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Подножки инновациям,

или
История о том, как умирает отечественный производитель

Предприниматель Андрей Андреев замыслил создать в Петропавловске не просто деревообрабатывающее предприятие, а уникальное для Казахстана производство: имеющее самую современную технику и высокую производительность труда. На своем пути бизнесмен споткнулся уже несколько раз, упал, потерял розовые очки, вынужденно остановил производство и вот-вот может остаться ни с чем. Сегодня предприниматель уже приходит к мысли, что в Казахстане поддержка малого бизнеса – это всего лишь красивые трибунные слова, на самом же деле отечественные производители никому не нужны и лучше бы он занялся банальным купи-продай.

У предпринимателя были большие планы по развитию производства и покупка некачественного оборудования в эти планы не вписывалась. Поэтому станки производитель закупал не в Китае, а на Тайване. Стоило это оборудование в разы больше чем китайское, и бизнесмену потребовался весьма значительный кредит на развитие. К тому же предприниматель приобрел одну из лучших в нашем городе территорию для своего завода: с железнодорожным тупиком, козловым краном.
Бизнесмен не мог даже подумать, что его благие планы по модернизации производства станут источником огромных проблем. Предприятию не хватало сырья – сухого пиломатериала для производства щитов, балок, профилированного клееного бруса и иных изделий из древесины. При изготовлении изделий из древесины просушка древесного сырья является основным компонентом производственного процесса, из непросушенного дерева хорошее изделие не получится. Нет сухой древесины — все производство стоит.
На самодельных сушильных камерах ТОО «Лесокомплекс-2030» высушивал ежемесячно всего 30 кубов пиломатериалов, при этом при полной загрузке оборудования предприятие могло перерабатывать в 50 раз больше. Для стабильной работы, позволяющей своевременно рассчитываться с банком по кредиту, предприятию требовалось перерабатывать 120 кубов пиломатериалов в месяц.
— Для полной загрузки оборудования необходимо было установить 5 сушильных камер, для приобретения их я свободных средств не имел и обратился за кредитом в АО «Казкоммерцбанк»,- вспоминает Андрей Андреев, — который до этого уже предоставил мне кредитную линию.
С реализацией продукции у этого предприятия проблем никогда не возникало. И руководитель резонно считал, что раз банк ранее уже выдал ему 135 миллионов тенге, то еще 10 миллионов, по сравнению с предыдущей суммой – мизер, который ему выдадут без проблем. Сушильные камеры должны были стать последним звеном в производственном цикле, после которого предприятие должно было заработать на полную мощность, чтобы повысить прибыль и спокойно и без просрочек гасить кредит. Но к удивлению Андрея Андреева банк отказался предоставить его предприятию дополнительное финансирование. Это при том, что предприятие ежемесячно платило банку 2 500 000 тенге. И сумму в 10 миллионов могло погасить примерно за 4 месяца.
— Я имел все основания рассчитывать на дополнительное финансирование, поскольку в рамках кредитной линии была предусмотрена возобновляемая часть кредитной линии в сумме 67500000 тенге, — аргументирует свои предположения Андрей. — Эта сумма была зафиксирована в договоре, который был подписан и АО «Казкоммерцбанк» и ТОО «Лесокомплекс-2030». Но банк в одностороннем порядке аннулировал эту норму договора.

Ловушка

Но ситуация еще не была безвыходной. Предприниматель имел главное – рынок сбыта. К нему на тот момент обращалось значительно больше покупателей, чем он мог обслужить. Поэтому Андрей Андреев приступил к поискам инвестора.
Но ему был нанесен последний удар. В начале 2012 года СК РЭК отключил подачу электроэнергии на предприятие. Производство остановилось.
— Я оказался в ловушке, сетует Андрей. — Исполнить свои обязательства перед банком бездействующее предприятие не могло, а ведь надо было еще содержать охрану, поддерживать огромное помещение в состоянии, пригодном для эксплуатации в зимнее время, платить за уже приобретенное сырье, возвращать деньги заказчикам, которые не получили готовую продукцию. Не говоря о том, что я вынужден был отказывать огромному количеству потенциальных клиентов. Самое смешное, что СК РЭК через год и три месяца признал мою правоту и все же подключил мне электричество. Но чего мне это стоило. За этот год состоялось более двух десятков судебных процессов. Я ходил в суд так же как до этого на работу в ТОО «Лесокомплекс-2030». Мне пришлось обращаться буквально во все инстанции, которые имеются в области и даже в республике. Я на своем опыте прочувствовал изречение «глас вопиющего в пустыне». Из всех к кому я обращался за помощью только руководство партии «Ак жол» эту помощь реально оказало. В итоге благодаря вмешательству председателя партии «Ак жол» Азата Перуашева, вопрос решился положительно и электричество мне дали. Но эта победа пришла слишком поздно.
Дело в том, что за то время, пока Андрей был вынужден заниматься не бизнесом, а решением проблем, на предприятии было разморожено отопление, вышло из строя высокоточное деревообрабатывающее оборудование, которому был нанесен колоссальный ущерб, распался коллектив рабочих. Но и все это вместе взятое, по словам предпринимателя, не идет, ни в какое сравнение с произошедшей за это время финансовой катастрофой.
— АО «Казкоммерцбанк» объявило мне дефолт. Было вынесено решение суда, по которому меня обязали выплатить банку всю сумму кредита 92187000 тенге. Выплатить такую огромную сумму я, конечно, не смог и все имущество ТОО «Лесокомплекс-2030» было выставлено на торги. Казалось, что все потеряно, но я не сдавался.
Андрей Андреев решил обратиться за финансированием в СПК «Солтустик». Проект реанимации инновационного предприятия был одобрен, но денег не дали, поскольку в бюджете в тот момент денег не оказалось.
— Но на словах, мне выразили моральную поддержку и сказали, денег пока нет, но ты держись. Когда ситуация улучшится, финансирование будет!
И бизнесмен держался. Держался до последнего. В феврале 2013г. в филиале АО «Казкоммерцбанк» ему сообщили, что банк в ближайшее время обратит взыскание на все имущество ТОО «Лесокомплекс-2030».
— Тогда я обратился в ТОО «МКО Кинцель и К» в надежде получить финансирование. Директор МКО Евгений Кинцель, откровенно сказал мне: «Дать тебе 100 миллионов тенге, чтобы рассчитаться с банком я не могу, у меня их нет. Но дать деньги на то, чтобы запустить твои станки и начать работать я могу. Но при одном условии. Если банк даст тебе отсрочку. Немыслимо рисковать деньгами, когда банк в любой момент может отобрать у тебя и территорию и оборудование».
Запуск производства мог решить многие проблем и помочь предприятию снова встать на ноги, а потому Андрей согласился, не раздумывая. Вместе с Кинцелем они отправились в банк на переговоры.
Суть предложения была в том, что микрокредитная организация предоставляет ТОО «Лесокомплекс-2030» кредит для восстановления производства. Банк сразу же денег не получает, но предприятие снова заработает и из получаемой прибыли начнет рассчитываться. Более того, он как инвестор брался осуществлять контроль за расходованием денежных средств и выплаты части прибыли банку.
— К нашей общей радости директор принял нас немедленно. Я даже заподозрил, что вопрос будет решен положительно. Тем неожиданнее для меня оказалась реакция директора филиала Ерлана Осербаевича. По его словам он бы согласился на оздоровление и санацию год назад, но сейчас уже время упущено. Это меня не удивило. Уже после дефолта, я неоднократно предлагал банку погасить просроченную задолженность и восстановить кредитную историю, но все мои предложения встречались в штыки.
После этого Андрей Андреев предпринял последнюю попытку сохранить производство и рассчитаться с банком. Акиматом области его предприятие было рекомендовано для участия в экономическом форуме в г. Астана. В конце мая на этом форуме он встретился с представителями фирм из России и Израиля и договорился создать совместное Казахстанско-российско-израильское предприятие по переработке древесины. Был подписан и зарегистрирован в акимате Северо-Казахстанской области, в отделе промышленности соответствующий меморандум. Новые партнеры собирались погасить всю сумму задолженности перед банком. В средствах массовой информации об этом меморандуме говорилось как о крупном успехе партнерства между предприятиями трех стран в деле развития производства и международной торговли.
-Я был полон самых радужных надежд и был уверен, что банк не будет чинить мне препятствий, так как этот меморандум предвещал полное погашение моей задолженности. Самое удивительное, что именно эти мои шаги ускорили развязку, — рассказывает Андрей Андреев. – 5 июня ко мне домой приехал судебный исполнитель с представителем банка и вручили мне предложение присутствовать на территории предприятия для передачи банку имущества в натуре. Мне так же сообщили, что недвижимое имущество, в котором находится оборудование ТОО «Лесокомплекс-2030» уже перерегистрировано в управлении юстиции на АО «Казкоммерцбанк» и перешло в его собственность. Следующий день я помню, как в тумане. Кого тут только не было: и судебный исполнитель, и понятые, и оператор с видеокамерой, и охрана, и новый комендант здания, и юрист банка, и даже юрист предполагаемого покупателя моей бывшей собственности. Мое сопровождение выглядело гораздо скромнее. Со мной была только моя супруга, которая одновременно и мой бухгалтер, а так же юрист и несостоявшийся инвестор Кинцель Евгений Юрьевич. После того, как нам показали справку о собственнике, которой подтверждалось, что собственником всего комплекса недвижимости по адресу М. Ауэзова 264 -11 является АО «Казкоммерцбанк», мне оставалось лишь выполнить несложные бюрократические процедуры.
В итоге Северо-Казахстанская область практически лишилась завода по переработке древесины с производительностью в 30 кубов древесины в месяц и запланированной производительностью 1500 кубов в месяц, с оборудованием стоимостью 270 000 000 тенге, обеспечивающим не менее пятидесяти рабочих мест. Не помогли настойчивость предпринимателя, принципиальная позиция, международный меморандум, обращения в различные инстанции вплоть до писем на сайт Ак орды к Президенту…
Даже сейчас отечественный производитель не опустил руки. У него теперь нет здания, но осталось оборудование. За свое дело он продолжает бороться.
— Сейчас мне нужно либо попытаться выкупить назад свою производственную территорию, либо, в крайнем случае, найти новую, — считает Андрей. – Может и деньги СПК «Солтустик» подоспеют. А может «Казкомерцбанк» пойдет мне на встречу. В своей жизни я уже падал и все начинал с нуля, не сломаюсь и на этот раз.

Екатерина НАЗАРЕНКО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *