29 августа 2021 года – день общенационального траура в Республике Казахстан

На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Почему труженики тыла в Петропавловске вынуждены рисковать своими жизнями?

Труженики тыла рискуют стать погребёнными заживо в собственном доме. После проливных дождей в аварийной двухэтажке протекла крыша. А в подъезде провис потолок. Каждый день для жителей этих развалин становится настоящим испытанием на прочность, сообщает корреспондент Петропавловск kz – ИА REX-Казахстан. Помимо комаров, сырости и плесени, выживающих жильцов из собственных квартир, ситуацию усугубляет сам дом. Как говорят жильцы Набережной, 3, по ночам слышно, как фундамент проседает ещё глубже. Этот звук ни с чем не перепутаешь, ведь когда тяжёлый груз погружается в воду, выходит воздух и булькает.

Весной этого года жителей злополучной двухэтажки поставили в очередь на получение жилья из государственного жилищного фонда. Старикам Новокшоновым (Зинаиде Феодосиевне в январе исполнилось 80, Тимофею Васильевичу немного меньше, — О.В.), дали 68 очередь. Только вот и эта заоблачная цифра за месяцы ожидания не продвинулась ни на шаг. Старики опасаются, что так и закончится их век в этом сыром карточном домике, который в любой момент может рухнуть им на головы. Пенсионеры подозревают, что жильё им не дают специально. Мол, век стариков не долог. А там глядишь и сгинут. И немудрено. В таких условиях и здравый молодец быстро зачахнет, не говоря уже о стариках. Каждый прожитый в графских развалинах день приносит новую болячку. У Зинаиды Феодисиевны обострилась астма и отнимаются ноги. Её супруг Тимофей Васильевич нажил себе здесь неизлечимое заболевание. Теперь он вынужден постоянно принимать гору лекарств и нуждается в постоянном медицинском уходе.
— Ну что нам делать? – со слезами на глазах рассказывает Зинаида Новокшонова о своём горе. — Была на приёме у замакима Елены Балло второго августа. Она мне ответила, что как подойдёт очередь, так и получите квартиру. Я говорю, ну вы тогда хоть дорогу нам подсыпьте, а то ни газ, ни спецмашина к септику подъехать не могут.
Только воз и ныне там.
— Я с ними ругаюсь, потому что теперь они мне объявили, что я не ветеран тыла, а ветеран труда, — возмущённо рассказывает Зинаида Феодосиевна.- А какой тут труд, если я жила с немцами? Я им одно доказываю, а они говорят, что всем такие медали дают и якобы они ничего не значат.Я находилась в оккупации немцев. В полутора километрах в лесу жили наши партизаны. К ним я бегала с донесением. Это ведь большая разница – находиться в тылу, носки вязать и быть на поле войны, рисковать жизнью.
Родина их не забыла?
Страшная новость о войне настигла семью Зинаиды Фицак (в девичестве), когда девчонке было всего шесть с половиной лет. Родилась и выросла Зинаида на Украине в селе Будёновка Гайворунского района Кировоградской области. После того, как немцы зашли в это село, а был это 1943 год, не сладко пришлось всем, и даже малым детям. Ребятишек заставляли работать, причём труд был не легче чем у взрослого:
— Бросали снег, солому носили, чистили в сараях у свиней в поселениях немецких солдат, — вспоминает Зинаида Феодосиевна. — Если что-то не делали, то нас били. После пары оплеух от немца, уже никто не сопротивлялся.
Голод в то время был страшный, детей подкармливали советские партизаны.
Немцы оккупировали посёлок, где проживала семья Зины Фицак. Один из них – командир со своей переводчицей поселился в доме семьи Фицак. Отец Зины немного знал немецкий. Их разговор он следом записывал на бумажечку. А потом отправлял дочку якобы в лес за дровами. Только вот в фуфайке были секретные кармашки с записками о планах немцев.
-Прибегаешь в лес и кричишь «ку-ку ку-ку», — вспоминает Зинаида Феодосиевна.
А если партизаны видели, что за ребёнком была слежка, то не выходили:
— Насобираешь дрова, прокуковав и идёшь домой назад несолоно хлебавши.
— Если всё было чисто, они быстро вылезали, спрашивали, где записка. Доставали, набирали нам хвороста, и мы бегом бежали, пока никто не увидел.
В последний свой поход к партизанам, Зинаида относила радостную весть, что войска советского союза наступают на оккупированную территорию.
— Было так: я вчера сходила к партизанам, а сегодня немцы уже ушли из деревни. Следом за ними пошли красные. Догнали их возле Пивденного Буга и как пошли стрелять по ним, как говорили в Гайвороне, что аж вода была красная.
— Брат мой, который в армии был, тогда пришёл домой, и сказал, что мы здесь живём, как куркули, — вспоминает тыловичка. — А они, сколько прошли – это видеть надо было. Там и дети на штыках, да в колодцах, вместе с ними старики. Дома сожжённые, петухи поют, людей никого… Кого ловили на кол сажали, не жалели даже детей малых. Такие вот были времена. Всё это мы видели своими глазами. Жили и работали там. А теперь нам говорят, что медали мы просто так получили и якобы это ничего не значит.
Единственное спасение
Супруги Новокшоновы радуются, что глава семьи Тимофей Васильевич, когда ещё был в добром здравии, успел пристроить к квартире небольшую летнюю комнатку. Здесь они и спасаются от сырости, плесени и комаров.
— Мы сидим здесь до полуночи, — говорят старики. Здесь тепло и сухо, а в хате — холодильник!
Каждый вечер, перед тем как ложиться спать, глава семьи устраивает настоящую травлю для комаров. Он зажигает спирали, пшикает дихлофосом. Затем закрывает двери. Чета выходит в пристройку и ждёт эффекта. Только потом можно ложиться спать и не бояться, что съедят заживо.
Пока стояла тёплая солнечная погода Новокшоновы пересушили всю свою одежду и постель.
— Утром просыпаемся и бегом открывать двери, чтобы воздух сухой в квартиру зашёл, — иначе дышать невозможно, вонь такая стоит.
Несложно представить, каким запахом наполнена квартира стариков, если под полом уже много лет стоит вода. От этого соседства с кирпичными стенами творится что-то невообразимое. Они промокают на глазах. Если раньше сырость была только по низу, то теперь отчётливо видно, что стены отсырели больше чем наполовину. Влага с каждым днём всё выше поднимается к потолку. Старики боятся, как бы до проводки дело не дошло, а то ведь и до пожара не далеко.
— Был сильный ливень, думала, что МЧС придётся вызывать, — рассказывает хозяйка квартиры. — На втором этаже в седьмой квартире обвалился потолок. Всё залило. В подъезде на потолке как будто грыжа вылезла. Я оббила пороги по телефону, но никакого результата нет. В акимате говорила, что не дай бог завалится дом, тогда будете вспоминать мои слёзы.
Рассказывая о своей нелёгкой судьбе, тыловичка Зинаида Новокшонова периодически вытирает слёзы с глаз. Тяжело приходилось им, когда были детьми войны, не просто было покинуть родной край и приехать в голые казахские степи на освоение целины. Но что самое страшное и несправедливое, очень сложно им живётся и сейчас, когда нужен покой и комфорт, которые они заслужили. Но никак не могут дождаться!
Несмотря на все горести, старики не теряют оптимизма и подшучивают: «Хотите деликатеса, приходите к нам чай пить с комарами. Ведь у нас и первое, и втрое, и третье с комарами».

IMG_0042

IMG_0047

IMG_0031

Пол в подъезде настолько отсырел, что не просыхает. а при ходьбе ощущается хлюпание воды

Из сырой квартиры старики переехали в пристройку

Ольга ВАЙТОВИЧ, фото автора


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *