29 августа 2021 года – день общенационального траура в Республике Казахстан

На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Олег Винокуров

Олег Винокуров

Осенние бои 1919-го года на Горькой Линии

Несмотря на одержанную в сентябрьских боях 1919-го года белыми войсками победу, к концу Петропавловской операции, серьезно ухудшилось моральное состояние сражавшихся на «Горькой линии» сибирских и оренбургских казачьих частей. Среди казаков к концу сентября 1919 года, наблюдалась хроническая, иной раз до апатии усталость.

«Устали сильно и рады каждой минуте отдыха», — писал казачий офицер-артиллерист Красноусов.

Эта усталость и осознаваемая всеми безнадежность дальнейшей борьбы, спровоцировала развитие антивоенных настроений. По донесениям контрразведки, «…казаки, не понимая, за что борются, относятся к войне индифферентно». С выходом на Тобол, волнения вспыхнули в Войсковом Сибирском казачьем корпусе. Брожение развилось буквально на глазах. По мнению омского историка Шулдякова, тому было несколько причин. С одной стороны, свое родное Сибирское войско было освобождено. Продолжать войну дальше, походом вглубь неизвестной им крестьянской России, казакам явно не хотелось. Но главное — станичники воочию увидели, что, несмотря на все уверения белой пропаганды, ни одна из 23 захваченных красными станиц и поселков Сибирского войска, не была сожжена. Ни в одной из них, население не было вырезано, как предрекали белые газеты. Обман выглядел тем ярче, чем громче трубила пропаганда о неминуемых «зверствах большевиков». Вопреки всем ожиданиям, красная пехота вела себя в станицах вполне пристойно.

Местный житель показывает место восточнее казачьего поселка Дубровный где его прадедами был похоронен найденный погибший красноармеец
Предполагаемое место братской могилы белых егерей на кладбище казачьего поселка Песчанка

Конечно, отдельные части, такие как красный Оренбургский казачий кавполк имени Степана Разина, позволяли себе забирать у казаков верхнюю одежду, но это были скорее исключения. Повсеместно бесплатно забирался фураж и строевые лошади, но этого и следовало ожидать от проходящих войск. Старейший большевик, член Реввоенсовета 5-й армии Иван Смирнов писал, что «…гуманное отношение красноармейцев к населению казачьих станиц, вызвало полный переворот среди молодых и стариков…. Они ждали всяких насилий, грабежей, побоев. Красноармейцы не брали ничего бесплатно, никакого чувства мщения не было проявлено. Это гуманное отношение всей Красной Армии, снизу до верху, играло не меньшую роль в победе». Пристойность поведения красноармейцев Смирновым явно преувеличена, но в целом, размах насилий и грабежа, был значительно ниже, чем навевали белые газеты, и ожидало казачье население. Резкое несовпадение ожиданий и реальности, стало одной из главных причин усилившегося в конце сентября 1919 года, брожения в сибирских казачьих полках. Первым, 30 сентября 1919 года, взбудоражился 11-й Сибирский казачий полк. Вместо преследования отступавших красных, казаки собрались на митинг. Прибывшему начдиву удалось построить полк, но казаки единодушно заявили, что «…полк устал, воевать не нужно, так как этим они настраивают против себя крестьян, их обманули и послали воевать одних без пехоты, постановлений 5-го Круга они не знают, нужно собрать 6-й Круг и выслать парламентеров к красным». По донесениям начдивов, подобное брожение шло во всех частях 3-й и 4-й Сибирских казачьих дивизий. Их предлагалось вывести в резерв, в район, где много пехоты и распределить по пехотным полкам. Так и поступили. Приказом комфронта Дитерихса от 4 октября, 3-ю и 4-ю Сибирские казачьи дивизии было предписано распределить побригадно между группами, установив тщательное наблюдение, чтобы выявить всех агитаторов. 11-й Сибирский казачий полк было решено распределить посотенно по дивизиям. Чуть ранее, 26 сентября, такие же ненадежные 4-й и 5-й Сибирские казачьи полки были приданы соответственно 15-й и 4-й Сибирским стрелковым дивизиям. Здесь, к казакам было недоверчивое отношение, случались эксцессы с их оскорблениями, в том числе и офицеров. Это даже, едва не привело к междоусобице. Так, прибывший 25 сентября 1919 года в поселок Кабаний отряд из 150 оренбургских казаков, повел себя «круче» самых разнузданных красных. Оренбужцы действовали, словно в неприятельской стране. Замки на сараях и амбарах были взломаны. Казаки вытаскивали на улицы гусей, телят и свиней, где немилосердно их убивали. Забитый скот был брошен тут же, во дворах и на улицах по всему поселку. Растерянным хозяевам, станичники заявляли: «сибиряки воевать не хотят, так мы им покажем. Наши станицы ограблены большевиками, так мы и сибирякам то же сделаем. Пусть и они голодают». Решив накормить лошадей, оренбужцы забрали пшеницу, насыпав ее вместо яслей прямо на землю, чем сделали остатки непригодными к дальнейшему использованию. Чтобы успокоить личный состав и оздоровить части, 3-я и 4-я Сибир¬ские казачьи дивизии были отведены с Тобола в ближний тыл в район д.д.Жолтеки и Копай у стан.Лебяжье. Здесь, в 10-м Сибирском казачьем полку были выявлены и арестованы 12 человек зачинщиков. Аресты были про¬ведены и в 8-м полку, одном из самых неспокойных. О судьбе арестованных ничего не известно. По докладу осмотревшего полки сотрудника военной контрразведки, особого горения и воли к победе у казаков нет, настроение спокойное, ровное. Штаб корпуса, Атаманская сотня и тыловые учреждения расположились на стан.Макушино. В селе Суслово расположился этапно-ветеринарный лазарет, заменявший раненных и истощенных лошадей. В это время, Войсковым корпусом командовал начальник 3-й дивизии генерал-майор А.И.Белов. В начале октября, 7-й и 8-й Сибирские казачьи полки были приданы к надежной Ижевской дивизии и под ее присмотром провели весь октябрь. Лишь 8 ноября, уже за Петропавловском, корпус был вновь сведен вместе. Но и такие меры, принципиально не изменили ситуацию. В полках стремительно ухудшилось моральное состояние. По докладам контрразведки, казаки выглядели подавлено, повсеместно выражали недовольство офицерами, воевали неважно. И действительно, конница белых была многочисленна и хорошо подготовлена, но она ничем себя в октябрьских боях не проявила. Разве только в способности быстро уходить при появлении красных. Причина здесь, по мнению военного историка Вольпе, крылась не столько в отсутствии надлежащих командиров, но и в том разложении, которое уже началось среди казаков. На фронте в начале октября 1919 года, была оставлена лишь 5-я Сибирская казачья дивизия, укомплектованная казаками старших возрастов, считавшимися более надежными. Но и им, война уже настолько надоела, что едва не случился массовый переход к противнику. 8 октября, недалеко от д.Березово, находившаяся в заставе белая полусотня, выслала двух бойцов из 13-го и 14-го Сибирских казачьих полков к красным, для братания и организации сдачи всей дивизии в плен. Со слов станичников, настроение в их частях подавленное и все казаки ищут случая сдаться. Казачьих делегатов красные встретили торжественно, даже с музыкой, снабдили их литературой. Однако, начавшееся вскоре наступление и последовавшие бои, сорвали переход казачьих полков к противнику.
14 октября, началось общее наступление красных войск на Восточном фронте. На правом фланге красной 5-й армии Тухачевского, по приказу начдива Неймана, приданный его 35-й дивизии отряд Уйманова, в составе 4-го и 10-го отрядов особого назначения, 35-го отдельного кавдивизиона Соболева и партизанского отряда Ковалева, двигаясь по степи южнее петропавловского тракта, должен был перехватить дороги из Кустаная и Атбасара с юга на поселок Озерный и станицу Звериноголовскую. Из них, лишь 10-й отряд особого назначения, двинувшись на аул №6 у восточного берега оз.Тюрюкуль, столкнулся с противником и после полудня вытеснил казачью сотню, заняв с боем деревни Бузункуль и Пограничную (в 1 версте от оз.Узункуль), потеряв легко раненным 1 красноармейца. Казаки отошли в д.Айдабуг (12 верст северо-восточнее оз.Узункуль), где окопались. В д.Бузункуль, жители рассказали красноармейцам о массовых изнасилованиях местных женщин казаками, которые не пощадили даже старух. Направленный еще накануне 12 октября, из п.Озерный на оз.Узункуль партизанский отряд Ковалева, из 30 штыков и 37 сабель, у восточного берега оз.Тюрюкуль столкнулся с казачьим разъездом из 5 всадников. Обстреляв казаков, партизанам удалось взять 4 пленных, 5 лошадей и 4 винтовки. С их слов, здесь действовала 4-я сотня 34-го Оренбургского казачьего полка, которая проводила разведку путей в тыл красным. Командир 34-го Оренбургского казачьего полка полковник Красноярцев, решив обойти красные позиции у станицы Звериноголовской с юга, утром 14 октября, выступил с полком и 1 орудием из п.Сибирка в п.Ксеньевка. Но начавшееся наступление красных, сорвало все планы казачьих офицеров. С утра этого же дня, красные 311-й и 312-й полки, с 1-й Особой и Сводной легкими батареями, выступили из ст.Звериноголовской по дороге на дер.Березово, что раскинулась на северном берегу одноименного озера. Едва колонна шедшего в авангарде 312-го полка показалась на дороге, как из деревни по ней был открыт сильный ружейно-пулеметный огонь. Здесь оборонялся казачий дивизион, численностью около 300 сабель с тремя пулеметами. Развернувшись в цепи, 312-й полк и один батальон 311-го полка двинулись в атаку. 1-я Особая батарея встала на позицию и открыла огонь по деревне, выпустив 14 шрапнелей и 5 гранат. При приближении красноармейцев, казаки прекратили огонь и спешно отступили на пос.Отряд-Алабугу. Занятие д.Березово, давало возможность нанести удар с юга, по сосредоточившимся на высотах у пос.Отряд-Алабуги, главным силам 5-й Сибирской казачьей дивизии. Это и решил предпринять командир красного полка Болонкин. Он двинул свой 312-й и батальон 311-го полков, в обход пос.Отряд-Алабуги с юга. После полудня, красная колонна вышла к заимке Успенская, находившейся на речке Алабуги, в 10 верстах южнее поселка Отряд-Алабуга. Противника не было видно. В д.Березово в резерве, были оставлены два батальона 311-го полка с одной из легких батарей. Одновременно, красный 310-й полк выступил от ст.Звериноголовской по тракту. В 4 километрах от п.Отряд-Алабуга, полк был встречен огнем белой разведки из пулемета «льюис». Дальше колонна двигалась под огнем белых застав и в 2 километрах от п.Отряд-Алабуга, была встречена белой цепью. 310-й полк также развернулся в цепь. Казаки укрепились за оврагом вдоль выемки. Поселок находился по другую сторону речки, которая текла по оврагу. Казаки вели обстрел красной цепи, но с приближением красноармейцев на километр к их позициям, казаки оставили свои окопы и отошли, хотя при стойкой обороне, взять их можно было бы только обходом. К полудню, последний поселок Оренбургского казачьего войска – Отряд-Алабуга, был взят красными. Оборонявшиеся в нем 3-4 сотни 13-го и 14-го Сибирских казачьих полков, численностью в 300-400 сабель, отошли на позицию в 4 верстах восточнее поселка, по дороге на казачий поселок Песчанку. Здесь казаки попытались оказать сопротивление, но вновь были сбиты и стали отходить. Большую роль в этом бою, сыграл действовавший при 310-м полку партизанский добровольческий эскадрон. Он был сформирован из местных кустанайских крестьян и насчитывал около ста человек под командованием Драгина, уроженца пос.Ряжского. В составе эскадрона было 12 крестьян из пос.Ксеньевка. По воспоминаниям одного из них – И.Штанько, эскадрон зашел в тыл белым, после чего казаки стали отступать. При этом, некоторые из казаков попали в плен. За ними, по дороге на пос.Сибирку двинулась красная колонна. Противника не было видно, беспокоили лишь мелкие обстрелы, мелькающих вдали казачьих разъездов. Подходя к поселку, 2-й батальон 310-го полка стал обходить селение с юга, а 3-я рота была направлена атаковать с севера. Однако поселок, встретил наступающих красноармейцев тишиной, противника там не оказалось. Здесь, красный 310-й полк остановился на ночлег. Тщетно белое командование, требовало от начдива П.П.Копейкина, восстановить утраченное положение и одновременно нанести удар на север в тыл красным, наступающим на участке Партизанской кавдивизии. Силы 5-й Сибирской казачьей дивизии, были слишком слабы для такого удара. Узнав о занятии п.Отряд-Алабуги, комполка Болонкин повернул 312-й и батальон 311-го полка на юг, двинувшись вечером к озерам Шунай, Бунташ и Тычек. Красный 308-й полк Глазкова, на рассвете переправился у устья речки Алабуги и вошел в д.Верх.Алабугское. Не задерживаясь здесь и дождавшись подхода 1-й гаубичной батареи, красная колонна двинулся дальше. К полудню, она уже достигла перекрестка дорог п.Богоявленский – д.Верхнеалабугское и п.Отряд-Алабугское – с.Нижнеалабугское. Оборонявшие этот участок две казачьи сотни отошли. Прямо в поле на перекрестке, красноармейцы и остановились на ночлег. За день, 308-й полк потерял в перестрелках раненными 2 командиров и 15 бойцов. Таким образом, свой главный удар части красной 35-й дивизии начдива Неймана наносили вдоль петропавловского тракта, по селениям казачьей «Горькой Линии».

15 октября, наступление красных частей по петропавловскому тракту успешно продолжалось. Начальник особых отрядов Степен, заменивший Уйманова, к вечеру занял с отрядами особого назначения п.Ксеньевку, взяв в плен одного казака из 4-й сотни 34-го Оренбургского казачьего полка. Со слов пленного, весь полк с 1 орудием, не принимая боя, отошел на п.Федоровка. За казаками южнее петропавловского тракта двигался красный 312-й полк. На самом тракте, на рассвете 15 октября, 1-й батальон 310-го полка, развернувшись цепями, начал наступать из п.Сибирка на п.Песчанку. Перед ним, ведя перестрелку, отходили казачьи разъезды. Оставив в п.Сибирке две роты в резерве, еще две роты красноармейцев, стали охватывать цепями п.Песчанку по дороге с юго-востока. Однако, несмотря на все ожидания, поселок встретил бойцов молчанием и к 5 часам утра, был занят без боя. Песчанка словно вымерла, закрылись ставни, над дворами расплескалась тишина. Этот успех, создавал для красных командиров блестящую возможность перехватить линию тракта у п.Богоявленки, отрезав сражающихся западнее его, на речке Алабуге белых егерей. Смириться с этим штаб генерала Доможирова не мог. А потому, не успели красноармейцы 310-го полка занять позиции, как по дороге из п.Богоявленки, показались наступающие цепи белого 1-го Оренбургского казачьего пластунского батальона. Одновременно, 5-я Сибирская казачья дивизия попыталась атаковать п.Песчанку с северо-запада. Местность вокруг была открытая, и подойти к занявшим позицию на окраине поселка цепям красноармейцев было сложно. Казаки-пластуны, выйдя из п.Богоявленки в степь, развернулись и пошли в атаку широкой цепью. Заметив их движение, 310-й полк (487 штыков), открыл усиленный огонь по наступающим. Подойдя на версту к п.Песчанке, цепь пластунов залегла, и начался огневой бой по всей линии фронта. Наконец, пожилые старики-пластуны стали сдавать назад. При этом 14 пластунов с несколькими лошадьми перебежали к красным. Тем временем, от речки Алабуги, на п.Богоявленку наступал красный 308-й полк. Заночевав у перекрестка дорог Богоявленка — Верхнеалабугское и Отряд-Алабуга — Нижнеалабугское, примерно в районе современной деревни Красногорка (хутор Рожновский), 308-й полк на рассвете в 4 часа утра, выступил по дороге на казачий поселок Богоявленку. Едва красноармейцы отошли от перекрестка, как внезапно наткнулись на противника — Егерский отряд охраны Ставки капитана Глудкина (2 батальона, 6 рот, 500 штыков, 10 пулеметов), с приданным кавэскадроном и 2 легкими орудиями. Его кадр составляла молодежь из интеллигенции. Здесь же, находился карательный отряд прапорщика Жукова (30 штыков), 4-я и 6-я сотни 13-го Сибирского казачьего полка, 1-я Отдельная казачья сотня (160 сабель). По плану генерала Доможирова, белые егеря должны были нанести удар с севера, на поселок Отряд-Алабуга, отрезав тем самым, наступавшие по тракту красные полки. Однако двинувшись в наступление, красный 308-й полк смешал все планы. Необходимо было срочно задержать красных, чтобы успеть вывести обозы. Развернувшись в цепи, белые егеря двинулись в атаку навстречу красноармейцам. Бой начался на широком фронте, от линии в 5 верстах южнее перекрестка, где занимал позицию 1-й батальон 308-го полка и до линии в 3 верстах севернее перекрестка, где находился красный 3-й батальон. Основной бой, вероятно, развернулся в районе упоминавшегося белым историком Филимоновым хутора Рожновского. По сведениям штаба генерала Сахарова, первый удар белых егерей был очень удачен. Разбив в упорном бою, наступавший красный 308-й полк, егеря опрокинули его. Бросая раненных, красноармейцы бросились отступать. Преследуя их, около 500 егерей заняли селение с севера. Перейдя в контратаку, красный 1-й батальон 308-го полка под командованием Пирожкова, начал наступать на селение с востока (2-я и 3-я роты) и с юго-востока (1-я рота). После четырехчасового ожесточенного боя, потеряв 10 убитых и 30 раненных, красноармейцам удалось взять селение. Потери егерей составили 15 убитых, 35 пленных, был взят 1 пулемет. Перегруппировавшись и введя в дело все резервы, белые егеря вновь перешли в наступление и в полдень заняли селение. Красная 1-я рота отошла северо-восточнее, а 2-я рота — восточнее селения, откуда они вновь перешли в контратаку. После двухчасового боя, оставшиеся 300 егерей, были вынуждены вновь оставить селение. Потери красного 308-го полка составили 10 убитых и 45 раненных. Потери белых егерей составили 18 убитых и 30 попавших в плен. И, наконец, в ходе последней четвертой атаки, красный 308-й полк потерял еще 2 убитых и 8 раненных, а в плен было взято 40 егерей. Таким образом, отбив за день четыре атаки, красный 308-й полк медленно, с боем двигался на п.Богоявленку, сумев отойти к вечеру, лишь на 6 верст от места своего ночлега. Здесь, измотанные непрерывным боем красноармейцы и остановились на отдых. Автором был обнаружен в архивах список красноармейцев 308-го полка погибших и похороненных в братской могиле где-то в районе п.Богоявленка. Скорее всего, речь идет о захоронении у д.Красногорки. По списку погибших, в братской могиле похоронены красноармейцы: Балакин Александр Федорович, уроженец Тамбовской губернии, Кирсанского уезда, с.Фильково, Сидоров Семен Алексеевич, уроженец Казанской губернии, Лаишевского уезда, д.Лезер, Теленковский Илья Алексеевич, уроженец Нижегородской губернии и уезда, д.Тиликово, Пащук Роман Климович, уроженец Гродненской губернии, Б.Аитовского уезда, с.Церковное, Бойченко Андрей Максимович, Гордиенко Михаил Иларионович, Гордиенко Семен, Горанцев Иван Иванович, Гуров Николай Петрович, Демкин Прокопий, Чернов Павел Алексеевич, Самойлов Филип Федорович, Полтавец Емельян. Впрочем, по утверждениям богоявленской жительницы Марии Павловны Татаринцевой, какие-то несколько могил погибших в бою солдат, были у опушки леса, лежащего севернее п.Богоявленки и называемого старожилами «Первый колок». При этом сама Татаринцева М.П., с одной из женщин, даже находили в этом лесу, одного из убитых солдат, который был ими похоронен там же, где и остальные. В свою очередь, потери белых егерей составили до 250 человек. Полностью была разбита 2-я рота, погибли командир 2-го батальона поручик Квасницкий и командир 1-й роты. По некоторым сведениям, ранение в бою получил и капитан Глудкин, оставшийся в строю. При этом 70 раненных егерей, были эвакуированы с обозом, на подводах в тыл, в п.Песчанку. Капитан Глудкин не знал, что поселок, находящийся в его тылу, уже занят красными и подошедший к п.Песчанке обоз с раненными егерями, целиком попал в плен. Что с ними стало, до сего дня точно не известно. Только по собранным песчанским учителем Э.В.Крейтером, воспоминаниям Аристовой Антонины Яковлевны, после ухода красноармейцев, за поселком около мельницы, местные жители внезапно обнаружили множество убитых. Все погибшие, вероятно, были белыми солдатами и офицерами, о чем свидетельствовали наградные кресты. Трупы привезли в поселок и положили на площади, в один ряд вдоль забора деревянной церкви с восточной стороны, где их осмотрел местный ветеринар Угренинов Андрей Егорович. Сейчас уже нет, той старой церкви, но ее добротная кованная ограда, до сих пор украшает стоящий в центре поселка памятник погибшим в годы Великой Отечественной войне. Погибших было так много, что их увозили все имевшиеся в поселке конные повозки. За околицу двинулась целая вереница подвод. Всех погибших похоронили на окраине кладбища. С того года и появилась на песчанском кладбище огромная могила — провалившаяся от времени огромная воронка, размером около трех метров. На ней никогда не было даже креста. Составленная после войны история 310-го красного полка, говорит о взятых красноармейцами в плен в пос.Песчанка 14 казаках и 70 раненных белых егерях. Между тем, в официальном отчете указано, что 308-й полк в этот день захватил лишь 32 пленных, 15 лошадей, 5 седел, 1 двуколку, 8 винтовок, 2 пулемета, 2 пулеметных ствола и 3 пулеметных ленты. При этом Егерский отряд охраны Ставки, отступавший от хутора Рожновского на речке Алабуге оказался в окружении. Но и в этой ситуации, капитан Глудкин не растерялся. Обнаружив противника в тылу и понимая, что путь на п.Песчанку закрыт, он снялся с позиции и стал отходить на юг, в сторону поселка Отряд-Алабуги. Это движение сильно встревожило красное командование. Выйдя на тракт, егеря могли отрезать ушедшие вперед красные полки. Чтобы воспрепятствовать им, стоявшие в резерве в д.Березово два батальона красного 311-го полка с 1-й Особой батареей, были срочно двинуты в п.Отряд-Алабугу. Однако, сделав крюк и обманув преследующего противника, белым егерям удалось выйти на дорогу из п.Песчанки в д.Верх.Алабуга, в 8 верстах западнее п.Богоявленки, откуда их отряд стал отходить к поселку. Чтобы отрезать егерям все пути отхода, часть красного 310-го полка, вечером 15 октября, двинулась из п.Песчанки по тракту на п.Богоявленку. Здесь держали оборону 13-й и 14-й Сибирские казачьи полки с батареей из четырех 3-дюймовых орудий. Казаки расположились в одиночных окопах, шедших кольцом с южной стороны поселка, от современной водокачки и примерно до середины озера. Из них прекрасно просматривалась бегущая из п.Песчанки дорога. Град пуль обрушился на двигавшихся по ней красных. Одновременно, по местным преданиям, с левого фланга, из леса, называемого богоявленскими старожилами «Большим колком», вылетела казачья сотня, под командованием местного уроженца Курданина. И хотя казакам не удалось тогда довести дело до холодного оружия, под таким напором красноармейцы 310-го полка стали отходить. Тем временем, колонна егерей уже подходила к п.Богоявленке. Вот где сказалось, отсутствие у 35-й дивизии, хоть сколько-нибудь крупной кавалерийской части. Имея конный полк, Нейман мог надежно отрезать белому отряду Глудкина все пути отхода. Но на просьбу Неймана, оставить в дивизии, прибывший в пос.Озерный 1-й Оренбургский имени «Степана Разина» кавполк, командарм Тухачевский ответил отказом.
Несмотря на большие потери, понесенные на берегах Алабуги и под п.Богоявленкой, белому командованию тем не менее, удалось вывести свои части из намечавшегося на тракте окружения. По приказу командующего Партизанской группой генерала Доможирова, 34-й Оренбургский казачий полк должен был прикрывать Партизанскую группу от обхода с юга, сосредоточившись в п.Федоровка. Капитану Глудкину с Егерским отрядом охраны Ставки и батареей, 1-м Оренбургским казачьим пластунским батальоном, 3-й Атаманской сотней и сотней 5-й Сибирской казачьей дивизии, было приказано оборонять линию тракта у п.Крутоярка. Сотник Медведев, со своим 2-м Оренбургским казачьим пластунским батальоном, уцелевшими 2 орудиями 2-й батареи 12-го Сибирского артдивизиона и сотней 5-й Сибирской казачьей дивизии, должен был сосредоточиться севернее тракта у оз.Орлово, прикрывая дорогу с запада на д.Воскресенское. Прапорщику Теврину, с 3-м Оренбургским пластунским батальоном и сотней 5-й Сибирской казачьей дивизии, следовало оставаться в резерве, при штабе группы в ст.Пресногорьковке. Оставшиеся части 5-й Сибирской казачьей дивизии (без четырех сотен), должны были перейти в район п.п.Пилкино и Казанка, прикрывая левый фланг группы. В свою очередь, командарм Тухачевский, директивой №1668\н от 16 октября 1919 года, поставил частям красной 35-й дивизии задачу занять ст.Пресногорьковку. В районе южнее тракта, с утра 16 октября, 35-й кавдивизион Соболева достиг урочища Май-Балык, а 4-й и 10-й отряды особого назначения, двигались от оз.Узун-куль к оз.Куру-куль и к вечеру заняли без боя п.Демьяновский (ныне райцентр п.Узунколь). Особая задача была поставлена перед партизанским отрядом Ковалева. Он был направлен в тыл белым, с задачей связаться с другими партизанскими отрядами и нанести совместный удар по противнику с тыла. Красный 312-й полк, с батальоном 311-го полка и Сводной батареей Бодрова, двигался на п.Федоровка и к вечеру остановился на ночлег у озер Соболево и Шаврино. На самом тракте, в ночь на 16 октября, красный 308-й полк с 1-й гаубичной батареей, преследуя отступающих белых егерей, совершенно незамеченный подошел в темноте к опушке леса, в 2 километрах западнее казачьего поселка Богоявленки. Комполка Глазков лично произвел рекогносцировку подходов к поселку, после чего, развернувшись в цепи, красноармейцы двинулись вперед. Впереди с «наганом» в руках шел сам комполка, ведя цепи вперед. Пройдя около километра, бойцы внезапно натолкнулись на заставу. В темноте, казаки слишком поздно заметили подошедшего к ним на полсотни метров противника. Увидев колыхающееся в темноте движение, они успели окликнуть идущих, после чего резкий залп сорвал заставу с места. Бросив трех заседланных лошадей, казаки бежали. Преследуя их, под короткой беспорядочной стрельбой, красные цепи бегом достигли п.Богоявленки. Впереди бежал Глазков, подбадривая бойцов криком «Товарищи, вперед, ура!». С приближением к окраине поселка стрельба прекратилась. Особый успех выпал в этом бою на долю команды конной разведки. Пока полк штурмовал п.Богоявленку, разведчики обошли поселок с северо-востока и налетели на отходящие белые обозы. В результате смелого набега, было взято 2 трехдюймовых (75-мм) английских орудия из 2-й батареи 12-го Сибирского артдивизиона, 1 пулемет, а также винтовки, повозки, лошади, пленные егерского отряда и казаки. Сдавшиеся артиллеристы рассказали, что их 2-я батарея была сформирована в городе Томске, откуда направлена на фронт в пос.Крутоярка. Здесь, два орудия были приданы 1-му Оренбургскому казачьему пластунскому батальону, только что прибывшему из с.Половинского, из состава 41-го Уральского полка. Пленный казак-пластун Чубызин рассказал, что батальон состоит из четырех пеших сотен, по 100-110 штыков в каждой. Командует им поручик Пименович. На вооружении пластунов есть 3 пулемета. Так же, в поселке находились 13-й и 14-й Сибирские казачьи полки и Егерский отряд охраны Ставки капитана Глудкина (300 штыков, 12 пулеметов, 2 орудия). Едва рассвело, как около 4 часов утра, 1-й Оренбургский казачий пластунский батальон (4 сотни, 802 человека, в том числе 450 штыков, 3 пулемета «максим» и 3 пулемета «кольт») и подошедший к нему на помощь 2-й Оренбургский казачий пластунский батальон (572 человека, в том числе 200 штыков), попытались атаковать и выбить красный 308-й полк из п.Богоявленки. Сделать это оказалось непросто. С востока от поселка, на протяжении около 5 километров тянулась открытая степь. Лишь с севера шел лесной массив, но и здесь расстояние до поселка было открытым на одну-две версты. Приблизиться незаметно было невозможно. Разгорелся сильный огневой бой. Остановив цепи пластунов огнем, красноармейцы 308-го полка сами перешли в контратаку. Под их натиском, казаки стали отходить на п.Крутоярку. В бою под п.Богоявленкой, потери 308-го полка составили 2 командира и 15 солдат раненными. Здесь же, сдался уроженец поселка Надежка, сорокалетний казак 14-го Сибирского казачьего полка Иван Леонтьевич Харин, с бежавшим из 13-го Сибирского полка фельдшером Угренниновым. С собой, беглецы привезли канцелярию 13-го полка и фургон с патронами. С утра, 1-й батальон 310-го полка колонной выступил из п.Песчанки. Вскоре, он стал обходить п.Крутоярку с юга, двигаясь от оз.Кочковатое. Другие два батальона 310-го полка, пошли еще дальше — на оз.Кривое, стремясь выйти с юга к станице Пресногорьковке. Одновременно, подошедшие два батальона 311-го полка (28 командиров, 601 красноармеец) с 1-й Особой батареей, развернувшись в цепи, повели наступление по тракту из п.Богоявленки на п.Крутоярку. Где-то севернее тракта, наступал 308-й полк с 1-й гаубичной батареей. Таким образом, по плану операции, белые части на тракте брались в «клещи». Позицию у п.Крутоярки занимали Егерский отряд охраны Ставки (350 штыков) и 1-й Оренбургский казачий пластунский батальон (450 штыков). Первым у поселка оказался красный 311-й полк. Он стал обходить левым флангом поселок с севера. Одновременно, с юга от озера Кочковатое, показались двинувшиеся в атаку цепи 1-го батальона 310-го полка. Занявшие оборону в окопах за кладбищем, белые казаки и егеря, сразу же заметили противника. Руководивший отражением атаки капитан Глудкин быстро перестроил свою оборону. Батарея егерей, перенесла огонь всех своих 4 орудий на южные подступы к поселку, а в атаку был брошен конный казачий полк (до 600 сабель). Видимо, пройдя через перешеек озер Сереброво и Большое Займище, казаки попытались обойти и ударить в правый фланг, наступавшего красного батальона. Одновременной, из окопов за кладбищем, казаки и егеря открыли сильный огонь. Заслышав сильные звуки стрельбы, атаковавший с юга от озер 1-й батальон 310-го полка, поспешил на помощь товарищам. Открыв огонь из винтовок, красноармейцы сумели отбросить казачью конницу к линии тракта. После этого, 1-й батальон, очевидно не рискнув атаковать поселок по узкому перешейку под огнем противника, двинулся на юг в обход оз.Бол.Займище, чтобы выйти на тракт восточнее поселка и окружить находящиеся в Крутоярке белые части. На западной окраине поселка, Егерский отряд охраны Ставки и 1-й Оренбургский казачий пластунский батальон бешеным огнем всех своих пулеметов, отбивали атаку 311-го полка заставив красноармейцев залечь. Однако уже явно наметился, охват поселка с юго-запада. Решив не ставить свои части под угрозу окружения, капитан Глудкин стал отводить бойцов на ст.Пресногорьковку. Контратаковав 1-й батальон 310-го полка, егеря и пластуны оттеснили противника на 1,5 километра от тракта, обеспечив себе отход. Тем временем, огонь по Крутоярке открыла подошедшая красная 2-я гаубичная батарея, успев выпустить, всего лишь 5 снарядов. Подбадриваемые грохотом ее орудий, цепи красного 311-го полка вторично поднялись в атаку. К удивлению красноармейцев, навстречу им прозвучали лишь одиночные выстрелы. Красные цепи быстро достигли окраины поселка и ворвались на его улицы, взяв в плен 8 казаков-пластунов и егерей. В этом бою, 311-й полк потерял 2 убитых и 8 раненных, в том числе командир батальона и командир 6-й роты Пантюшин. Погибли красноармейцы 311-го полка Ширшев Иван Никитович, уроженец Уфимской губернии и уезда, Сомской волости, Ашабалатовского завода и Соковский Владимир Васильевич, уроженец Холмской губернии, Замосского уезда, Кременчинской волости, д.Вонча. Они оба похоронены в братской могиле, на общем кладбище п.Крутоярка у восточной стороны ограды. 310-й полк потерял 3 убитых и 12 раненных. К рассвету, красная разведка вышла на 7 километров восточнее п.Крутоярки. В этот же день, справившись с вспыхнувшей в полках эпидемией тифа, через ст.Звериноголовскую на сибирскую казачью «Горькую Линию» стали выдвигаться резервные части красной Челябинской крепостной бригады (1-й Челябинский и 3-й Пермский крепостные полки, 1-я батарея 2-го Крепостного артдивизиона). Они должны были сменить действовавший южнее тракта отряд Степена и установить связь с действовавшими в Кустанайском районе красными 2-м Троицким крепостным полком и 1-й Степной бригадой.
К вечеру 17 октября, южнее петропавловского тракта, 2-й Троицкий крепостной полк шел на ур.Каратал, чтобы перехватить обе дороги, ведущие из ст.Звериноголовской на г.Атбасар, а 4-й и 10-й отряды особого назначения прошли п.Демьяновский (ныне п.Узунколь) и двигались в п.Королевский. 35-й кавдивизион Соболева вечером занял п.Миролюбовский, что на северной окраине оз.Кайранкуль. Все вышеуказанные красные части продвигались вперед без боя. Бой произошел лишь у партизанского отряда Ковалева, который 17 октября, ворвался в п.Анновку, где столкнулся с чинами Петропавловской уездной милиции. В бою Ковалев потерял трех бойцов убитыми и одного раненным, убив в свою очередь 8 милиционеров, ранив 4, контузив 1 и взяв в плен милиционера Степана Кузнецова. Тем не менее, узнав о подходе к п.Анновке казачьего отряда в 180 сабель, партизаны отступили. Дождавшись подхода 35-го кавдивизиона, партизанский отряд Ковалева, на следующий день 18 октября, вместе с ним без боя занял п.Анновка. Одновременно на рассвете 17 октября, 312-й полк с батальоном 311-го полка и Сводной батареей Бодрова, подходил к п.Федоровское. Занимавший село белый 34-й Оренбургский казачий полк оказал сопротивление. Из винтовок и пулеметов, казаки издалека открыли огонь по красной колонне. Несколько раз ударило, даже бывшее с полком единственное орудие. Но, пока красноармейцы развертывались в цепи, казаки оставили позиции и отошли на п.Пилкино. Красный полк двинулся к п.Казанский(Евгеньевский). На линии тракта, два батальона 311-го полка с 1-м батальоном 310-го полка, 1-й Особой и 2-й гаубичной батареями, вышли утром 17 октября, из п.Крутоярки в п.Пилкино, откуда должны были достичь к вечеру п.Казанский(северный) и оз.Кривое. Красный 310-й полк Гудко-Портненко, с подошедшей к нему 1-й гаубичной батареей, на рассвете в 7 часов утра, выступил из п.Крутоярки и буквально через час, пройдя 6 верст от поселка, попал под обстрел трехдюймовых орудий батареи белых егерей. Егерский батальон охраны Ставки капитана Глудкина с 1-м Оренбургским казачьим пластунским батальоном, заняли позицию в 1 километре западнее ст.Пресногорьковки, в дефиле двух озер. Их поддерживали пять сотен 13-го и 14-го Сибирских казачьих полков, 4-х орудийная батарея трехдюймовок, а также 3-й Оренбургский казачий пластунский батальон. Не доходя 4 километров до Пресногорьковки, 2-й и 3-й батальоны 310-го полка (466 штыков) развернулись в цепи и двинулись в наступление под сильным артиллерийским огнем белых. При этом движении было ранено 10 бойцов. Но холмистая местность, с то появляющимися, то исчезающими подходящими красными цепями, создавала у обороняющихся впечатление, что на них наступают несколько десятков цепей. Прошел слух, что красные обходят станицу с флангов, идут в промежутки, степями, без дорог, выходя обороняющимся в тыл. Когда красные приблизились уже на 2 километра, то капитан Глудкин, опасаясь окружения, приказал оставить позиции и стал отводить егерей с пластунами на казачий поселок Камышловку. Полки 5-й Сибирской казачьей дивизии отступили на п.Пилкино, направив веер своих разведок в сторону п.Федоровское. При этом отходе, к красным перебежали 6 егерей и казаков, в том числе старший унтер-офицер Попов, командир взвода 6-й роты Пелюнов и казак из 13-го Сибирского казачьего полка Легкоступ. Со слов взятых пленных, общим желанием подавляющего большинства казаков 5-й Сибирской казачьей дивизии, было немедленно прекратить войну и начать переговоры с красными о мире. Станичники наивно полагали, что с большевиками можно договориться о взаимном невмешательстве в дела друг друга. Они говорили, что, если бы знали, «…что несет и за что идет Советская власть», они бы уже давно перешли на сторону красных. Казачьи офицеры понимали всю пагубность подобных настроений в боевой обстановке. Они прямо заявляли станичникам, что в случае попытки перехода на сторону противника, егеря капитана Глудкина их немедленно расстреляют. Казаки продолжали сражаться, но их боеспособность, была отнюдь невелика. Кроме того, еще накануне до боя, 14-й Сибирский казачий полк выслал свою 6-ю сотню, в разведку на юг. Дойдя до п.п.Ксеньевки и Федоровки, сотня повернула обратно, еще не зная о занятии красными ст.Пресногорьковки. Вперед с донесением, были посланы два казака из ст.Становой — 42-х летний Алексей Андреевич Зубарев и 40-летний Павел Васильевич Губарев. Не доходя 10 верст до ст.Пресногорьковки, они встретили идущую на юг цепь красного 311-го полка и были захвачены в плен конными разведчиками. Красный 311-й полк с 2-й мортирной батареей двигался на п.Пилкино, в 2-3 километрах от него развернулся в цепь и атаковал. Белые открыли артиллерийско-пулеметный огонь по атакующим, но красные цепи бросились вперед с криком «ура» и ворвались в п.Пилкино, взяв 50 пленных, патроны, винтовки. Преследуя белых 311-й полк ворвался в п.Казанку, потеряв раненными 6 красноармейцев. Красный 308-й полк, стоявший в 7 километрах восточнее п.Богоявленки, с утра двинулся к оз.Лопухово, что бы пройдя лесом северо-восточнее станицы, выйти к ст.Пресногорьковке с севера. Комполка Глазков планировал зайти белым в тыл и отрезать им пути отхода на п.Камышловку. Однако выполнить поставленную задачу не удалось. Белые спешно оставили станицу и к вечеру 308-й полк прибыл в ст.Пресногорьковку. Не задерживаясь он двинулся дальше на п.Камышловку. В этот день, по приказу начдива, 2-я бригада 35-й дивизии была дополнительно усилена артиллерией. Ей были переданы 2-я и 3-я легкие батареи (всего четыре 3-дюймовых орудия) 2-го Крепостного артдивизиона. По воспоминаниям Преображенского, в станице Пресногорьковке царила паника. Эвакуироваться предлагалось всем казакам от 15 лет. Никто никого не неволил. В эти дни, каждый делал, свой может быть главный в жизни выбор. От правильного решения, зависела судьба всех его потомков на много поколений вперед. Некоторые беженцы, передумав по дороге, отставали от обоза, уклонялись в сторону, пережидали продвижение фронта и возвращались по домам. Массового исхода казачьего населения с Горькой линии не было. Теперь все понимали, что это не временное отступление, а раз¬гром и исход. Вдобавок приближались морозы, в войсках начинался тиф, кругом была полнейшая неразбериха. Отступление в таких условиях, означало неизбежную гибель всего хозяйства и большую вероятность погубить кого-то из домашних. Все это прекрасно понимали. Поэтому, в отступление пошли в основном семьи офицеров, отчасти гражданской интеллигенции войска, а также богатые станичники, не надеявшиеся на спокойную жизнь при большевиках.
Севернее петропавловского тракта, красный 309-й полк, с утра выступил из д.Орлово (Романово). Не доходя до д.Воскресенки, красная колонна попала под беглый артогонь. Двигавшаяся с полком 3-я легкая батарея развернулась и своим огнем сбила наблюдательный пункт белых, накрыв стоявшие на позиции 2 орудия 2-й батареи 12-го Сибирского артдивизиона. После этого, 309-й полк с боем занял деревню, заставив оборонявший ее 2-й Оренбургский казачий пластунский батальон отойти на казачий поселок Починовка. Преследуя отступавших казаков, в полдень, 309-й полк без боя прошел через поселок.

Уже в первые дни красного наступления выяснилось, что основное сопротивление, оказывается белыми в полосе железной дороги Курган-Петропавловск. Чтобы обойти упорного противника, вынудив его к отходу под угрозой окружения, 17 октября 1919 года, Тухачевский отдает частям 35-й дивизии приказ — выйти на следующий день к оз.Тасебай, селу Макарьевка, поселку Кабаний, деревням Успенская и Чулошная. Это выдвигало правый фланг 5-й армии, в положение угрожающим белым коммуникациям, делало сопротивление в полосе железной дороги бессмысленным. Но по настоящему критической, сделать ситуацию для белой армии генерала Сахарова, могла бы, переброска в район Петропавловского тракта, красной кавалерийской дивизии. Она была бы способна не только охватить фланг, но и разрушить тыловые коммуникации белых войск, посеять у них панику. К счастью для белого командования, Тухачевский вновь отклонил просьбу об этом начдива Неймана.

18 октября, на правом фланге 35-й дивизии южнее петропавловского тракта, 1-й Челябинский и 3-й Пермский крепостные полки, прибыв в п.Федоровка, приступили к смене отряда Степена. Красный 35-й кавдивизион Соболева ушел вперед на п.Ольгинку. 312-й полк, с батальоном 311-го полка и Сводной батареей Бодрова, выступил походным порядком из п.Казанки (Евгеньевка) к оз.Текебай. К вечеру они вышли на берега озер Соркуль и Узун-коль, где раскинули бивак. Перед ними, без боя отходил 34-й Оренбургский казачий полк, остановившийся у стоявшего в степи дома есаула Козина и выславшего разведки на п.Пилкино. Одновременно, два батальона красного 311-го полка со 2-й гаубичной батареей, вышли с утра из п.Пилкино. Полк прошел пос.Казанка (северный), и, отойдя еще 10 километров восточнее, остановившись в поле, заночевал. Белых на его участке не было видно. На тракте, 310-й и 308-й полки, с рассветом стали наступать на казачий поселок Камышловку. Всю дорогу от Пресногорьковки до Камышловки красноармейцам пришлось двигаться цепями, так как белые защищали каждый кустик и тропинку. В 2-3 километрах от Камышловки красные полки остановились под ураганным огнем. На позицию встала красная 1-я гаубичная батарея и вскоре, позиции белых егерей и казаков-пластунов, накрыл дождь гранат и шрапнели. При очередном выстреле в стволе одной из гаубиц взорвался снаряд, выведя пушку из строя. Но огонь белых сразу же ослаб и, почувствовав это, передовые цепи 308-го полка, с криком «ура» поднялись в атаку. Не выдержав их стремительного удара и удачного гаубичного огня, белые егеря и казаки-пластуны стали отступать, бросив на позиции три пулемета системы «кольт» с запасными частям и две пулеметные двуколки. В плен сдались 39 егерей и казаков из 14-го Сибирского казачьего полка. В свою очередь, 308-й полк потерял раненными 4 бойцов и 1 комиссара. В этом бою, погиб красноармеец Воробьев Ефим Логинович, уроженец Уфимской губернии и уезда, из с.Иглино, который был похоронен в братской могиле в п.Камышловском. Оставив Камышловку, Егерский отряд охраны Ставки отошел на позицию, в 4 верстах западнее казачьего поселка Пресноредуть. К 20 октября, в батальоне оставалось: 1 штаб-офицер, 13 обер-офицеров, 1 прапорщик, 1 юнкер, 378 солдат, в том числе 255 штыков и 123 нестроевых, 4 пулемета и батарея из 4 орудий. Белая 5-я Сибирская казачья дивизия отступила в п.Макарьевку. Передневав в занятом поселке Камышловка, в вечерних сумерках, красный 1-й батальон 310-го полка, попытался с юга обойти п.Пресноредуть. Одновременно, 2-й и 3-й батальоны, развернувшись в цепи, двинулись по тракту, нащупывая противника. Сторожевое охранение белых, было встречено в 6 километрах от поселка. Выяснив расположение врага, командиры, не вступая в бой, отвели своих бойцов обратно.
19 октября, южнее петропавловского тракта, сменившиеся на позиции 4-й и 10-й отряды особого назначения, выступили из п.Миролюбово. К вечеру, они достигли п.Казанский (Евгеньевский). Их путь лежал на ст.Пресногорьковку. Красный 312-й полк, с батальоном 311-го полка и Сводной батареей Бодрова, вышел на берега озер Теке-бай и Абухты. В течение всей операции, красные 312-й полк, отряд Степена и 2-я Челябинская крепостная бригада практически не принимают непосредственного участия в боях, но их фланговое движение имеет большое значение угрожая глубоким обходом белых с юга. На тракте, с рассветом, два батальона 311-го полка с 2-й гаубичной батареей двинулись на п.Макарьевку. Высланные вперед разведчики захватили белый разъезд из 5 человек. Со слов пленных в Макарьевке находились два полка 5-й Сибирской казачьей дивизии и 34-й Оренбургский казачий полк. В 6 часов утра два батальона 311-го полка при поддержке артиллерийского огня двинулись в атаку. Белые яростно оборонялись на северо-западной и юго-западной окраинах поселка. Красные цепи под огнем шли вперед и в 600-700 метрах от белых позиций залегли. Медленно продвигаясь вперед под огнем, красноармейцы подошли на 300-350 метров, после чего белые начали отход. С криком «ура» красные цепи поднялись в атаку. В плен сдалось 13 казаков с лошадьми и седлами, а также был взят 1 телефон. Потери в бою составили 8 раненных красноармейцев. Через некоторое время, 5-я Сибирская казачья дивизия попыталась отбить поселок обратно. Дважды атаковали всадники в конном строю, но заняв укрепленные позиции у леса, в 2 верстах восточнее п.Макарьевки, красноармейцы каждый раз огнем отбивали конницу. Поняв бессмысленность таких попыток и оставив одну сотню прикрывать отход, 5-я Сибирская казачья дивизия отошла на п.Исаевку, откуда уже в темноте, отступила на п.Святодуховку. Слева по тракту, 308-й и 310-й полки неожиданно без труда заняли казачий поселок Пресноредуть. Противника не было видно. Накануне ночью, 1-й и 3-й Оренбургские казачьи пластунские батальоны, не принимая боя, стали отходить на д.Семиозерку, откуда свернули на дорогу, идущую южнее казачьего поселка Кабанье и двинулись прямо в п.Екатериновку. С юга, от озер Башкирское и Карабалык, к казачьему поселку Екатериновке подтягивался 34-й Оренбургский казачий полк. Оставив в п.Пресноредути один батальон 310-го полка, для охраны подошедших туда 2-й и 3-й батарей 2-го Крепостного артдивизиона, весь 308-й полк Глазкова с батальоном 310-го полка и одним орудием 1-й гаубичной батареи, выступил по тракту на п.Кабаний. Пройдя к исходу дня, по раскисшей пахоте лишь 10 верст, красная колонна остановилась на ночлег. Противника не было видно.
20 октября, южнее петропавловского тракта, сменившиеся с фронта 4-й и 10-й отряды особого назначения, прибыли в ст.Пресногорьковку. Сюда же, подошел из тыла и только что прибывший на фронт 2-й Казанский крепостной полк с 1-м тяжелым артдивизионом. К ним из г.Троицка двигался завершивший свое формирование 11-й отряд особого назначения. Полки 2-й Челябинской крепостной бригады, шли по степи к п.Ольгинке. 2-й Троицкий крепостной полк выступил через д.Ершовку и п.Демьяновку (ныне п.Узунколь) на п.Королевку. Противника не было видно. Красный 35-й кавдивизион Соболева, вместе с партизанским отрядом Ковалева, после небольшой перестрелки с казачьим разъездом из 30 всадников, заняли п.Анновку и выступил колонной в п.Благовещенку. 312-й полк, с батальоном 311-го полка и Сводной батареей Бодрова, сделав за день форсированный переход, к вечеру достиг п.Ольгинки. При подходе к поселку, казаки обстреляли красную колонну ружейно-пулеметным огнем, но завидев разворачивающиеся цепи, спешно отошли. На линии тракта, два батальона 311-го полка, выступив с рассветом из п.Макарьевки, начали бой с тремя арьергардными сотнями 5-й Сибирской казачьей дивизии у п.Исаевки. Оттеснив их, 311-й полк прошел п.Исаевку, взяв 17 пленных и к вечеру после непродолжительного боя, занял п.Святодуховку, взяв в плен 12 казаков с лошадьми и потеряв 3 красноармейцев раненными. Не задерживаясь, 311-й полк продолжал наступать на п.Петровку. Сдавшиеся под Святодуховкой в плен казаки 14-го Сибирского казачьего полка Коробейников, Безсонов и Кузнецов рассказали, что вся их дивизия отходит на п.Петровку, а казаки в полках сильно утомлены. Левее по тракту, в ночь на 20 октября, 308-й полк без боя занял п.Кабаний. Стоявшие здесь остатки белого 3-го Сводно-партизанского стрелкового полка (50 штыков), без боя отошли на казачий поселок Усердное, откуда были отправлены на переформирование в п.Новоявленка (Мусино) на Ишиме. По дороге у п.Святодуховки, от полка отстал и сдался в плен красным солдат Зеленков из полкового обоза, рассказавший о переброске полка в тыл. В Кабаньем был пойман 1 белый шпион с документами, который должен был проникнуть в тыл красным. На участке 310-го полка у Монастыря, вышел и сдался в плен казак Алабугин из 34-го Оренбургского казачьего полка. С его слов, полк отступает по тракту на запад. Получив такие известия, 310-й полк походным порядком выступил из Монастыря на п.Екатериновку, который обороняли 34-й Оренбургский, несколько сотен 13-го и 14-го Сибирских казачьих полков, 1-й и 3-й Оренбургские казачьи пластунские батальоны и артиллерийская батарея егерей. Пройдя 5 верст, 310-й полк наткнулся на казачий разъезд, который отстреливаясь начал отходить. Не доходя одной версты до поселка, красноармейцы развернулись в цепи. Дорога шла через узкий перешеек между двух озер. Не рискнув соваться в это прострелянное дефиле, комполка Гудко-Портненко бросил 1-й батальон 310-го полка в обход оз.Питное с северной стороны, угрожая отрезать казакам путь отхода по тракту. Заметив огибающие озеро красные цепи, станичники бросились отступать в лес на северо-восток от поселка, откуда отошли к п.Островке. В плен сдались 2 перебежчика из 34-го Оренбургского казачьего полка и 1 солдат из Егерского отряда охраны Ставки, а всего за день было взято 32 пленных, 8 винтовок, 2 пулемета, 2 орудийных передка, 2 зарядных ящика и 50 мотков проволоки. В тщетной попытке, хоть как-то задержать наступающих красных, белое командование стало выдвигать на фронт даже такие ненадежные части как стоявший уже около месяца в д.Покровка, 1-й Украинский имени гетмана Сагайдачного полк штабс-капитана Титовского. К середине октября 1919 года, полк насчитывал в своих рядах 35 офицеров и состоял из 1-й и 2-й сотен — по 35 штыков каждая, 3-й сотни – 37 штыков, 4-й сотни – 42 штыка, а также 60 сабель в команде конной разведки, роты связи в 37 человек, пулеметной команды в 80 человек и нестроевых, которых насчитывалось до 300 человек. Всего, в списках полка значилось 525 человек и 4 пулемета, три из которых были неисправны. Настроение солдат было откровенно большевистским. Даже офицеры полка, не против были сдаться в плен, но опасались расстрела. 7 октября, выступив из д.Покровка, 1-й Украинский полк двинулся на фронт. Какое-то время, командование водило полк в прифронтовой полосе, через ст.Пресновка, поселки Ольгинку, Святодуховку, Островку, Екатериновку, присматриваясь к солдатам. Но рано или поздно, часть необходимо было вводить в бой. И вот у казачьего поселка Островка, солдаты-украинцы наконец-то заняли оборону, ожидая накатывающиеся с запада красные полки.

По написанным позднее воспоминаниям командарма Тухачевского, к этому времени, его штаб обратил внимание, что части 35-й дивизии, развивая свое наступление, выиграли пространство на правом фланге армии и стали нависать над коммуникациями белых. Решив использовать эту выгодную ситуацию, 21 октября, штаб 5-й армии отдает срочный приказ №1698-н, по которому части красной 54-й дивизии, должны были перейти на петропавловский тракт в район казачьего поселка Кабаний, для усиления обходного крыла и прикрытия правого фланга армии, в случае контрудара противника. Эта переброска уже явно запаздывала, но в штабе 5-й армии, упорно цеплялись за идею неотступно наседать и обтекать левый фланг противника, угрожая тому постоянно окружением. Как писал впоследствии сам командарм: «…армия совершала последовательный маневр, удлиняя свой правый фланг за счет освобождающихся в центре частей и тем самым, создавая обеспечение успеха Ишимского сражения». Таким образом, как отмечал Шундеев, своим быстрым движением, 35-я дивизия все время угрожала флангу белых. Малейшая попытка белых задержаться в центре, грозила бы им неминуемым обходом с юга. Это привело к окончательному разгрому белых и не давало им возможности быстро отойти и привести части в порядок. Под угрозой быть отброшенными к северу от железной дороги, разбитая белая армия стала поспешно отступать.

21 октября, южнее петропавловского тракта, красные 1-й Челябинский, 3-й Пермский и 2-й Троицкий крепостные полки, с 1-й легкой батареей двигались по бескрайнему степному простору к п.п.Ольгинка и Королевка. Впереди них двигался 35-й кавдивизион. Противника не было видно. Со слов местных жителей, оставив п.Дмитриевку, белые ушли в сторону г.Петропавловска. Дивизионный резерв – 4-й и 10-й отряды особого назначения, 2-й Казанский крепостной полк и 1-й тяжелый артдивизион, с рассветом выступили на восток из ст.Пресногорьковки и к вечеру прибыли в п.Кабаний. Красный 312-й полк двигался из п.Ольгинки на п.Благовещенку, а 311-й полк наступал из п.Святодуховки на п.Петровку и п.Богдановку, которые занял к вечеру, после боя с 34-м Оренбургским, 13-м и 14-м Сибирскими казачьими полками. При чем у п.Петровки, на сторону красных едва не перешел весь 34-й Оренбургский казачий полк. Навстречу наступавшим колоннам 311-го полка, внезапно выехала делегация из 10 казаков под белым флагом. Возглавил ее не кто-нибудь, а сам командир 4-й сотни Новиков. Сблизившись с противником, казаки вступили в разговоры, начав выяснять мотивы ведения войны и условия ее прекращения. Назревала массовая сдача в плен. Лишь появление командира полка Красноярцева, прекратило переговоры и сорвало переход полка к противнику. Полковник спешно отвел заколебавшихся казаков в п.Рождественку. При этом в плен сдались 15 казаков, а казак Николай Бузов из ст.Нижнеувельской, пожелал лично узнать, о положении на родине, в связи с ходившими среди казаков слухами, о сжигании красными их станиц. Как делегат от полка, он был отправлен красным командованием в свою родную станицу, обещав по возвращении, все рассказать односумам. В п.Богдановка в плен сдался прапорщик Чигин из 47-го стрелкового полка. Находясь в полковом обозе, он был командирован для закупки овса и не желая возвращаться в полк, скрылся у местных крестьян. На тракте, с рассветом 21 октября, красный 310-й полк (426 штыков) выступил из п.Екатериновки по тракту на п.Островку. За колонной шли два орудия 3-й батареи 2-го Крепостного артдивизиона. Едва красноармейцы прошли 2 версты, как с опушки леса ударили выстрелы. 1-й батальон Колобродова развернулся в цепь справа от тракта, а слева раскинулись цепи 2-го батальона Стародубцева. Ведя перестрелку, бойцы двинулись, вперед оттесняя вражеское охранение. В 5 верстах от п.Екатериновки, были встречены главные силы противника. Здесь, занимали оборону 1-й Украинский полк имени гетмана Сагайдачного (500 штыков и 4 пулеметов), 1-й и 2-й Оренбургские казачьи пластунские батальоны, примерно по 300 штыков каждый, 34-й Оренбургский, 13-й и 14-й Сибирские казачьи полки, эскадрон кавполка Барнаульских «Голубых улан». Из-за лесистой местности, белые, ведя яростный огонь, не подпускали цепи 310-го полка, ближе, чем на 1,5 километра к своей позиции. При этом небольшие конные части белых, пытались нанести удар по левому флангу наступавших красных цепей, но отбивались командой конной разведки. Внезапно, навстречу красноармейцам перебежали и сдались сразу 29 солдат-украинцев. Они рассказали, что весь их полк не желает сражаться и думает только о сдаче в плен. Воодушевленные этим, красноармейцы поднялись и пошли в атаку в полный рост, оттесняя начавших спешный отход белых стрелков. Вскоре лес расступился, и бойцы увидели поле. Это было огромное степное плато у п.Островки. Едва только красные цепи, отделившись от опушки леса, вышли в открытую степь, как по ним тут же ударила батарея трехдюймовых орудий из отряда егерей, установленная на окраине поселка. Видя впереди дома Островки и отходящие по полю цепи противника, красноармейцы бросились вперед и буквально «на плечах» бегущих белых взяли поселок. Отстав от отступающих, в плен сдались 76 солдат-украинцев, а также было взято 115 винтовок. У белых в бою погибли 3 офицера, видимо убитые сдающимися в плен солдатами. Стало очевидно, что ввод в боевую линию такой ненадежной части как 1-й Украинский имени гетмана Сагайдачного полк, не только не может помочь делу, но еще больше содействует противнику. К вечеру, красный 310-й полк остановился, не доходя 3 километров до ст.Пресновки, где раскинул свой бивак. За ним двигался 308-й полк. С севера на тракт стали выходить части красной 1-й бригады 35-й дивизии. На рассвете, 2-й батальон 309-го полка без боя занял казачий поселок Усердное. Со слов жителей, еще вечером, казаки с 6 орудиями отошли на п.Казанку. Двинувшись за ними, 2-й батальон 309-го полка, с помощью подошедшего из д.Привольное, своего же 1-го батальона, около 3 часов ночи 22 октября, без боя занял п.Казанку. Часть стоявших здесь казаков отошла в сторону ст.Пресновки, а 2-й Оренбургский казачий пластунский батальон и сотня 13-го Сибирского казачьего полка, заняли позицию в 8 километрах западнее п.Лапушки, перекрывая ведущие на восток дороги.

22 октября, двигавшиеся на правом фланге южнее петропавловского тракта полки 2-й Челябинской крепостной бригады, выступили к п.п.Дмитриевка и Семиполка. Впереди них, 35-й кавдивизион Соболева выступил из п.Евгеньевка (Казанка). Красный 2-й Троицкий крепостной полк остановился в п.Королевка. Двигавшиеся в дивизионном резерве 4-й и 10-й отряды особого назначения, 2-й Казанский крепостной полк и 1-й тяжелый артдивизион, сосредоточились в п.п.Екатериновке и Усердном. 312-й полк с батальоном 311-го полка и Сводной батареей Бодрова, двигался на п.Благовещенку. При подходе к поселку, казаки открыли по красной колонне сильный ружейно-пулеметный огонь. Пока красные цепи разворачивались для атаки, казаки отошли. 311-й полк с утра наступал густыми цепями на п.Рождественку. Оборонявший поселок белый 34-й Оренбургский казачий полк отошел к оз.Данилово, а затем на оз.Чебак-куль, прикрыв с юга дорогу на казачий поселок Новорыбинку. Сотни 14-го Сибирского казачьего полка, отошли от п.Рождественки на п.Троицкое и м.Котлубай. На тракте, красные 310-й и 308-й полки, с рассветом двинулись из п.Островки на ст.Пресновку. Для обороны крупной по местным меркам станицы, фактически одного из центров Горькой Линии, белые сосредоточили все свои силы. Здесь находились: Егерский отряд охраны Ставки (200 штыков), 1-й Украинский имени гетмана Сагайдачного полк (200 штыков), по одному эскадрону кавполков «Черных гусар» и Барнаульских «Голубых улан», а также 14-й Сибирский казачий полк, общим числом в 700 сабель, 25 пулеметов и 7 орудий. Командовал этой группой генерал Доможиров. Красный 308-й полк должен был обойти станицу по лесу, севернее оз.Мочище и атаковать со стороны п.Казанка, нанося главный удар. В лоб по тракту, наступал 310-й полк (413 штыков). Его поддерживали два орудия 3-й батареи 2-го Крепостного дивизиона. Комполка Гудко-Портненко, разделил свой полк на две части. 1-й батальон двинулся в 5 километрах южнее тракта. Обходя станицу с юга, он должен был выйти между ст.Пресновкой и п.Новорыбинкой, окружив обороняющихся. В лоб на ст.Пресновку, наступал 2-й батальон 310-го полка. 3-й батальон, был оставлен при штабе бригады в п.Островке. Едва цепи красноармейцев вышли на опушку леса в 5 километрах западнее станицы, как белые открыли по ним сильный и меткий артогонь. Но цепи не останавливаясь, все шли и шли вперед. При их приближении, белые егеря и казаки оставили свои позиции и начали отход на п.Новорыбинку. К полудню станица была взята. Потери 308-го полка в этом бою составили 1 убитый, 4 ранено и 1 контужен. При этом, 1-й батальон 310-го полка, зайдя с юга, без боя занял казачий поселок Новомихайловка. Белые 1-й и 3-й Оренбургские казачьи пластунские батальоны отступили на позицию в 2-3 километрах от ст.Пресновки, а Егерский отряд охраны Ставки и Партизанскую кавдивизию, отвели в п.Новорыбинку в резерв группы. Отсюда, обозы Партизанской кавдивизии уже потянулись на п.Троицкое. Ночью, 5-я и 6-я роты 310-го полка с конными разведками 310-го и 308-го полков, под командованием комбата Преображенского двинулись на п.Новорыбинку и в нескольких километрах от него взяли в плен 2 казаков из белого секрета 1-го Оренбургского казачьего пластунского батальона, после чего отошли обратно в станицу.

23 октября, началось общее отступление белых армий по всему фронту. Пользуясь тем, что сходящиеся у Петропавловска вместе железнодорожный путь и полоса тракта сокращали линию фронта, штаб генерала Сахарова решил сдвинуть свои войска на юг, чтобы ликвидировать опасный охват левого фланга. Ведь именно здесь, на открытом степном фланге, и крылся залог успеха всей операции. В штабе красного командарма Тухачевского еще не понимали, что их противник уже начал стремительный общий отход. В директиве №1707-н от 23 октября 1919 года, командарм, еще думая, как отбросить белых к северу от железной дороги, приказал 35-й дивизии, к вечеру следующего дня, выйти на линию п.Троицкий — хут. Зеленин –оз.Бол.Молоково — казачий поселок Железное, выдвинув особый заслон в район поселков Семиполка и Спасский. Чуть севернее тракта, красная 5-я дивизия, должна была 24 октября 1919 года, выйти на линию казачий поселок Богатое — оз.Журавль — д.Слевное, участвуя своим правым флангом в ударе по тракту. Недавно сформированной Сводной кавалерийской дивизии, было приказано двигаться через село Лопатки и к рассвету 25 октября 1919 года, прибыть в район казачьего поселка Богатое, откуда действовать белым в тыл, в направлении на станцию Петухово. Основной идеей, было отрезать белым пути отхода на Петропавловск. Однако, планируемый штабом 5-й армии удар, на тот момент, уже был нацелен по пустому месту. Таким образом, лишь спустя неделю, штаб командарма Тухачевского совершил ту перегруппировку своих войск и их концентрацию на правом фланге, с какой и следовало начинать наступление. Белому командованию удалось искусно вывести свои главные силы, из намечавшегося в районе железной дороги окружения. Рокировка сил красной 5-й армии с левого фланга на правый опоздала. Переброска 54-й и Сводной кавалерийской дивизий на правый фланг, в район Петропавловского тракта, лишь привела к дальнейшему бездействию этих дивизий, помогла белому командованию отвести остатки разбитой армии за реку Ишим. Итогом же, всех этих перегруппировок стало то, что с 26 октября, красной 35-й дивизии Неймана, пришлось фактически одной, бороться со всей 3-й армией белых. Ее полки значительно вырвались вперед, опередив все остальные дивизии. Своим быстрым движением, 35-я дивизия все время угрожала флангу белой армии обходом с юга, при малейшей попытке задержаться. Этот смелый охватывающий маневр, все время вырывал инициативу из рук белых. Не даром, уже 22 октября, командующий фронтом генерал Дитерихс, телеграфировал адмиралу Колчаку: «…положение в 3-й армии внушает мне серьезные опасения за судьбу всего фронта. Опасаюсь, что Петропавловск будет взят красными сегодня или завтра, что поставит Волжскую и Уфимскую группы в чрезвычайно тяжелое положение, а 1-ю и 2-ю армии в критическое».

23 октября, южнее петропавловского тракта, красный 2-й Троицкий крепостной полк находился в 15 километрах юго-западнее п.Анновки, 3-й Пермский крепостной полк прибыл к оз.Ачка-куль, а 1-й Челябинский крепостной полк достиг оз.Ачка-сор. 4-й, 9-й и 10-й отряды особого назначения, батальон 2-го Казанского крепостного полка и 1-й тяжелый артдивизион прибыли в п.Островка. Еще два батальона 2-го Казанского крепполка выдвинулись в д.Привольная. 312-й полк с батальоном 311-го полка и Сводной батареей Бодрова, выступив утром из п.Благовещенки, преследовал отступающую белую 5-ю Сибирскую казачью дивизию и занял п.Архангельское. Наступавшие по соседству два батальона 311-го полка с 2-й гаубичной батареей достигли п.Рождественки, со слов местных жителей белые ушли на п.Троицкий. На тракте, в ночь на 23 октября, 1-й и 2-й батальоны 310-го полка выступили на п.Новорыбинку. Впереди цепей, для обнаружения позиций противника, двинулись начальник пешей разведки 310-го полка Эдуард Иванович Мелкер, уроженец Лифляндской губернии, Вольмарского уезда, хут.Ментом, командир взвода пулеметной команды полка Анфиногенов Илья Александрович, уроженец Нижегородской губернии, Целкачевского уезда, Астовской волости, д.Кистова, начальник пулемета Кирилычев Андрей Павлович, уроженец Вятской губернии, Елабужского уезда, Старо-Ячинской волости, пулеметчики Пьянков Семен Порфирьевич, уроженец Вятской губернии, Малмыжского уезда, д.Вольная, Кудрин Иван Семенович, уроженец Вятской губернии, Сарапульского уезда, с.Ситинское и Норкин Петр Васильевич, уроженец Вятской губернии, Котельнического уезда, Торонинской волости, д.Пустошейка, а так же 12 красноармейцев-разведчиков. Пулеметчики ехали на повозке. Белые егеря занимали позицию на опушке леса, в окопах в 1 километре от п.Новорыбинка. В темноте не заметив противника, красноармейцы подъехали практически вплотную. Лишь в 20 метрах, увидев во мраке силуэты, сторожевое охранение егерей ударило в упор из 3 пулеметов и, бросившись за бруствер, попыталось захватить разведчиков в плен. В возникшей сумятице, пулеметчик Норкин не растерялся. Он прямо с повозки открыл огонь из пулемета, не давая белым солдатам приблизиться и схватить залегших на земле разведчиков. Пулеметный бой, шел фактически на дистанции «в упор». Лишь стальной щит, спасал отважного бойца, от тянущихся к нему со всех сторон огненных лент. Все внимание белых, было приковано к этим мелькавшим в темноте вспышкам. Тем временем, красные цепи беспрепятственно приблизились, ориентируясь на звуки боя, тихо подошли и внезапно бросились в атаку. Удар получился удачным. Оставив позиции, егеря стали отходить. На их «плечах» красноармейцы заняли поселок, захватив запряженный передок от орудия и казака-перебежчика из 1-го Оренбургского казачьего пластунского батальона. Севернее, красный 308-й полк занял с боем казачий поселок Лапушки. Двинувшись дальше, его 2-я и 6-я роты на рассвете, с боем заняли казачий поселок Железное, взяв в плен 1 казака из 33-й Отдельной оренбургской казачьей сотни. Со слов пленного, в их сотне было 105 сабель. Из п.Железное, 2-я и 6-я роты 308-го полка двинулись на п.Кладбинку. 308-й полк без боя занял казачий поселок Миролюбово, взяв 18 пленных. За ним в тылу, из п.Казанки в п.Железное, двигались два батальона 309-го полка. Вскоре 308-й полк сбивая белые разъезды занял казачий поселок Кладбинку, куда подошли 2-я и 6-я роты.
24 октября, из с.Куртамыша в ст.Пресногорьковку, на новый полевой аэродром, перебазировались 2 самолета красного 29-го авиаотряда 5-й армии. Южнее тракта, с утра, 2-й Троицкий крепостной полк из п.Анновки двинулся в ст.Звериноголовскую, куда и прибыл к вечеру. 3-й Пермский крепостной полк, от оз.Акча-куль, выступил на п.Дмитриевку. 1-й Челябинский крепостной полк двинулся из п.Семиполки в п.Спасский и внезапно наткнулся в степи около м.Салюр на белый обоз, захватив 72 подводы, 80 лошадей и 700 мешков овса. Два батальона 2-го Казанского крепостного полка из д.Привольной двигались на п.Казанку, а 10-й отряд особого назначения, один батальон 2-го Казанского крепостного полка и 1-й тяжелый артдивизион перешли в ст.Пресновку. С севера из д.д.Яровая и Казенная на тракт к п.Островке выходила перебрасываемая на этот участок 2-я бригада красной 54-й дивизии (481-й, 482-й, 483-й полки, роты связи и саперная). 312-й полк с прибывшей к нему 2-й гаубичной батареей, выступил на рассвете из п.п.Архангельское и Рождественка. К вечеру, его конная разведка атаковала п.Троицкое, выбив оттуда 34-й Оренбургский казачий полк, который отошел на ст.Становая. В плен было взято до 40 белых солдат. У красных потери – 1 раненный. Со слов крестьян, занимавший п.Троицкое 13-й и 14-й Сибирские казачьи полки, эскадрон «Черных гусар», 2-й Усть-каменногорский полк и Партизанская дивизия Анненкова отступили на п.Владимировку. 311-й полк с прибывшей к нему Сводной батареей Бодрова, двинулся из п.Рождественки на хут.Зеленин. Казаки обстреляли подходившую колонну ружейно-пулеметным огнем, но затем отошли, пользуясь задержкой при развертывании в цепь бойцов. При этом в плен сдалось 8 перебежчиков. 4-й отряд особого назначения перешел в п.Петровку. На тракте, в 4 часа утра, красный 308-й полк выступил из п.Миролюбово на п.Кладбинку. За ним, из п.Новорыбинки в п.Миролюбово, двигался в резерве 310-й полк. Впереди колонны, шла команда пешей разведки, 6-я рота и 120 конных разведчиков. Пешие разведчики двигались на полверсты впереди всех. В передовом дозоре, шагали красноармейцы Иван Гогонов, уроженец Калужской губернии, Малоярского уезда, с.Деделино и Михаил Алексеев, уроженец Пермской губернии, завода Кыштым. Подойдя к видневшейся в утренних сумерках клади с хлебом, они увидели, как из-под навеса, внезапно выбежали и бросились бежать два человека. Догнав беглецов, красноармейцы их быстро обезоружили и повели в полк. Это оказались белые солдаты. По дороге, к идущим вышел и сдался третий белый дозорный, которого так же обезоружили и прихватили с собой. Удачно сняв, таким образом, белый караул, красноармейцы 308-го полка незаметно подошли и с боем заняли п.Кладбинку. Оборонявшиеся здесь Егерский отряд охраны Ставки, 1-й и 3-й Оренбургские казачьи пластунские батальоны, остатки 1-го Украинского имени гетмана Сагайдачного полка, четыре сотни 13-го Сибирского казачьего полка, Усть-уйская и Клястицкая отдельные сотни, а также эскадрон полка «Черных гусар», отошли на позицию в 5 километрах западнее п.Сенжарки. В бою, казаков поддерживали 1-я батарея 12-го Сибирского артиллерийского дивизиона (2 орудия), батарея егерей (4 орудия) и 6-я Оренбургская казачья батарея (1 орудие). В плен было взято 25 лошадей, 15 повозок, 1 передок, 63 солдата, 32 винтовки, 20 снарядов. Потери 308-го полка составили 8 раненных. При этом, перебежчик из полка «Черных гусар» рассказал, как 20 октября, в Петропавловске, на глазах специально собранных солдат, были публично расстреляны пойманные дезертиры.
К 28 октября, сложившаяся на фронте армии обстановка, заставила красного командарма Тухачевского, возложить задачу штурма Петропавловска, только на одну 35-ю дивизию. Другие части, просто не успевали выровнять свой фронт. Остановить же движение 35-й дивизии, только для того, чтобы дать возможность подтянуться другим частям, означало дать противнику выиграть несколько спокойных дней. Это смелое решение было правильным, так как иного выхода просто не было. Главной идеей Петропавловской операции в октябре 1919 года, было окружение белых. Но на деле, сил красной 5-й армии не хватило для охвата обеих флангов армии противника. Удалось охватить лишь один фланг – левый. Стремительное преследование не давало белым возможности привести себя в порядок. Их фланг все время захлестывался. Но, на подступах к Петропавловску, фронт стал значительно сокращаться. Для всех дивизий 5-й армии, просто не стало хватать места. Часть дивизий, была вынуждена двигаться по тылам наступавших впереди своих же частей, с целью выхода на свободный фланг. К утру 28 октября, белые 1-я Самарская, 13-я Казанская и 4-я Сибирская казачья дивизии отступали к Петропавловску от села Беловского, 3-я Симбирская дивизия отходила от д.Коваль, а Волжская кавбригада, после боя у д.Матасы, отступила к разъезду Орленок и станции Мамлютка. Последними, задрав вверх стволы орудий отходили два белых бронепоезда. Для прохода этих стальных черепах, в Петропавловске даже не был испорчен железнодорожный мост. 27-го и 28 октября, через город шли на восток отступавшие белые части. Генерал Сахаров настаивал, чтобы Уральская группа упорно обороняла тракт между ст.Становой и пик.Маловознесенским, не давая красным выйти с юга на стан.Мамлютку и отрезать Волжскую группу от путей на Петропавловск. Пути из ст.Становой на стан.Мамлютку, должны были перехватить Оренбургский казачий дивизион Леонова и Самарский гусарский конный дивизион (7-й Уральский кавдивизион). Впрочем, красные в этом направлении так и не пошли. С рассветом 28 октября, действовавший на правом фланге южнее петропавловского тракта 1-й Челябинский крепостной полк с 1-й батареей 2-го Крепостного артдивизиона занял п.Васильевку. 3-й Пермский крепостной полк, оставив один батальон в п.Спасском, занял с вечера п.Николаевка. На следующий день, 2-я Челябинская крепостная бригада заняла пик.Покровский и п.Новопокровский, где, разделившись, одна колонна двинулась в сторону г.Кокчетава, а другая на оз.Тарангуль. 35-й кавдивизион Соболева находился в м.Торкабай. Дивизионный резерв — 10-й отряд особого назначения и 1-й тяжелый артдивизион, двигались по тракту в п.Дубровное. В тылу, 29-й авиаотряд 5-й армии, начал переброску из ст.Пресногорьковки в п.Новорыбинку. Красный 312-й полк с 2-й гаубичной батареей, на рассвете 28 октября, выступил из немецкой колонии, что в 8 километрах восточнее п.Новомихайловки, по дороге на казачий поселок Боголюбово. Здесь, у оз.Арык-балык, занимала позиции 2-я Оренбургская казачья бригада и Саткинский егерский полк. Они прикрывали дорогу к переправе у ст.Новоникольской. Со слов сдавшегося в плен казака Мезенцева, их 2-й Оренбургский казачий пластунский батальон с 2 орудиями отходил от п.Новомихайловки к реке Ишиму. Саткинский егерский полк, состоял из 2-х батальонов и еще один батальон находился при штабе 7-й Уральской дивизии. Бой разгорелся у хут.Лидковский. 2-я Оренбургская казачья бригада с Егерским батальоном штаба 3-й армии, при поддержке огня двух артиллерийских орудий, попыталась обойти цепи наступавшего красного 312-го полка. Маневр не удался. Потерпев неудачу, казаки оторвались от противника и прибыли в казачий поселок Надежку. Направив по одной сотни для разрушения мостов у п.Боголюбово и ст.Новоникольской, белый комбриг Панов отвел свои полки за реку Ишим. С отходом казаков-оренбужцев, Егерский батальон штаба 3-й армии оказался отрезан красными, но сумел пробиться к оз.Кабанье, откуда с Егерским отрядом охраны Ставки отошел на п.Боголюбово, оставив у оз.Кабаньего одну казачью сотню для наблюдения. К полуночи, красные цепи 312-го полка заняли поселки Надежку и Боголюбово, взяв 22 пленных. Белые отошли за реку Ишим, испортив все мосты. Одновременно, с рассветом, красный 311-й полк с 1-й гаубичной и 2-й легкой батареями, выступил из ст.Становой по тракту на пикет Маловознесенский. Пройдя 6 километров, полк наткнулся на упорное сопротивление 7-й и 11-й Уральских дивизий. При поддержке артогня, белые отбили атаку конных разведчиков. Тогда, развернувшись на позиции, красная 1-я гаубичная батарея так же открыла огонь, а красноармейцы 311-го полка вновь поднялись в атаку. Задерживаясь у каждого перелеска, бугорка и лощинки, к полудню, 7-я Уральская дивизия горных стрелков, с боем отошла от пик.Маловознесенского на 4-5 километров восточнее. Белые стрелки-уральцы заняли позиции у опушки леса, по дороге на п.Вознесенку, в 3 километрах западнее его. По исследованиям петропавловского краеведа Игнашкова С.Б, пикет Маловознесенский в то время состоял из одного строения. Бой за пикет был скоротечный, попутный при отходе. Сейчас его уже не существует, этого старого казачьего пикета, переименованного затем в казахский аул Бикет. В 70-х годах, съехали из него последние жители и на этом месте, раскинулись сегодня во всю ширь пахотные поля. Но и на новых позициях, закрепиться белым стрелкам-уральцам не удалось. Натиск красных не ослабевал и обе дивизии уральцев вновь начали отход. К вечеру, 11-я Уральская дивизия переправилась за Ишим у п.Новокаменки, а 7-я Уральская дивизия горных стрелков отошла за реку через переправу у п.Вознесенки, укрепившись в 4 километрах на господствующей высоте. Преследуя их, красный 311-й полк без боя занял оба поселка, захватив 10 пленных. Разведчики обнаружили, что мост через реку Ишим у п.Вознесенка не взорван и охраняется белой заставой. Красный 310-й полк, на рассвете 28 октября, вышел из ст.Становой и походным порядком двинулся на ст.Архангельскую. Вскоре, красная колонна свернула на дорогу, идущую влево, севернее тракта на п.Вознесенку. В резерве двигались два батальона 2-го Казанского крепостного полка. Не доходя 10 километров до станицы, на правом фланге была замечена белая конница, которая охраняла левый фланг своей отходящей пехоты. Команда конной разведки, в составе 32 бойцов, под командованием военкома 1-го батальона Яковлцева, начальника команды пешей разведки Мелкера, командира конных разведчиков Харлампия Зиновьевича Дрогина, крестьянина из с.Рождественка Петропавловского уезда, добровольно ушедшего с красными, бросилась в атаку. Не принимая боя, белая конница стала отступать. Однако, выйдя на открытое место и заметив, что красноармейцев мало, казаки повернули назад. Подпустив их поближе, красноармейцы стали забрасывать наступавших ручными гранатами. Так и не доведя дело до холодного оружия, потеряв 14 человек, белая конница скрылась в лесу. Потери красных составили 1 убитый и 3 раненных. Проделав марш в 45 километров, 310-й полк подошел к ст.Архангельской. Станица находилась на увале, огибавшем оз.Башкирское по кругу. В ней была всего одна улица, но та тянулась, аж на целых 3 километра полукругом. Со всех сторон, станицу окружал лес. Втянувшись на улицу с северо-восточной части станицы, красноармейцы 310-го полка дошли до ее центра, где остановились на отдых. Внезапно, двинувшиеся дальше пешие разведчики, обнаружили в западной части станицы расположившихся на отдых белых. Это были 50-й и 51-й Сибирские полки из состава 13-й Сибирской дивизии, под командованием штабс-капитана Карпова и полковника Ляпунова. Их численность составляла около 200 штыков каждый. Части не отличались надежностью. По донесениям армейской контрразведки, среди солдат 50-го полка, неоднократно велись разговоры о мире с красными, в целом не было стойкости. В 51-м полку, общим желанием всех солдат, было так же скорее окончить войну. Ситуацию еще больше ухудшило, прибытие в качестве пополнения мобилизованных Петропавловского уезда. Уже по пути на фронт, 9 солдат были замечены в агитации и направлены в дисциплинарную роту. И хотя солдат, безусловно преданных было немного, но офицерский состав полков, был вполне на высоте. На этом испытанном офицерском кадре и держалась боеспособность обоих полков. Одним из первых, в станице был взят в плен солдат-посыльный, с донесением от командира 49-го Сибирского полка, отходившего из п.Вознесенки в ст.Архангельскую. Это был наиболее сильный полк дивизии. По донесению армейской контрразведки, «…полк в боевом отношении наиболее стойкий, но многие относятся к исходу борьбы безразлично и все их желание, как бы скорее попасть домой». Узнав и приближении противника, красный 2-й батальон 310-го полка был направлен перекрыть дорогу. Однако, командир 49-го полка Мейрер, узнал об ожидавшей его засаде и обошел со своим полком ст.Архангельскую, по кружной дорогой справа. Тем временем, 1-й батальон 310-го полка (250 штыков), начал разоружать стоявшие в ст.Архангельской 50-й и 51-й Сибирские полки. Особого сопротивления оказано не было. Большинство солдат просто сдались без боя. Было взято 200 пленных из обоих полков и инженерной роты, 130 винтовок, одно авторужье «шоша», 20 лошадей, 20 шашек, весь обоз и 2 кухни. До сих пор, среди старожилов станицы, ходят слухи об орудии, которое белые якобы утопили в оз.Башкирском, не имея возможности вывести. Оружия, особенно винтовок, в станице было брошено так много, что по рассказам старожилов, местные казачки даже припирали ими двери сараев. Застигнутые врасплох, белые солдаты и офицеры разбежались во все стороны и до самого утра, в станице бродили их отдельные группы. Пленные рассказали, что 13-я Сибирская дивизия, численностью около 600 штыков, без артдивизиона, прибыла 26 октября в г.Петропавловск со станции Макушино. Пройдя походным порядком через казачьи поселки Бишкуль, Новокаменку и Надежку, она прибыла в ст.Архангельскую. Левее действовал 34-й Оренбургский казачий полк. В этот же день, авангард красного 1-го Оренбургского казачьего кавполка имени Степана Разина, не доходя 10 километров до ст.Новоникольской, столкнулся с казачьей сотней, которая после перестрелки отошла в станицу. На следующий день, 29 октября, вместе с прибывшим 66-м (2-м) Петроградским кавполком, красные казаки-«разинцы» перешли в наступление на ст.Новоникольскую. Местность западнее станицы, была открыта на много верст. По наступающей красной коннице, с окраины ударил сильный ружейно-пулеметный огонь. Под его прикрытием, 1-й и 3-й Оренбургские казачьи пластунские батальоны, а также 13-й и 14-й Сибирские казачьи полки с 4 орудиями, в полном порядке отступили за реку Ишим. Встав на позиции, белая батарея открыла сильный огонь с высот восточного берега, заставив оба красных кавалерийских полка отойти на опушку леса, в полуверсте западнее станицы. Еще дважды, красная конница пыталась ворваться в станицу и с ходу форсировать Ишим, но каждый раз отбивалась огнем с восточного берега.

На левом фланге дивизии, красные 308-й и 309-й полки, после полудня, вели упорный бой у стан.Мамлютка. Белые оказали упорное сопротивление, но быстрым движением, 308-й полк сбил их и занял станцию, взяв 10 пленных, 4 лошади и 5 повозок. Два белых конных полка, прикрываясь огнем двух бронепоездов, быстро отошли к Петропавловску. В этом бою, погиб красноармеец 308-го полка Коротков Валентин Дмитриевич, уроженец г.Златоуста, похороненный в одиночной могиле близ станции. Кроме того, 3 красноармейца были ранены, в том числе боец-доброволец из команды конной разведки, уроженец д.Пеган, бывший белый дезертир и партизан-кустарник Федор Михайлович Данилов. К ночи, 308-й и 309-й полки остановились в д.Покровка. Левее их, на участке красной 5-й дивизии, 39-й полк занял д.Коваль и лежащую в 3 километрах от нее заимку Марушино приняв 56 перебежчиков. Красные 44-й и 45-й полки двигались на д.Новгородская, а 43-й полк стоял в резерве на заимке Марушино. На ее участке, на д.д.Калугино и Новгородское отступали части белой 1-й Самарской дивизии. Линию железной дороги у разъезда Кондратовка, что в 15 верстах восточнее Мамлютки, прикрывала 3-я Симбирская дивизия и 8-й Сибирский казачий полк. Здесь же, у казачьего поселка Кривоозерка, находилась Волжская кавбригада. Остальные части белой 3-й армии генерала Сахарова, уже успели отойти за реку Ишим. Так, Ижевская дивизия с 7-м Сибирским казачьим полком, занимала позиции у казачьего поселка Бишкуль. 13-я Казанская дивизия, расположилась на участке от д.Ольшанки до казачьего поселка Новопавловка. В самом Петропавловске, стояли 11-й и 10-й Сибирские казачьи полки. На линию озер Муллик и Половинное, была выдвинута из резерва 13-я Сибирская дивизия, а 7-я и 11-я Уральские дивизии, заняли оборону по берегу Ишима у казачьего поселка Вознесенки. 5-я Сибирская казачья дивизия, три отдельных оренбургских казачьих сотни и Егерский батальон штаба 3-й армии, держали оборону у п.Новоявленки. Егерский отряд охраны Ставки и 34-й Оренбургский казачий полк расположились на пикете Каратомар.

С выходом красных полков к реке Ишим, начались бои за город Петропавловск. К этому времени стало ясно, что план Тухачевского, по захвату главных сил белых «в клещи» у железной дороги не удался. Штаб генерала Сахарова, разгадал маневр и сумел вывести части своей армии из-под удара. Тогда, 29 октября, Тухачевский отдает частям 5-й армии приказ №1737-н о форсировании реки Ишим.

Пока полки красной 1-й бригады Павлова штурмовали Петропавловск, на участке 2-й бригады Татаринцева, 29 октября, 311-й полк и один батальон 2-го Казанского крепостного полка, занимали казачьи поселки Вознесенку и Новокаменку, а 312-й полк занимал казачьи поселки Боголюбово и Надежку. Все попытки красных, сильными разведгруппами приблизиться к переправам у поселков Вознесенка и Надежка, были отбиты окопавшимся на другом берегу белыми. Из тыла, в п.Вознесенку подошел 4-й отряд особого назначения, а 9-й отряд особого назначения, выступил из ст.Становой, вслед за полками 1-й бригады в д.Окунево. На правом фланге, южнее петропавловского тракта, части красной 2-й бригады 54-й дивизии прошли п.Троицкое и двигались в п.Новоявленку. 2-я Челябинская крепостная бригада, должна была занять участок по соседству от Устькуленчика до м.Перевоз, со штабом бригады в п.Спасском. 35-й кавдивизион Соболева, вел разведку в 25-30 километрах южнее и восточнее м.Перевоз. Сводная кавалерийская дивизия, продолжала весь день стоять в 5 километрах западнее ст.Новоникольской, не предпринимая больше попыток форсировать реку и дожидаясь, когда белые сами уйдут. По донесению ее начдива, белые вели непрерывный артогонь по станице и даже по одиночным лицам, подходящим к ней. Штаб дивизии остановился в немецкой колонии. На помощь коннице, ускоренным маршем с севера шли части красной 26-й дивизии. К вечеру 29 октября, красные 226-й Петроградский, 228-й Карельский полки, штаб бригады, 3-я и 6-я легкие батареи достигли п.Новорыбинки, откуда с утра, готовились двигаться на п.Троицкое. 227-й Владимирский полк с 1-й и 2-й тяжелыми батареями прибыл в п.Кладбинку, откуда с утра, он должен был выступить на п.Владимировку. 2-я бригада Путны, из п.Михайловки двигалась в п.Дубровное, а 3-я бригада Рахманова, переночевав в п.Сенжарке, выступила с утра на п.Владимировку. Гаубичный артдивизион 26-й дивизии прибыл в этот день в казачий поселок Кладбинка. На участке красной 5-й дивизии, севернее железной дороги Курган-Петропавловск, красный 44-й полк двигался на п.Новопавловку мимо оз.Горькое. К вечеру, он занял позицию по левому берегу Ишима, от болота до д.Ольшанки, начав готовить переправы. Одновременно, 45-й полк двигался на с.Соколовское мимо д.Новгородская, а 43-й полк двигался в д.Коваль. Части красной 1-й бригады 5-й дивизии, наступали на линию от с.Соколовское до с.Красноярское. К полудню, 37-й полк занял д.Жагрино и д.Баскобозово (в 2 километрах севернее Жагрино) взяв 9 пленных. 39-й полк, занял с утра д.Березово взяв 50 пленных, и двинулся дальше на д.Калугино. 38-й полк и штаб 1-й бригады находились в резерве в с.Белое. Всего за день, части 1-й бригады 5-й дивизии взяли 85 пленных.

30 октября, пока шли ожесточенные бои за Петропавловск, начдивом Нейманом был задуман удар всеми силами 35-й дивизии. 2-я бригада под командованием Татаринцева, при поддержке 1-го тяжелого артдивизиона, должна была в ночь на 31 октября, форсировать Ишим у ст.Архангельская. Комбриг Павлов, должен был ударить из Петропавловска на пос.Бишкуль. 2-й Челябинской крепостной бригаде ставилась задача форсировать реку Ишим у поселков Петровка и Николаевский. В ее тылу, в поселках Петровка и Покровка, должна была сосредоточиться 2-я бригада 54-й дивизии. Однако бои, которые вела весь день 1-я бригада 35-й дивизии в Петропавловске, в значительной степени сорвали этот план. Полкам красной 2-й бригады Татаринцева, пришлось наступать одним, без поддержки. С рассветом 30 октября, красные цепи двинулись к переправам у казачьих поселков Надежка и Вознесенка, но огнем с другого берега были задержаны. У п.Надежка, цепь красной пехоты залегла в 150 шагах от реки. Прикрывая своих, огонь по правому берегу открыла красная артиллерия. Красный 311-й полк сосредоточился в п.Вознесенке. Форсировав реку Ишим, он занял плацдарм на правом берегу, но сразу же, попал под сильный огонь белой артиллерии. Здесь, оборону от переправы и влево вверх по реке, держал белый 28-й Ирбитско-Перновский полк. Левее его, до переправы у п.Надежка, занимал оборону Саткинский егерский полк, а далее по берегу располагались 7-й Уральский егерский батальон, 25-й Екатеринбургский и 26-й Шадринский полки горных стрелков. В резерве на дороге, был поставлен 27-й Камышлово-Оровайский полк. Штаб белых уральцев, расположился на хут.Чурилов. Вся их дивизия насчитывала всего лишь 598 штыков, равняясь, по сути, по численности одному полку. Одновременно, красный 312-й полк под сильным огнем белой артиллерии, форсировал реку Ишим у казачьих поселков Боголюбово и Надежка. Оборону здесь, в одном километре от переправы держал Саткинский егерский полк. По оценке белых, он был полностью небоеспособен и не мог оказать серьезного сопротивления. На участок егерей-саткинцев, был срочно переброшен 7-й Уральский егерский батальон. Выдвинутыми на позицию четырьмя пулеметами у п.Надежки и двумя пулеметами у п.Вознесенки, продвижение красных удалось задержать. К вечеру, засыпаемые снарядами и непрерывно обстреливаемые из пулеметов, красные 311-й и 312-й полки не выдержали, и отошли обратно за реку Ишим. Белые даже попытались навести мост и переправиться вслед за ними у п.Надежки, но были отбиты огнем. Слабые попытки 2-го Казанского крепостного полка подойти к переправе у п.Новокаменки, были так же отбиты, державшими там оборону белыми стрелками-ижевцами.

Южнее, полки красной 1-й бригады 26-й дивизии, к вечеру прибыли из п.Троицкого в п.Владимировку. Впереди них, из хут.Кабаний на ст.Новоникольскую, с утра двигался красный 231-й Сводный полк. В пяти километрах западнее станицы, им были встречены стоявшие здесь части Сводной кавдивизии. Еще через версту, заметили отходящее сторожевое охранение противника. Вскоре, 231-й Сводный полк без боя вошел в станицу. Вышедшие на берега реки красноармейцы увидели, что оба моста через реку сожжены, а по восточному берегу, в 1\4 от реки тянулись позиции противника. Здесь занимали оборону два Оренбургских казачьих пластунских батальона. К ночи, в станицу прибыли красные 229-й Новгородский и 230-й Старорусский полки. Штаб 2-й бригады Путны и 1-й отряд особого назначения, еще оставались в п.Михайловка. На участке 3-й бригады Рахманова, шедший в авангарде красный 234-й Маловишерский полк, сделав за день трудный 40-верстный переход, вышел к реке Ишим у п.Новоявленка (Мусина). Сразу же без отдыха, бойцы стали строить переправу, но сильное течение сорвало сооружение. Другого материала у них не было.

Севернее железной дороги, на участке красной 5-й дивизии, 39-й полк с боем занял д.Пресновка, взяв 175 пленных, в том числе 1 офицера, 20 винтовок, 3 пароконных фурманки и 6 лошадей. Отсюда, полк двинулся на д.Вогулино. Красный 38-й полк, двигался из д.Безкамышной на д.Налобино, а 37-й полк наступал на д.д.Сивково и Вогулино. На участке 3-й бригады, красный 44-й полк с утра подходил к п.Новопавловка, 45-й полк из д.Новгородской двигался на д.Солоновскую, а 43-й полк из заим.Марушино двигался со штабом 3-й бригады в д.Новгородскую. Здесь, на восток отступали части белой Уфимской группы. По воспоминаниям начдива генерала Петрова, пополнения, полученные его 4-й Уфимской дивизией из ишимских и курганских крестьян отстали по дороге, чтобы вернуться домой. Уже около Ишима, в дивизию было влито 60 унтер-офицеров Петропавловской школы и около 600 мобилизованных из Кокчетавского уезда. Попав в отступление и начавшиеся морозы, большинство из них, не имея теплой одежды, стали отставать от своих частей и переходить группами к красным. К вечеру 30 октября 1919 года, все части Уфимской группы планомерно отступали на восток. На участке 12-й Уральской дивизии, ее 45-й, 48-й полки, 12-й Уральский кондивизион и 12-й Уральский егерский батальон отошли через д.Налобино в д.Сумное, 46-й полк отступил к д.Дубровное, а 47-й полк отошел к д.Сивково. В тылу дивизии, 12-й Уральский инженерный дивизион спешно строил переправу через Ишим у д.д.Жиляково-Барневка, а остатки Отдельного морского учебного батальона прошли д.Бугровая. 4-я Уфимская дивизия, к вечеру 30 октября, находилась на линии деревень Сивково, Габуновская, Барневка. Отход белой пехоты, на участке оз.Моховое – д.Дубровное, прикрывала 3-я Оренбургская казачья бригада.
31 октября, на правом фланге, на участке красной 54-й дивизии, 482-й полк, подходя к д.Ильинка, заметил отходившую на северо-восток колонну белой пехоты. Быстро снявшись с передков, красная батарея выпустила по отступающему противнику несколько залпов. Одновременно, вышедший к п.Петровка 483-й полк, обнаружил, что имевшиеся здесь мосты через реку Ишим наполовину разрушены и охраняются небольшими отрядами белой конницы, которые отошли после короткой перестрелки. Заняв п.Куленчик, части 2-й бригады 54-й дивизии стали готовиться к переправе вброд на подводах. В то же время, красные 1-й Челябинский и 3-й Пермский крепостные полки готовились к переправе у п.Николаевки. Действовавшей в Кустанайском районе красной 1-й Степной бригаде, был отдан приказ сниматься и форсированным маршем двигаться в ст.Пресногорьковка. По замыслу командующего, ее в дальнейшем предполагалось использовать на кокчетавском направлении. В это же время, части красной 2-й бригады 35-й дивизии, продолжали свои попытки форсировать Ишим. Белая артиллерия, весь день обстреливала переправы у казачьих поселков Надежка и Воскресенка в радиусе 7 верст, не давая красным полкам даже приблизиться к берегу. Тогда, 311-й полк оставил один батальон вести перестрелку с белыми у п.Вознесенки, а остальными двумя батальонами отошел в ст.Архангельскую, где совместно со 2-м Казанским крепостным полком, стал готовиться к ночной переправе. С запада, из ст.Становой, сюда подтягивались 1-й тяжелый артдивизион, учебная школа, 3-я легкая батарея. 4-й отряд особого назначения сосредоточился в резерве в п.Вознесенке. Правда попытка красной артиллерии встать на позицию у ст.Архангельской тут же провалилась. Гаубичная батарея Ижевского артдивизиона прицельным огнем сразу же сбила ее.

Тогда было решено, что основной удар по захвату переправы у ст.Архангельской и казачьего поселка Бишкуль, нанесет из Петропавловска красный 310-й полк. Ему не надо было форсировать реку. Позиции у п.Бишкуль занимали части Ижевской дивизии. По воспоминаниям полковника Ефимова, река Ишим здесь, протекала по сильно болотистой долине, разветвляясь во многих местах на несколько рукавов. Это облегчало оборону, так как защищать требовалось только тех пункты, где была возможна переправа, а также следовало вести наблюдение за промежутками. На участке Ижевской дивизии, наиболее вероятным местом для переправы, был мост на дороге из п.Бишкуля в ст.Архангельскую. Дорога здесь, была настелена прямо на болоте, а через имевшуюся речную протоку был переброшен второй мост. При подходе к главному руслу реки, севернее дороги находился большой холм. Мост через главное русло, при отступлении был разрушен наполовину. Оборону здесь, держал 1-й Ижевский полк. Стрелковые позиции находились у самой реки. «Хоть рыбу лови удочкой», — вспоминает один из участников этих событий. У холма были установлены приданные полку две пушки, тут же размещался штаб полка, резерв и конная разведка. Окопов не рыли — не было лопат, да и на болоте много не накопаешь. Стрелки лежали, выбрав место, где было посуше, среди кустов и камышей. Тем временем, заняв ст.Архангельскую, красный 310-й полк несколько раз пробовал переправиться через реку, но все его попытки были отбиты. В конце концов, отказавшись от возможности захватить переправу, красноармейцы заняли позиции на своем берегу, также у самой реки и открывали огонь при всяком движении у ижевцев. Наступили заморозки, и лежать среди болот было холодно. Когда ижевцы, чтобы согреть ноги, поднимали их и хлопали одну о другую, красные открывали по ним пулеметный огонь. В результате, среди раненых, было много с ранениями в ноги. Смена приходила лишь в темноте. Стрелки пробирались поодиночке, чтобы не вызывать шквальный огонь. На позиции, постоянно находился один батальон 1-го Ижевского полка, а два других, оставались в резерве у холма. В 10-15 верстах к югу, идущая вдоль берега дорога подходила к реке. Здесь, была переправа вброд во время мелководья. Для охраны этого участка, был поставлен 3-й Ижевский полк. Порою, появлялись мелкие партии красных для разведки, но тут же, они отгонялись заставами. Прошло несколько достаточно спокойных дней. Внезапно, степной ветер донес с севера звуки артиллерийской канонады. Это начались бои за Петропавловск. В целях предосторожности, стоявший в п.Бишкуль в резерве 2-й Ижевский полк, под командованием капитана Володкевича, выставил охранение к северу и вел разведку на Петропавловск.
Утром 31 октября, красный 310-й полк (220 штыков), сосредоточился на станции Петропавловск и после полудня, выступил по идущей вдоль берега дороге на казачий поселок Бишкуль, чтобы содействовать переправе красных полков из ст.Архенгельской. С полком шли 2 орудия 2-й легкой батареи 2-го Крепостного артдивизиона. Подходя к поселку, командир полка Гудко-Портненко, умело зашел с юга в тыл белых. Не доходя 5 верст до поселка, полк развернулся в цепь. Впереди, с командой пешей разведки следовал ее командир Мелкер Эдуард Иванович. В 1,5 верстах от поселка, он встретил и обезоружил без выстрелов белый секрет. От взятых в плен солдат, красные разведчики узнали пропуск. Двигаясь дальше, они встретили по дороге еще две заставы по 20 человек. Используя знание пропуска, всех их удалось взять в плен. Тем не менее, одна из застав успела сообщить о движении противника. По свидетельству Ефимова, капитан Володкевич доложил начдиву о том, что мимо одной из его застав, проследовало до 20 подвод с красной пехотой. В ответ, командовавший ижевцами генерал Молчанов указал, что у капитана Володкевича имеется достаточно сил отразить нападение противника. Безусловно, начдив доверял своему офицеру.

Александр Николаевич Володкевич был кадровым военным. Окончив Киевское военное училище (1908), он служил в 163-м пехотном полку, прошел путь от младшего офицера до капитана, не один год участвовал в боях. Но в этот раз, он, к сожалению, оказался не на высоте. Будучи человеком нервным, Володкевич запаниковал и вместо того, чтобы встретить наступавших красных всем своим полком, дал приказ отходить от оз.Карабек в окрестностях поселка, где стоял полк, по дороге в сторону п.Плоский. Тем самым, красным был открыт путь на п.Бишкуль. Без защиты были оставлены стоявшие в нем артиллерия, обозы и штаб дивизии. Тем временем, оставив одну роту прикрывать дорогу на г.Кокчетав, весь красный 1-й батальон (2 роты) 310-го полка, двинулся вперед по средней улице поселка Бишкуль. Вместе с ним, выдвинув одну роту вправо на запад, чтобы отрезать дорогу на п.Плоский, красный 2-й батальон 310-го полка двинулся вперед по левой улице. Вскоре, на окраине поселка были замечены греющиеся на улице у костров солдаты. При появлении красноармейцев, они бросились бежать. По ним ударили вдоль улицы из винтовок. Среди стоявших в поселке артиллерии и обоза началась паника. Из домов, стали выскакивать без шапок, в кальсонах солдаты и разбегаться. На левой улице, была замечена уходящая карьером батарея. За ней бросилась конная разведка. Артиллеристы вовсю старались отбиться, но командир батареи был застрелен и все 4 трехдюймовых орудия с 4 выносами были взяты. На средней улице, было взято еще 2 орудия, стоящие на позиции и 2 орудия, взятые на передки, а также захвачены 3 пулемета, обоз и до 150-200 пленных. Дорога на восток, отходившая от северной окраины поселка, уже была отрезана выдвинувшейся туда красной ротой и все ижевцы бросились на юг. Красные быстро распространялись по поселку. В это время, генерал Молчанов мылся в бане. Одевшись кое-как, он выскочил и, встав на углу, осмотрелся. Пулеметы трещали со всех сторон. Когда выстрелы стали раздаваться близко от штаба дивизии, пришлось спасаться и штабу. Выскочив на улицу, Молчанов поймал лошадь с седлом и, вскочив на нее, поскакал по улице на юг, собирая по дороге бегущих.

Вскоре, на южной окраине собралась небольшая группа. По рассказам уцелевших, часть артиллерийских орудий попала в руки красных. В их числе, полностью пропали все пушки 3-й легкой батареи, только недавно сформированной и присоединившейся к дивизии в этом роковом пункте. Командовал батареей старый офицер капитан Миронов. Он небрежно отнесся к распоряжению иметь лошадей в запряжках и быть в готовности на случай тревоги. Кроме того, красным достались две пушки 2-й батареи и еще два орудия, принадлежащие одной из сибирских казачьих дивизий. Торопясь спасти захваченные пушки, генерал Молчанов не стал ждать, пока соберется достаточное число бойцов или будет возможность подтянуть к себе, находившийся на берегу реки южнее 3-й Ижевский полк. Собрав наскоро 14 человек, с одним пулеметом «Шоша», начдив бросился на красных. Крича во всю глотку «Ура!» и паля из пулемета, кучка смельчаков заставила, уже располагавшихся по квартирам красноармейцев, отскочить назад. Нападавшие разбивали окна прикладами и бросали ручные гранаты в избы полные красных. У красных поднялась паника. Не видя никаких цепей или значительных групп противника, они не понимали, кто в них стреляет. В составленной после войны истории 310-го полка сказано, что буквально через полчаса после захвата поселка, белые напали большими силами со всех сторон, особенно с юга. Такое вот ошеломительное впечатление произвела атака генерала Молчанова. Смело, продвигаясь вглубь поселка, генерал дошел до пушек, но вывести их не смог. Красные уже начали собираться со всех сторон и нащупывать врага. К Молчанову подошел старший ординарец Алексеев и тихонько сказал:

— Ваше превосходительство, кругом собираются красные, спрашивают, из какого мы полка.
Из 14 человек, были убиты или ранены шестеро, оставалось всего восемь бойцов. Оценив неравенство сил, генерал приказал, не спеша отходить вдоль домов. Зайдя в ближайший переулок, группа смельчаков выбралась в поле, откуда отошла к 3-му Ижевскому полку. Таким образом, паническое поведение капитана Володкевича, привело дивизию к потерям, коих она не имела за все время своего существования. Он был немедленно отстранен от командования полком и больше не назначался на командные должности, исполняя обязанности по хозяйственной части. При смелой атаке генерала Молчанова, ранение в ногу получил даже сам командир красного 310-го полка Гудко-Портненко. Он передал командование полком комбату Преображенскому. В смятении от внезапного нападения, комбат оставил в п.Бишкуле лишь один 1-й батальон (90 штыков и 1 пулемет), а сам же, с красноармейцами 2-го батальона начал вывозить трофеи. Лошади в захваченных батареях были усталыми и не могли вести орудия. По команде комиссара полка Капустина, красноармейцы на руках вытащили орудия из п.Бишкуля, где подпрягли в них лошадей, взятых у конных разведчиков. В авангарде двинулась 5-я рота, пробивать дорогу на Петропавловск. Две другие роты прикрывали от нападения казаков обоз с трофеями, который растянулся на целых 4 версты. Отходившие в арьергарде, в пулеметном взводе при 4-й роте, командир взвода Дружков Антон Петрович, уроженец Курской губернии, Новосокольского уезда, Богородской волости, д.Васильевка, начальник пулемета Мансуров Сергей Егорович, уроженец Вятской губернии, Кореновской волости, с.Никольское, красноармейцы Соболев Семен Васильевич, уроженец Вятской губернии, Котельнического уезда, Торонинской волости, д.Балычи и Гаварин Иван Яковлевич, уроженец Уфимской губернии и уезда, Кольтовской волости, д.Вишневка, прикрывая отход от п.Бишкуль, обстреливали из двух пулеметов опушку леса, не давая подойти белым. Затем, отходя вслед за своим батальоном, они охраняли хвост обоза, отбив по дороге две атаки казаков. Отстреливаясь от мелькавших вокруг казаков, красный 2-й батальон пробился с боем в г.Петропавловск и вывез большинство трофеев. Однако, бой за поселок Бишкуль, еще не завершился. Когда красные ворвались на его улицы, и телефонная связь со штабом дивизии была прервана, несколько телефонистов 1-го Ижевского полка спрятались в кусты около дороги, ведущей из поселка к реке. Установив телефон, они сообщали командиру полка все, что происходило в селении, прося говорить потише, так как кругом бродили красноармейцы. Сообщили телефонисты и о начавшейся контратаке генерала Молчанова, и о возникшем у красных переполохе. Когда контратака не удалась, и все стихло, победители разместились на ночлег. О присутствии в их тылу целого полка противника, красные не подозревали. В сторону реки, ими даже не было выставлено сторожевое охранение. Теперь, пришла очередь действовать 1-му Ижевскому полку.

Командовавший им капитан Михайлов не торопился с атакой. Он дал красным успокоиться и уснуть. Тогда, бесшумно снявшись с позиции, 1-й Ижевский полк вытянулся по дороге на Бишкуль. Колеса орудий, чтобы не шумели, были обернуты соломой. В полной тишине, не вызывая подозрений, полк двигался к поселку. Пройдя мост через протоку, около 4 часов утра, белая конная разведка бросилась вперед. За ней ринулся весь полк и с громким криком «ура» ворвался в Бишкуль. Красноармейцы стоявшего здесь 1-го батальона 310-го полка, выскакивали из домов и в полном беспорядке, не оказывая сопротивления, удирали к Петропавловску. При этом боец 1-й роты Дрогин Харлампий Зиновьевич, крестьянин из с.Рождественка Петропавловского уезда, добровольно вступивший в Красную армию, уже после отступления красных, по своей инициативе вернулся в п.Бишкуль, где снял и вывез замки от 2 оставшихся там орудий, для вывозки которых не хватило лошадей. В итоге, в Петропавловск красноармейцам удалось вывести захваченные ими 6 орудий, 2 орудийных замка, 3 пулемета и весь обоз. 1-му Ижевскому полку удалось отбить обратно два орудия своей 2-й батареи, около двух десятков обозных повозок с разным грузом и освободить до 100 человек, попавших ранее в плен. На крыльце дома, где был штаб Ижевской дивизии, был обнаружен значок штаба, не замеченный красными. Стоявшие у пушек часовые красноармейцы, без сопротивления сдались в плен. Отбив обратно поселок, 1-й Ижевский полк с отобранными орудиями и повозками, отошел на отдых, на мыловаренный завод, находившийся в 2 верстах от Бишкуля. Здесь было удобнее обороняться в случае новой атаки. Но красные больше не появились. Полки Ижевской дивизии, стали собираться в поселке Плоском, отойдя на восток от реки. Это был окончательный крах всей белой обороны на реке Ишим. Погибших в бою красноармейцев и белых солдат, местные жители схоронили в одной братской могиле в роще за современным зданием районной администрации. Правда, существует якобы, еще и какая-то братская могила на старом кладбище Бишкуля.

Южнее, на участке красной 26-й дивизии, части 1-й бригады Гайлита двигались из п.Владимировки в ст.Новоникольскую. Следом за ними, в п.Владимировку прибыл штаб начдива Эйхе, а гаубичный артдивизион остановился в п.Новомихайловка, откуда на следующий день перешел в ст.Новоникольскую. Тем временем, Сводная кавдивизия так и не выполнила стоявшую перед ней задачу по захвату станции Токуши, не сумела переправиться через реку Ишим у ст.Новоникольской, где был убит красноармеец 2-го эскадрона 65-го полка Морозов Иван. Неудачное использование конницы и отсутствие во главе ее настоящего кавалерийского вождя, привело к тому, что все время операции, дивизия находилась в тылу своих войск, не выполнив ни одной из поставленных ей задач. При занятии ст.Новоникольской, белые отошли в окопы на правый берег Ишима. Разведчики 231-го полка нашли овраг, где вечером, под прикрытием наступившей темноты, 230-й и 231-й полки стали форсировать реку Ишим у ст.Новоникольской, но сильным ружейно-пулеметно-артиллерийским огнем были отбиты. При этом телефонист 2-й батареи гаубичного артдивизиона Чугунов Михаил Иванович, когда белые открыли сильный артогонь по наблюдательному пункту батареи, вместе с другими телефонистами, начал проводить телефонную линию на новый НП. Заметив их работу, белые перенесли огонь на телефонистов, заставив всех работавших разбежаться. Лишь один Чугунов не бросил провод и завершил работу. В этом бою, были ранены красноармейцы: из 231-го полка — Марамыгин Петр Павлович, уроженец Курганского уезда, Иковской волости, д.Куликово, из 66-го кавполка — Павлюченков Василий Николаевич, уроженец Смоленской губернии, Юбновского уезда, из 229-го полка – 12 человек, из которых умерли от ран и были похоронен в ст.Новоникольской Зубов Дмитрий Устинович, уроженец Курганского уезда, Усть-суерской волости, д.Скатово и Тронин Василий Дмитриевич, д.Бараба Курганского уезда. После такой неудачи, бойцы 230-го Старорусского полка, в 3 верстах от станицы ниже по течению, стали строить новый мост на лодках. К вечеру он был готов, однако переправиться не удалось, так как одна из лодок стала пропускать воду и тонуть. Всю ночь бойцы исправляли неисправность. По хранящимся у потомков новоникольского казака Чирикова Евграфа Васильевича семейным воспоминаниям, белая артиллерия, встав недалеко от реки, активно обстреливала их станицу. Один из снарядов угодил в дом Андрея Митрофановича Першина и, разорвавшись, убил самого хозяина и находившихся там же красноармейцев. Другой снаряд попал на скотный двор Чирикова, перерезал изгородь сеновала и отбросил взрывной волной одну из дочерей хозяина. Последствия этой контузии, женщина ощущала всю жизнь. На участке красной 3-й бригады, на рассвете, командир 234-го Маловишерского полка Нератов, начал демонстрационное наступление в лоб на п.Новоявленный, отвлекая внимание белых. Тем временем, по глубокому броду, в предрассветной темноте, через реку на 10 верховых лошадях, была переправлена рота 1-го батальона. На рассвете, заметив красноармейцев, на них стали наступать 13-й и 14-й Сибирские казачьи полки, а также Егерский батальон штаба 3-й армии, при поддержке огня 2-х орудий. Роту грозили сбросить обратно в реку.

Нератов, видя критическое положение и верную гибель находящихся на восточном берегу бойцов, под сильным огнем, бросился вплавь на другой берег. Многие красноармейцы, несмотря на мороз, последовали следом за ним. Вскоре переправился весь батальон, а за ним и два других. Рассыпав цепи и лично руководя ими, Нератов отбил натиск казаков и егерей. При этом, телефонисты полка Ситников Федор Ананьевич и Голованов Михаил Федорович, перейдя реку, установили связь с передовыми цепями и под огнем поддерживали ее. После пятичасового боя, красноармейцы 234-го Маловишерского полка, при поддержке огня 7-й Ленинской батареи, заняли п.Новоявленный. В этом бою погиб командир 2-й роты 234-го полка Кузнецов. Потери 232-го полка составили – 1 убиты, 5 ранены, 2 пропали без вести. Подошедший следом за передовыми частями красный 233-й Казанский полк стал исправлять разрушенный мост, по которому затем, он переправился вместе с 232-м имени Облискомзапа полком и 7-й Ленинской батареей. В этот день, потери 233-го полка составили – 2 убитых (Еньков Семен, Севостьянов Семен), 8 раненных. Со слов взятых в плен белых солдат-егерей, дравшиеся на этом участке 5-я Сибирская казачья дивизия, 34-й Оренбургский казачий полк, Егерский батальон штаба 3-й армии и три отдельные оренбургские казачьи сотни отошли на участок от оз.Антошкино до д.Караткуль, а Степной партизанский отряд и конно-егерский дивизион, наблюдают участок от д.Караткуль до пер.Чилькан-уткуль, имея ядро отряда у оз.Тарангуль. За ними, в район урочищ Чубары и Каратышкан, была двинута сильная красная разведка.

В этот же день, 31 октября, для ослабления натиска на 1-ю бригаду 35-й дивизии, ведущую бои в Петропавловске, частям красной 3-й бригады 5-й дивизии, наступавшим севернее линии железной дороги, было приказано ускорить форсирование реки Ишим и охватить правый фланг белых. Уже после обеда, красный 44-й полк форсировал Ишим у д.Ольшанка. Здесь, линию фронта перешел и сдался подпоручик Крылов из 49-го Казанского полка. Одновременно, красный 45-й полк двигался на с.Соколовское, а 43-й полк находился в резерве в д.Альшанке. На участке 1-й бригады, красный 38-й полк занял с боем д.Глубокое (Боровское), выбив оттуда две казачьих сотни, отступивших на д.Сивково. Следуя дальше, 38-й полк занял д.Налобино. Со слов местных жителей, стоявшие здесь четыре казачьих сотни ушли на д.Дубровку. К вечеру, полк расположился побатальонно в д.д.Налобино, Гайдуково и Дубровке, выслав разъезд для связи с 30-й дивизией в д.Зарослое. Красный 37-й полк, в полдень с боем занял д.д.Сивково и Виноградово. Но настоящая трагедия, едва не произошла в тот день у с.Соколовского. С утра, красный 39-й полк двинулся на д.Вагулино.

Вскоре, он вышел к с.Соколовскому, где внезапно наткнулся, на не успевшие еще переправится через реку Ишим, части белого 15-го Михайловского полка из состава 4-й Уфимской дивизии. Как вспоминал позднее полковник А.А.Егоров, его полк должен был переправиться на правый берег Ишима и занять дер.Б.Малышку, находящуюся приблизительно в полутора верстах за рекой. Остальные три полка дивизии, переправлялись ниже с.Соколовского, приблизительно в 10-12 верстах по плотине. Два батальона 15-го Михайловского полка стояли в самом с.Соколовском, а два других батальона расположились в д.Мал.Малышка (в 3 километрах ниже по течению Ишима). Сейчас, она уже не существует, слилась с с.Соколовкой, эта маленькая деревушка. Отход прикрывала 3-я Оренбургская казачья бригада, занимавшая фронт в 20-25 верстах где-то западнее. Кроме того, в распоряжение комполка Егорова, была передана сотня 4-го Уфимского конного дивизиона и Челябинский конно-партизанский отряд полковника Сорочинского. Они стояли выше села в 12 верстах, на мельнице, где была вторая плотина через реку. Вечером накануне переправы, полковник Егоров написал приказание Сорочинскому, предложив ему оставить на мельнице одну конную заставу, а с остальными людьми прибыть в с.Соколовское, где переправиться с основной частью полка. Кроме того, в сторону красных был выслан взвод конных разведчиков. Ночь прошла спокойно и на рассвете 31 октября 1919 года, началась переправа. Был серый, холодный день.

Река Ишим в этом месте у села, была приблизительно, шириною в сто сажень. Берег обрывистый, крутой, высотой до 10-15 метров и внизу, чуть полого сходит к воде, где густо порос тальником. Переправа происходила при посредстве парома, ходившего на канате. Вмещал он не больше шести повозок и тридцати людей. Место, где находился паром, было в центре села. Здесь, с проходящей вдоль реки улицы, вниз к реке, шли два относительно пологих спуска. Переправа происходила спокойно. Одна за другой, части полка в порядке форсировали реку. Правда, полковник Сорочинский с дивизионом, к переправе так и не прибыл. Позднее выяснилось, что он заболел и отбыл в тыл, передав командование дивизионом какому-то ротмистру. Вскоре, на правый берег Ишима переправились все три батальона полка. Теперь, оставалось переправиться лишь последнему 2-му батальону, стоявшему в д.Мал.Малышке. За ним послали офицера из команды конных разведчиков. Все батальоны переправлялись поочередно и, в виду холодного дня, их не держали заблаговременно на берегу, чтобы люди без нужды не мерзли. Когда офицер уехал за 2-м батальоном, на левом берегу Ишима остался лишь командир полка Егоров со своим штабом, телефонисты, писаря и обоз с телефонным имуществом. Сам полковник был даже без коня, который уже был отправлен на другой берег Ишима. Переправившиеся батальоны уже ушли в д.Б.Малышку, назначенной для стоянки полку. Реку форсировала сотня 4-го Уфимского конного дивизиона, чей командир поручик Герасимов, стоял вместе с комполка и также был без коня. Внезапно, с запада подул сильный ветер, крупными хлопьями повалил мокрый снег. Вскоре, через четверть часа, начался жуткий степной буран. Оглядев людей, Егоров приказал подождать прихода батальона, в одной из хат. Поднявшись от переправы на достаточно крутой берег, все вошли в ближайшую из изб. Не прошло и десяти минут, как внезапно послышалась винтовочная стрельба. Решив, что подходивший 2-ой батальон, принял их за красных, Егоров выслал ему навстречу разведчика. Вдруг раздались крики, что село занимают красные! Выбежав из хаты, все бросились к парому. К всеобщему ужасу, тот оказался на другой стороне реки. Столпившиеся на берегу стали кричать, чтобы паром быстрее переправляли к ним. Три-четыре человека, находившиеся на плавучей переправе, стали тянуть паром. Едва он приблизился к примитивным мосткам, как солдаты, не ожидая остановки, стали прыгать на паром, оттолкнув его от мостков. Многие попадали в воду. Егоров еще оставался на берегу. Стрельба усиливалась, красные приближались, но находившихся под высоким берегом белых солдат-михайловцев, они не видели. На самом же пароме началась паника: одни из солдат тянули его в одну сторону, другие — в другую, и плавучая конструкция крутилась на воде, не двигаясь с места. Один из ординарцев сказал, что доберется до парома вплавь. Он отдал Егорову свою лошадь и предложил спасаться. Полковник верхом поднялся в деревню и поскакал влево, по шедшей вдоль Ишима улице. За ним, кто верхом, кто пеший, ринулись остальные солдаты-михайловцы. Нахлестывая лошадей, следом поскакали подводы с телефонным имуществом. Внезапно, навстречу показались около 15 красноармейцев. Вскинув винтовки, они открыли огонь. За собой, Егоров услышал крики раненных. Вынув из кобуры наган, он рысью двинулся прямо на цепь, решив застрелиться, если только будет ранен и упадет с коня. Красноармейцы стали разбегаться. Один из них, прицелился в Егорова, выстрелил, промахнулся и бросился в ворота. Кучка михайловцев прорвалась! Вдогонку им продолжали стрелять. Пройдя деревню, бойцы пошли по дороге вдоль берега. Внезапно дорога спустилась к реке. Это означало, что в этом месте есть брод. Все стали переправляться. С каждым шагом становилось все глубже и глубже. Вскоре, вода дошла выше, чем по грудь лошади, но затем стала убывать. Пешие переправлялись вплавь, держась за седла. Все вышли на берег. Здесь, все лошади с несколькими коноводами, были отправлены обратно, чтобы помочь перебраться оставшимся. Внезапно, один из разведчиков доложил, что они находятся на острове и за ближайшими кустами опять протекает Ишим! Положение было незавидным. Весь остров был как на ладони. Его лишь немного прикрывали кусты, росшие вдоль берега. Выйди красные на обрыв реки с пулеметом и никому из михайловцев, было бы не уйти с этого голого пятачка! Но красные не преследовали. Вскоре выяснилось, что и этот второй рукав реки проходим в брод и при этом — более мелкий. В итоге, все оставшееся были благополучно перевезены на правый берег Ишима. Выяснилось, что пока 15-й Михайловский полк готовился к переправе, красные двигались вниз по берегу Ишима. На мельнице, они наткнулись на конный дивизион Сорочинского и обстреляли его. Ротмистр, вступивший в командование дивизионом вместо заболевшего командира, увел своих людей на правый берег Ишима, даже не подумав предупредить никого об этом. Таким образом, красные беспрепятственно добрались до с.Соколовского. Стоявший в д.МалМалышке 2-й батальон под командованием капитана Мымрина, услышав стрельбу в селе, в бой не вступил. Повернув обратно, он вышел к остальным частям дивизии и переправился с ними через Ишим. В ту же ночь, река покрылась первым тонким льдом. Последние из остававшихся на западном берегу солдат-михайловцев, спрятавшись от красных по дворам села, ночью на животах переползли реку и вернулись в свой полк. Красноармейцами 39-го полка были взяты 240 пленных, захвачены 4 пулемета, повозки, телефоны и масса лошадей. Всего, за 30-е и 31-е октября 1919 года, частями красной 1-й бригады 5-й дивизии, было взято 517 пленных, захвачены 57 лошадей, 27 повозок, 7 ящиков патрон, 4 ящика снарядов, 2 кухни, 5 телефонов, несколько километров кабеля, 3 пулемета системы «максим», 1 пулемет системы «шоша» и 35 винтовок. Следуя из с.Соколовского дальше, красный 39-й полк к вечеру занял д.Вагулино.

1 ноября, был последним днем Петропавловской операции. В этот день, выпал первый уже нерастаявший снег и начались морозы. На рассвете, 3-й Пермский крепостной полк форсировал Ишим в 6 верстах южнее п.Николаевки, в которой стоял 1-й Челябинский крепостной полк. 2-я бригада 54-й дивизии сосредоточилась в поселках Петровка и Покровка, где так же готовилась форсировать реку. На ее участке, лишь изредка происходили перестрелки с подходившими к реке разъездами белых. Штаб красной бригады находился в п.Владимировка. Части 1-й бригады 35-й дивизии, начали наступать в этот день из Петропавловска на д.Доналбово и казачий поселок Плоский. На участке 2-й бригады Татаринцева, красный 312-й полк, с утра, под прикрытием открывшей огонь 2-й гаубичной батареи, стал наводить мост у казачьего поселка Надежка.

Одновременно, взяв в Боголюбово 12 лодок и сколотив плоты, красноармейцы беспрепятственно переправились через реку Ишим. В то же время, красный 311-й полк, оставив один батальон у п.п.Вознесенки и Новокаменки, остальными двумя батальонами, совместно с 2-м Казанским крепостным полком, под прикрытием огня 3-й легкой батареи, так же форсировал реку Ишим у ст.Архангельской и двинулся на м.Маркабай. На удивление красноармейцев, никакого серьезного сопротивления на этот раз они не встретили. Красный 310-й полк, весь день простоял в г.Петропавловске и лишь ближе к вечеру, вновь двинулся на казачий поселок Бишкуль. На участке красной 26-й дивизии, 232-й имени Облискомзапа и 234-й Маловишерский полки расположились полукругом северо-восточнее и юго-восточнее п.Новоявленки, а 233-й Казанский полк охранял броды через реку и мост. Две находившиеся здесь арьергардные казачьи сотни отошли на п.Покровка. 231-й Сводный и 230-й Старорусский полки, в 3 часа ночи, без сопротивления белых, по наведенному из лодок мосту, форсировали реку Ишим у ст.Новоникольской и расположились в 6 верстах восточнее берега. 229-й Новгородский полк остался в станице строить мост для артиллерии и обозов. С запада, к ним уже подходили части красной 1-й бригады Гайлита, чей 226-й Петроградский полк достиг д.Андреевка. Лишь после переправы пехотных частей, полки Сводной кавдивизии форсировали реку Ишим по наведенным мостам и стали продвигаться к салотопенному заводу. Такое легкое форсирование реки Ишим, объясняется изменением обстановки на правом фланге 5-й армии у п.Новоявленного. Быстрая переправа здесь полков красной 3-й бригады 26-й дивизии через реку, создала угрозу всему левому флангу белой 3-й армии генерала Сахарова. А после налета на п.Бишкуль, белые, избегая окружения, прекратили оборону южнее Петропавловска и оставили берег.

Наиболее значительный бой, произошел в этот день на участке красной 5-й дивизии. На рассвете 1 ноября, наблюдатели остановившегося в д.Вагулино красного 39-го полка, заметили, как из лежащей, напротив, на восточном берегу реки д.Батурино, что находилась за лесом «Серебряный Бор» на берегу озера, выступил белый обоз. Быстро заняв позицию, красная батарея обстреляла его. В то же время, конный разъезд, высланный 38-м полком для связи с соседней красной 30-й дивизии, в д.Зарослой не нашел никого, а в д.Половинной наткнулся на две казачьих сотни. Связь установить так и не удалось. К вечеру, красные 37-й и 39-й полки заняли без боя с.Красноярское, а 38-й полк занял д.Сумны, где захватил оставленную белыми кухню и пару лошадей. Для связи с соседней 30-й дивизией, был выслан конный разъезд на деревни Дубынка и Нестерово. В это время, на участке белой 12-й Уральской дивизии, 46-й Исетско-Златоустовский полк оборонял д.Ельцовку, 47-й Тагильско-Челябинский полк с 12-м Уральским конным дивизионом стоял у д.Жиляково. У д.Долматово занимал позиции 45-й Урало-Сибирский полк. Здесь же находился и штаб дивизии. 48-й Туринский полк с казачьей сотней, прикрывал переправы у д.Красноярской. Прикрывавший отступление 6-й Оренбургский казачий полк (без одной сотни) отходил по линии д.д.Н.Георгиевка-Викторовка. 12-й Уральский егерский батальон стоял в резерве в д.Лужках. Отдельный морской учебный батальон находился в д.Викторовка. Западный берег реки, занимаемый красными, являлся господствующим. Мосты у д.д.Ельцово, Красноярской и Долматово, были сплошными земляными дамбами, с пролетами в 8-10 метров, с деревянными мостиками, которые были уничтожены при отходе. В последних боях, 12-я Уральская дивизия понесла большие потери. Отсутствие у бойцов теплого обмундирования, а так же удаленность населенных пунктов от реки на пять и более километров, не делало реку Ишим препятствием для красных. По воспоминаниям генерала Петрова, присланным для строительства укреплений инженерным командам, было предложено, прежде всего, построить землянки для полевых караулов, так как все населенные пункты, остались на западном берегу реки, а высидеть в окопе на берегу без теплой одежды, сторожевому охранению было невозможно. Теплой одежды не было даже для постовых. А окопы на берегу незначительной, уже замерзающей речки, помочь делу обороны не могли. 4-я Уфимская дивизия, к вечеру 31 октября, заняла одним полком линию реки Ишим от д.Красноярской до д.Барневки, а остальные полки расположились на линии д.д.Батурино, Бугровая, Бол.Малышка. При дивизии находился 3-й Оренбургский казачий полк. 4-я Оренбургская казачья бригада занимала линию деревень Бугровая и Шелегино. На участке красной 3-й бригады 5-й дивизии, в этот день, 1-й батальон 43-го полка после полудня занял д.Ташкентскую, взяв 22 пленных. 44-й полк, при поддержке батальона 43-го полка начал наступать из хуторов у оз.Сафронкова на д.Михайловку (в 5 верстах восточнее оз.Сафронково). Еще один батальон 43-го полка стоял в резерве в д.Альшанке. За день, полки бригады взяли в плен 1 подпрапорщика, 9 унтер-офицеров, захватили 10 лошадей, 10 английских 10-ти зарядных винтовок и 1000 патрон. И вот тут-то, совершенно внезапный удар, получил красный 45-й полк. Войдя в уже упоминавшееся с.Соколовское, он на рассвете 1 ноября 1919 года, переправился через реку Ишим и стал наступать на д.Б.Малышку. Восточный берег Ишима, напротив с.Соколовского, по своему геологическому строению состоит из двух обширных террас. У самой реки берег густо порос кустарником. Затем, начинается подъем на прибрежный бугор, за которым тянется обширное поле. За ним, примерно в 2 километрах от берега, виднелась опушка леса «Серебряный бор», по краю которого, проходила первая линия обороны белого 15-го Михайловского полка. И до сих пор, одиночные стрелковые ячейки, с воронками среди них, отчетливо видны среди растущих на опушке деревьев. Правее же леса, находится дер.Бол.Малышка. За нею, перед подъемом на последнюю прибрежную террасу, по опушке растущего здесь леса, шла вторая линия обороны белых. Траншеи полного профиля буквально избороздили опушку. Из них, отлично простреливалась, как окраина деревни, так и дорога, ведущая на бугор. А чтобы противник не мог обойти обороняющихся с севера, между северной оконечностью леса «Серебряный бор» и берегом реки, там, на бугре, так же были устроены укрепления. Особенности же данной местности таковы, что, следуя от берега реки по дороге в дер.Б.Малышку, вы неизбежно оставляете по левую руку зубчатую лесную каемку «Серебряного бора». Именно здесь-то, и попался в ловушку красный 45-й полк. Переправившись через Ишим у с.Соколовского, он развернулся цепями и двинулся на д.Б.Малышку. Идти прямо по полю, красноармейцы не могли. Ровное внешне, оно незаметно заболачивалось к центру, становясь труднопроходимым. А потому, рота за ротой, были вынуждены идти вдоль дороги. Вскоре, слева от наступавших осталась опушка Серебряного Бора. И вот когда до деревни, оставалось уже совсем немного, именно оттуда-то, из-за растущих сосен и выплеснулись цепи белых стрелков-михайловцев. Сосредоточенно спокойные, держа винтовки наперевес, поднялись они в контратаку. Удар пришелся прямо в левый фланг, отрезая красноармейцев 45-го полка от переправы и опрокидывая их прямо в Ишим. Подробности этого боя неизвестны. Журнал военных действий красной 5-й дивизии скупо повествует о том, что лишь с большими потерями, 45-му полку удалось отойти обратно за реку Ишим в с.Соколовку. В бою, был убит командир батальона Зотиков, утонул в реке командир 3-й роты, погиб боец из пулеметной команды полка Лимакин Федор, уроженец Симбирской губернии, Батяровской волости, д.Н.Коготь. Ранения получили красноармейцы 1-й роты Фомин Дмитрий, Сухачев Василий, Пасьянов Владимир, Тихонов Порфирий, Шлыков Иван, Иванов Григорий, Тлеков Бутеяр, бойцы пулеметной команды Вамсулин Гафиула, уроженец Казанской губернии, д.Яшилы, Елисеев Григорий, уроженец Казанской губернии и уезда, Каденевской волости и из команды пешей разведки Суханов Афанасий, уроженец Акмолинской области, Кокчетавского уезда, с.Сикувское. Это была «лебединая песня» Петропавловского сражения. По воспоминаниям генерала Петрова, уже было известно о том, что красные заняли Петропавловск, и белым уфимцам пришлось высылать конницу, чтобы обезопасить себя с юга. А вскоре, начался и последний безостановочный отход, от берегов Ишима и до самой Читы. Оставив арьергарды, части 4-й Уфимской дивизии начали отступать. На всем фронте, белые части в этот день отходили от Ишима. Уже в ночь на 2 ноября 1919 года, красный 45-й полк, беспрепятственно занял д.Бол.Малышку. По исследованиям современного петропавловского краеведа Сергея Игнашкова, бой белых арьергардов на второй линии позиций был скоротечным. Красная артиллерия обстреляла их осколочными 76-мм снарядами, после чего, красноармейцы стали наступать с фланга из д.Б.Малышка. Выпустив по 2-3 обоймы, последние бойцы-уфимцы отошли. Схожие укрепления, со следами незначительного арьергардного боя, обнаружены Игнашковым и у д.Березовое.

На этом бои на Горькой Линии завершились. По оценке Заболотного, это сражение явилось последним этапом организованного сопротивления белых в Сибири. По оценке красного военноначальника Эйхе и белого генерала Петрова, эти бои, в значительной степени предопределили судьбу Омска.

По оценке Эйхе и Малышева, потери красных частей, в период с 14 октября по 1 ноября 1919 года, составили:
Степная бригада – 8 убитых, 45 раненных, без вести пропавших нет, 595 больных;
35-я дивизия — 54 убитых, 313 раненных, 137 без вести пропавших; По сведениям штаба 35-й дивизии, потери ее полков за период с 15 октября по 1 ноября 1919 года составили:
1) 307-й полк: командиры — 2 ранено, солдаты -2 убито, 50 ранено, 17 пропали без вести, 9 попали в плен,
2) 308-й полк: командиры — 2 убито, 17 ранено, 1 остался на поле боя, 1 пропал без вести, комиссары — 1 убит, 2 ранено, солдаты — 36 убито, 172 ранено, 27 оставлено на поле боя, 4 пропали без вести,
3) 309-й полк: командиры — 1 убит, 6 ранено, 2 пропали без вести, солдаты — 12 убито, 57 ранено, 1 контужен, 77 пропали без вести, утеряно в боях 3 пулемета системы «максим», 1 пулемет системы «кольт», 82 винтовки, 25 ящиков пулеметных патрон,
4) 310-й полк: солдаты — 27 убито, 159 ранено, 8 пропали без вести,
5) 311-й полк: общие потери убитыми, раненными и пропавшими без вести — 123 человека,
6) 312-й полк: солдаты — 5 убито, 35 ранено, 4 пропали без вести,
7) 1-й Челябинский крепостной полк: солдаты – 1 убит,
8) 2-й Казанский крепостной полк: солдаты – 58 больных,
9) 4-й отряд особого назначения – потерь нет,
10) Троицкий укрепленный район: солдаты – 8 убито, 27 ранено.
26-я дивизия — 123 убитых, 1204 раненных, 176 без вести пропавших;
5-я дивизия — 43 убитых, 419 раненных;
54-я дивизия — 70 убитых, 227 раненных, 488 без вести пропавших;
Сводная кавдивизия – сведений нет.

Схема Петропавловской операции с 14 по 31 октября 1919 года
Схема наступления войск 5-й красной армии к Петропавловску
Схема боевых действий с 28 по 31 октября 1919 года
Командир 310-го полка Алексей Борисович Гудко-Портненко
Схема боевых действий у п.Бишкуль. (из книги Ефимова «Ижевцы и воткинцы»

Олег Винокуров

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск


3 комментариев

  • Автор

    Не знаю почему, но редакция не подписала первые три цветные фотографии в статье. Делаю это за них. Фото №1 — берег реки Ишим в районе станицы Новоникольской на котором оборонялись белые части; фото№2 — местный житель показывает место восточнее казачьего поселка Дубровный где его прадедами был похоронен найденный погибший красноармеец; фото №3 — предполагаемое место братской могилы белых егерей на кладбище казачьего поселка Песчанка.

  • 222

    «Не знаю почему». Я знаю почему — они все силы потратили, пытаясь прочитать до конца твой текст. Ну можно же чуть покороче писать. Ну невозможно же такую портянку осилить — а им приходится всё просматривать, вдруг там в середине что-нибудь Нехорошее написано.

  • Автор

    Ну извините, что подкинул Вам столь не посильную умственную работу. Уровень монографии, знаете ли, отличается от уровня учебника истории. Прежде всего, потому что пишется не для всех, а для тех кто интересуется именно данной темой. Если тяжело читать, никто не запрещает ввести ограничение по объёму. А уж дело авторов, пользоваться ли дальше этим ресурсом. Мешанинку на пару страниц можно и на Яндекс дзен выложить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *