На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Квартирный вопрос

Как пенсионерка по доверчивости лишилась собственной жилплощади
Эту историю мне рассказала одинокая пенсионерка, Нина Алексеевна Балдина. В свои 80 лет она осталась наедине со своей бедой. По словам моей собеседницы, у неё отобрали квартиру.

Хорошо, когда твой дом — полная чаша. Но, к сожалению, не у всех есть родственники, на плечи которых можно опереться в трудную минуту. У Нины Алексеевны из ближайшей родни — только племянники, и те живут в России. Поэтому она привыкла рассчитывать лишь на помощь соседей по площадке, таких же пенсионерок, как и она сама.

Правда, остались у Нины Алексеевны ещё подруги с работы. Одна из них — Анна Боярина, живёт недалеко от нашей героини.

Хорошая знакомая
Но перенесёмся с нынешнего времени в 2005 год. Именно тогда Анна Фёдоровна знакомится с риэлтором Тотой Дюсеновой. Знакомство очень скоро переросло в дружбу, такое хорошее впечатление производит Тота Тугелбаевна. Совсем скоро женщины начали делиться друг с другом своими проблемами, и Анна Фёдоровна узнала, что Тоте Тугелбаевне нужны деньги для развития бизнеса.

Сердобольная старушка с периодичностью раз в месяц занимала своей новой знакомой деньги. Причём Тота Тугелбаевна написала расписку по каждому займу, обещая ежемесячную 5% накрутку на каждый долг. За два года, с 2005 по 2007, доверчивая Анна Фёдоровна отдала в долг риэлтору более двух миллионов тенге. При этом она перезанимала деньги у своих знакомых и родственников, старалась помочь Тоте Тугелбаевне.

Немного позже Анна Фёдоровна подаст заявление в суд о взыскании долгов, и судья удовлетворит иск. Но это будет потом. А пока на дворе 2006 год, Анна Фёдоровна ещё доверяет людям. Именно поэтому, когда к ней обратилась давнишняя подруга Нина Алексеевна за советом о содержании квартиры, она рекомендует ей уже знакомую нам Тоту Тугелбаевну.

Доверила свою жизнь
Но одной консультации для Нины Алексеевны было мало. Увидев в риэлторе хорошего специалиста, она просит Тоту Тугелбаевну стать её сиделкой. А за такую услугу бабушка не прочь отдать в распоряжение свою квартиру, разумеется, после смерти. На том и порешили.

23 июня 2006 года Нина Алексеевна с Айнур Дюсеновой (дочерью Тоты Тугелбаевны) заключают договор о пожизненной ренте.

Подобный договор в наше время — не редкость. И уже другое дело, что не всегда стороны даже по прошествии первых месяцев остаются довольны друг другом. Но в сложившейся ситуации Нина Алексеевна другого выхода не видела. Она знала, что племянникам-россиянам её квартира не нужна, поэтому и решила купить себе заслуженный уход.

Ни слуху, ни духу
А дальше ситуация, со слов Нины Алексеевны, разворачивалась следующим образом. Тота Тугелбаевна сделала в однокомнатной квартире бабушки косметический ремонт: побелила потолки, наклеила новые обои на стены. В планы риэлтора входила полная замена старых деревянных окон на пластиковые, но, к сожалению, у неё закончились деньги. А чтобы не останавливать ремонт, она просит Нину Алексеевну оформить кредит под залог квартиры.

По словам пенсионерки, Тота Тугелбаевна говорила очень убедительно. Она обещала каждый месяц вносить сумму за кредит и уверяла, что бабушка не лишится своей квартиры.

Сказано — сделано. Через неделю, 30 июня, Нина Алексеевна подписывала документы у нотариуса. Какие? Она не знает, говорит, что её торопили, просили быстрее всё подписать.

А после подписания всех бумаг нашей героине установили пластиковые окна и забыли о ней. Пару раз Нина Алексеевна звонила Айнур, но та ей ответила, что совсем недавно родила ребёнка, поэтому на пенсионерку у неё просто нет времени. Наша героиня только удивилась, насколько двуличными могут быть люди: сначала обещали ей ежедневный уход, говорили, что помогут с ремонтом, уборкой, а после подписания договора о ренте полностью отказались от своих слов. Но Нина Алексеевна не стала жаловаться на Тоту Тугелбаевну и её дочь, поняла, что им сейчас и так тяжело.

А хозяин — другой

Всё это время Нина Алексеевна управлялась сама с квартирой, исправно платила за коммунальные услуги. Но с каждым разом ей становилось труднее выходить из дома. А в конце 2008 года принесли счёт из налоговой. Нужно было идти платить. И хотя пенсионерка проживает в центре, даже такое небольшое расстояние для неё становится непреодолимым препятствием. На счастье, в магазине она встретила Анну Фёдоровну — ту, что ей и посоветовала Тоту Тугелбаевну. Анна Фёдоровна на тот момент чувствовала себя намного лучше, поэтому предложила свою помощь в оплате налога.

Да только оплату от Нины Алексеевны в налоговой не взяли. Анне Фёдоровне сказали, что собственником квартиры является Муратбек Турлыбекович Утепов.

Анна Фёдоровна сразу же пошла назад к Нине Алексеевне. Она и сама не поняла, почему подруга продала квартиру, ведь близких родственников у пенсионерки нет, приютить её некому. Но, по словам Анны Фёдоровны, Нина Алексеевна была шокирована не меньше своей подруги. Она рассказала ей о заключённом договоре пожизненной ренты с Тотой Тугелбаевной и о кредите. А кроме этих двух договоров, по словам самой пенсионерки, она больше никаких бумаг не подписывала.

Подруги хотели самостоятельно разыскать Тоту Тугелбаевну, чтобы она им объяснила, почему так случилось. Но они так и не смогли её найти.

По документам

Через год, в начале 2010 года, Нина Алексеевна обратилась за помощью к юристам. И уже они ей рассказали, как по документам развивались события, связанные с лакомой однокомнатной квартирой в центре города.

У нотариуса, у которого был заключён договор пожизненной ренты, были запрошены ксерокопии бумаг. Оказалось, что 23 июня 2006 года Нина Алексеевна Балдина и Айнур Дюсенова заключили договор пожизненной ренты. Но уже 28 июня того же 2006 года стороны расторгли соглашение. И хотя Балдина уверяет, что не подписывала бумаг, на документе стоит её роспись.

А 30 июня 2006 года уже у другого нотариуса бабушка и дочь Тоты Тугелбаевны заключают договор купли-продажи квартиры через ипотечный заём в банке. К тому же по договору значится, что пенсионерка за свою квартиру получила чуть больше полутора миллиона тенге.

Но новая владелица недолго распоряжалась квартирой. Уже в следующем году, 17 мая 2007 года, Айнур Дюсенова перепродаёт бабушкину недвижимость Муратбеку Турлыбековичу Утепову.

По словам юриста, который занимается этим делом, если всё действительно было так, как говорит бабушка, то стороне, которая обязывалась ухаживать за бабушкой, нужно было расторгнуть договор пожизненной ренты. Иначе они бы не смогли купить квартиру.

Всё решит суд

12 марта 2010 года Нина Алексеевна Балдина обратилась в суд города Петропавловска с просьбой признать сделку купли-продажи квартиры недействительной. А 1 апреля 2010 года пенсионерка подала второй иск, в котором просит признать недействительным договор о расторжении ренты.

И хотя окончательную точку в этом деле может поставить лишь суд, довольно странно, что покупатели квартиры (первый и второй) до сих пор не воспользовались своим правом собственника. В той однокомнатке до сих пор живёт Нина Алексеевна, а к ней, по её словам, ни разу не обращались новые жильцы с просьбой покинуть территорию.

Также у таких дел есть свой срок исковой давности — три года. То есть если бы бабушка затянула с обращением к юристам, ей было бы отказано в иске.

А пока идут судебные тяжбы, мы будем наблюдать за ходом событий.
Любовь ХОМЯК

Справка
Пожизненная рента — это правоотношения сторон, при которых одна сторона (рентополучатель) платно или бесплатно передаёт другой стороне (рентоплательщику) своё имущество в обмен на получение ренты, а именно гарантированного рассроченного дохода в денежной сумме либо предоставления платежей в натуральной форме или в виде ухода, работы, услуг, оплаты ритуальных услуг.
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *