На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Коллекционер собрал около 100 открыток дореволюционного Петропавловска

Сегодня в областном центре стало модно украшать помещения видами старинного Петропавловска. Копии фотографий и дореволюционных открыток, обрамлённые в рамки и аккуратно спрятанные под стекло, сейчас можно увидеть и в ресторанах города, и в офисах, и в банках, и даже на рынках. Каждая из этих открыток хранит в себе массу событий не только о том здании или местности, которые изображены на ней, но и о людях, которые отправляли письма своим родным и близким. В коллекции жителя областного центра Александра Гончара 95 открыток с видами  Петропавловска, сообщает корреспондент Петропавловск kz — ИА REX-Казахстан.

Пожалуй, никто из филокартистов стран СНГ больше не владеет настолько полным собранием открыток на данную тему.
Своё детище Александр собирал 10 лет, до тех пор, пока не скупил все имеющиеся варианты открыток на всевозможных сайтах филокартистов (любителей карточек), аукционах, на сайте «Молоток. Ру» и ему подобных. Но, как признаётся сам автор уникальной коллекции, стоит она недорого. В нашем городе мало людей столь влюблённых в филокартию, как сам коллекционер, а потому покупателей  на такой антиквариат вряд ли отыщешь. Большинство  к материальному тянется, нежели к духовному.

История города в открытках

Сам Александр Гончар – человек, действительно, широкой души. Ведь практически все изображения Петропавловска  в Интернете  – это копии из его коллекции. Те же, кто не имеет доступа к всемирной паутине, обращаются к филокартисту лично. Он никогда не отказывает в сканировании: «А что жалеть-то?»
Коллекционированием различных вещей Александр начал заниматься ещё в детстве. Собирал всё, что попадалось под руку. Были и коллекции, которые пришлось продать, чтобы выжить в тяжёлые времена.
Начало этой растянувшейся на 10 лет истории  коллекционирования открыток положил его величество случай. Всё началось с открытки «Реальное училище» под номером №3.

— Когда приобрёл свой первый компьютер, — рассказывает Александр, — сразу же зарегистрировался на всевозможных сайтах филокартистов. Один знакомый из Астрахани написал, что у него есть открытка с надписью «Петропавловск. Реальное училище. №3». Он спросил меня: «Наверное, про твой город? Надо?». Я ответил: «Давай».

Александр  решил: раз есть №3, значит, должны быть и остальные номера. Показал присланную открытку одному из «знатоков» города, тот сказал, что этого дома уже давно нет. Но Александр стал сам копаться в исторических справочниках и увидел, что здание реального училища действительно существовало. Нашёл его адрес, отправился по нему, и увидел, что здание стоит там до сих пор.  Радости коллекционера не было предела. Он начал искать другие экземпляры для своей коллекции на всех форумах и аукционах для филокартистов.
Держа в руках два альбома с открытками, коллекционер признался, что никакой кризис не заставит его продать эти две коллекции.
Одна из них составлена из открыток с видами Петропавловска, выпущенных как в нашем городе, так и в других городах царской России. Вторая коллекция А.Гончара состоит из почтовых карточек, на которых запечатлена переписка пленных австро-венгров, отправленных в Северный Казахстан после Первой мировой войны.
Интересно, что до революции любая типография и даже  обычная фотомастерская имели право печатать «открытые письма», поэтому их количество и авторство снимков не всегда поддается учету. Так,  открытки с видами Петропавловска выпускали издательства в Москве. Например, москвич Ефимов выпустил первую серию таких открыток. Потом право на них перекупил знаменитый издатель Суворин.

— Кто-то любит приобретать «чистые» коллекционные экземпляры, а мне, наоборот, нравятся те, что прошли через руки людей. Еще тогда, 100 лет назад,  были видовые открытки, на обратной стороне которых можно было написать поздравление или краткое сообщение.  Их мог прочитать каждый. Написаны они в духе своего времени, простым языком. Стараюсь всегда покупать такие подписанные открытки, чтобы было видно, кто и кому их отправлял.  Очень интересно читать тексты открытых писем.
— Вот, например, открытка была отправлена 26 числа из Петропавловска в его подгорную часть. Доставлена, судя по дате, была в тот же день. А адрес-то какой смешной стоит: «Здесь Подгорой»! Как найти получателя, это уже, видимо, было проблемой почтальона. А может быть, в то время в городе и адресов толком не было? Особенно в подгорной глуши.

Тогда,  100 лет назад, люди писали так же кратко, как мы сейчас говорим по сотовым телефонам или пишем СМС или сообщения в соцсетях. Вот пример: «Милая, дорогая, золотая мама! Спасибо за открытку! Папа приехал и опять уехал. Мы здоровы, каждый день купаемся. Милая мамочка, как твоё здоровье? Целую миллион раз».
А вот над этим сообщением мы долго смеялись. В нем сообщается… о походе в баню.   «Нинушка, милая. Скажи маме, что я получил её письмо, спасибо большое. Отвечу завтра. Сейчас иду в баню. Не сердись, милый дружочек мой, что я тебе не послал письма вместе с мамой. Поцелуй от меня всех: маму, Милу, Лену, Лёню и Евдокию. Увидимся, твой папа».
«Дорогая Олечка, как поживаешь, как твои успехи. Что же ты не пишешь? У нас новостей особенных нет. Сейчас написала своим письмо. Возьми, прочитай, если интересно. Проси папу приехать к нам на рождество».
А вот это письмо заслуживает уважения, во-первых, из-за обращения к адресату в столь высокопарном тоне, а во-вторых, интересно тем, что в Кокчетаве, видимо, тоже не было адресов. «Город Кокчетав, его высокоблагородию Антонине Густиновне Коротковой в собственный дом: «Здравствуй, дорогая Тонечка. Я хочу тебя спросить, не сохранились ли у тебя прошлогодние маскарадные костюмы, в которых ты прошлый год наряжалась. Если можно, то одолжи мне на рождество их. Вышли, я уплачу за провоз. Я нынче маскировалась, но всё надоело. Друг у друга берём». Датировано 1905 годом.

Всё новое – забытое старое

В коллекции филокартиста есть и открытки 3D, которым тоже по 100 с лишним лет! Они вставлялись в специальный аппарат, оборудованный линзами наподобие современных очков для просмотра фильмов 3D. От этого изображение казалось объёмным. В коллекции филокартиста есть несколько цветных фотографий. Но это не значит, что в то время у кого-то был фотоаппарат, снимающий в цвете. Их просто подкрашивали в типографии. Только вот, неизвестно, кто выпускал эти фото, потому что на них нет фамилий авторов снимков.  Но на некоторых открытках пытливый коллекционер рассмотрел такую же печать, как на открытках Лидии Блюменталь. И чьи-то подписи на оборотной стороне карточек абсолютно одинаковые.
Александр заметил, что  в  подписях на цветных открытках одинаково расслаивается буква «П».
— Думаю, что эти открытки работы Лидии Блюменталь, но доказать это невозможно.
Есть у Александра и открытка, высланная из Петропавловска в Филадельфию, в Северо- Американские Соединённые Штаты – так тогда назывались США. Карточка  была отправлена 20 февраля 1913 года.

Мультисистема 4 в 1

С горящими глазами Александр рассказывает ещё об одной открытке:

— Вот интересная открытка. Снята панорамой с водонапорной башни. Виден весь наш город-красавец. Зачем нужна была такая открытка? Да всё просто! Это экономная система четыре в одном. Нужно написать письмо — отрывается одна часть открытки, пишется и отправляется. Возможно, именно по этой причине сейчас так трудно собрать данную открытку воедино. Хочу купить такую открытку, но её нигде нет.

Большинство открыток с видами нашего города Александр купил на Украине. Почему так? Всё просто:  из этой страны в Казахстан, в частности, в наш город было сослано или привезено в качестве переселенцев много людей. На Родине у них оставались родные, которым нужно было посылать весточки. Так и улетали открытки из Петропавловска в разные концы земного шара. Предки Александра сами переехали в Петропавловск с Украины в 1905 году.

— Когда начал собирать, все думали, что существует всего 26 открыток, — говорит Александр. — Потом я нашёл №29, затем была и №30, выпущенная Ефимовым.

А вот открыток типографии «Блюменталь» в коллекции Александра на данный момент 25, всего же их — 27. Буторин, местный купец, выпустил еще одну открытку. По крайней мере, о других ничего неизвестно.
На сегодняшний день филокартист Гончар собрал все основные открытки с видами Петропавловска.
Открытки редко кто хранил. Обычно их выбрасывали, поэтому так сложно найти  все экземпляры одной серии. За  весь прошлый год в коллекции Александра не появилось ни одной новой открытки. Видимо, их просто больше нет.
Как признаётся коллекционер, на «Молотке. Ру» есть одна открытка, выпущенная типографией братьев Овсянниковых и Ганшина. Она цветная, состоит из восьми видов нашего города. Но стоит дорого – 8000 рублей.

Переписка военнопленных

— На всех форумах стоит моё объявление – куплю открытки Петропавловска. Но вот год уже тишина, — говорит филокартист.

Чтобы не скучать, некоторое время назад Александр придумал себе новую тему для коллекционирования. Почтовые карточки, специально изданные для военнопленных.
Всё началось с того, что Александру попалась карточка, она была послана из «Пэтропавловска». Это не опечатка, так было написано. Остальные слова Александр не разобрал, так как язык ему не был знаком. Его заинтересовал сам исторический момент. Откуда в нашем городе взялись австро-венгры, болгары, немцы и прочие народности, которые отправляли на родину такие вот письма?
Стал читать и выяснил, что во время Первой мировой войны в нашу область отправляли немало военнопленных. Они здесь трудились на стройках и  в сельском хозяйстве,  прокладывали дороги и выполняли другую тяжёлую работу. А им же надо было общаться со своими близкими. Так как денег у пленных не было, «Красный крест» специально для них выпускал специальные бланки открытых писем,  можно было отправлять на родину абсолютно бесплатно.

— Я заинтересовался этими бланками и стал собирать именно те, которые касались живших в Петропавловских военнопленных.

У Александра накопилось уже 17 таких писем. Письма были отправлены из нашего города с 1914 по 1918 годы.
Есть такие письма, которые человек начинал писать ещё в 1914 году, а заканчивал в 1918. Получается, что все эти годы он жил в Петропавловске, может, и остался здесь навсегда. Каждый такой почтовый бланк проверял военный цензор. Одну из таких карточек Александр купил в Молдавии.

— Пытался хоть что-то прочитать, но не смог, — говорит Александр. —  Почерк непонятный, да и написано не на русском языке. Но некоторые фразы Александру всё-таки удалось прочитать. Как, например, «Вячеслав Гумбол. Военнопленный. 24 рота. Петропавловск. Акмолинская область. Россия. Сибирь».

Прежний владелец молдавской открытки согласился помочь Александру расшифровать письмо. Он написал: «Почтовая карточка для военнопленных на обычной стандартной карточке. Заготовка для французского языка. Отправлена из Венгрии. Дата не читается. Прошла военную цензуру в Петрограде. Цензор № 846. Дальше, кроме адреса в Петропавловске, есть отметки – Москва, Красноярск, Чита. Видимо, пленного не могли найти или мешали какие-то другие обстоятельства. Отметка Читы – 5 марта 1917 года». Это всё, что о карточке смог рассказать её бывший владелец Владимир Бабич. Открытка странствовала по всей России,  пока не нашла своего адресата.

Первооткрыватель

Коллекционированием почтовых карточек военнопленных Александр занимается уже два года. Есть карточки со штампами «Петропавловск. Акмолинская область. Сибирь. Россия». Как только эту заветную надпись видит филокартист,  он сразу покупает её в интернет-магазине. Их стоимость варьируется в пределах 600 российских рублей. Эти цены гораздо  ниже, чем, например, на открытки с видами нашего города.
В ближайшее время Александр планирует приобрести ещё две карточки. Тогда в его коллекции будет 19 мини-писем.

— Пока тема не раскрученная, быстренько соберу, пускай лежит, — говорит Александр. – Пока другие хватятся, а я уже всё собрал.

Резюме 100-летней давности

В коллекции Александра есть интересные почтовые карточки, датированные двадцатыми  годами прошлого века. Их присылали в Петропавловский отдел здравоохранения врачи из разных городов СССР, например, из Омска и Одессы. Они напоминают современные резюме. Молодым специалистам нужно было срочно устроиться на работу. Видимо, в родных городах вакансий не было. Может, были и другие причины их стремления переехать именно в Петропавловск, но нам они неизвестны.
Так, фельдшер-акушер из Омска С. Б. Шустерман, проживающий по адресу: ул. Степная, дом 18, отправил заявление на почтовой карточке на имя заведующего Петропавловским здравотделом, в котором просил «сообщить, имеется ли в г. Петропавловске или его районах свободные вакансии фельдшера-акушера». А также интересовался «об условиях по проезду и службе».  Он сообщал о себе, что имеет свидетельство об окончании Томской акушерско-фельдферской школы в 1920 году и справку о службе с 1920 года по «настоящее время», как указано в заявлении. Он надеялся «получить ответ скоро». Для чего и приводил «свой адрес проживания в Омске».
Такие  карточки советских времён, проходившие через наш почтамт, тоже попали в коллекцию  Александра.  Ведь ему интересно всё, что связано, с родным городом.
Два врача с Украины также искали работу в нашем городе. Как и предыдущий адресат, они свои «резюме», написанные от руки на почтовой карточке: «Два врача: один с уклоном по хирургии и гинекологии, а другой по отоларингологии, окончившие Одесский мединститут в 1926 году и проходившие общий и специальный стаж в окружной больнице г. Одессы (специальный стаж ларинголога – 10 месяцев), ищут места в одном городе: первый в качестве второго врача, а ларинголог на амбуланс по специальности. Если такие места имеются, то просим сообщить условия и ёмкость лечебного заведения, ставку, квартиру, подъёмные на выезд (без полученных денег выехать не сможем). Служить на Украине обязательств не давали. Отзывы о работе по специальности и общественной деятельности будут представлены по требованию». Резюме датировано 12 октября 1927 года. Сколько в нем интересных деталей о жизни специалистов в то трудное время!

Страсть к коллекционированию

Александр Гончар по специальности газоэлектросварщик. Но он всю жизнь мечтал быть археологом. С детства бредил коллекционированием. Собирал всё, что попадалось под руку. Ходил по лесам, по бабушкам, по свалкам. Собирал всё, из чего можно было составить коллекцию. Как-то весной за Рабочим посёлком нашёл поле, где в 50-е годы прошлого века была свалка.

Там он нашёл много чугунных утюгов:
— Я таскал их тележками, — рассказывает о своём пристрастии Александр Гончар.
Эта первая крупная коллекция существует до сих пор. Она хранится в сарае его родителей.

Как рассказывает Александр, был даже особо ценный экспонат – утюг фабрики Демидова 1893 года:

— В армию ушёл, а отец его кому-то отдал крышку погреба подпирать.

Но самыми яркими воспоминаниями детства Александр называет то время, когда он собирал этикетки от спичечных коробков  на насыпи железной дороги, ведущей  в сторону Асаново.

— С наступлением тёплых весенних деньков снег первым сходил с железнодорожного полотна, — рассказывает Александр. —  За зиму пассажиры поездов выбрасывали уйму коробков из-под спичек. А ведь проезжали люди из разных городов и стран, и спичечные этикетки рассказывали их историю.

Естественно, что мальчишке было интересно находить что-то новенькое. Но для того, чтобы этикетку без повреждений снять с коробка, нужно было произвести ряд процедур. Александр приходил домой, топил баню. Замачивал коробки на определённое время, потом аккуратно удалял с них этикетки. Затем раскладывал их и сушил.
Пока коллекционер служил в армии, ни от одной из его детских коллекций не осталось ни следа. Но, правда, потом, у него появились новые, конечно, уже более серьёзные увлечения. Не все они сохранились. Для того чтобы купить квартиру в ипотеку Александру пришлось пожертвовать своей огромной коллекцией статуэток. Также по необходимости была продана и коллекция колокольчиков.
— Жизнь семейная вытягивает всё, — шутит Гончар. Но открытки с видами Петропавловска, уверяет Александр,  никогда не исчезнут из его жизни, потому в них  история  родного края его самого и  его предков.

О конвертах

Настоящие законодатели мод в почтовом деле — англичане. Именно в Англии появились первый конверт и первая марка.
Идея создания бумажного мешочка для писем появилась, можно сказать, случайно. Раньше письма писали на бумаге разного формата. И вот одно время очень модно стало использовать для переписки бумагу формата визитной карточки. Но «визитки» были не совсем удобны, потому что «письмо» надо было еще складывать в виде пакетика, чистая сторона которого предназначалась для адреса.
И вот в 1820 году владелец писчебумажного магазина в английском городе Брайтоне мистер Бревер придумал специальные пакеты и продавал их вместе с листками бумаги. Сначала он сделал небольшую партию таких пакетов и раздавал их в виде бесплатного приложения к купленной у него бумаге. Новинка пришлась по вкусу. Теперь уже все хотели отправить свои письма непременно в «пакетах мистера Бревера». Только вот выкраивать и клеить их не каждому хотелось. Да и не всякий умел это делать хорошо. Предчувствуя большой успех, мистер Бревер поручил изготовление почтовых пакетов двенадцати специальным предприятиям. Он даже придумал машину для изготовления конвертов.
А чуть позднее «пакеты мистера Бревера» стали называться «конвертами» – от английского слова «tо cover» (закрывать). В России они стали использоваться в первой половине Х!Х века
Еще через несколько десятилетий идея предварительного проклеивания одного из клапанов конверта озарила француза Пуарье. До этого письма скреплялись сургучом или специальной облаткой.

О марках

В мае 1840 года в Англии поступила в обращение первая в мире марка «Чёрный пенни». Так называлась потому, что печаталась чёрной краской с номиналом в один пенс. На марке изображена королева Виктория. Появление первой марки тесно связано с имением англичанина Роулэнда Хилла, члена палаты общин английского парламента. Он первым предложил ввести удобный и единый для всех способ оплаты почтовой корреспонденции — знак с указанием цены почтовой услуги, наклеивающийся на конверт.
Никто не предполагал в 1840 году, что марки, выпущенные огромным тиражом — 75 миллионов экземпляров, станут редкостью. Речь идет о двух первых марках мира — «Черном пенни» и «Синем двухпенсовике». В данном случае — о полном листе «Черного пенни», который совершенно случайно был обнаружен в архиве покойного сэра Роуленда Хилла. Сейчас этот уникальный, единственный лист хранится в британской королевской коллекции. Лишь изредка он демонстрируется на крупнейших международных и всемирных филателистических выставках.

 

IMG_06961354448512582r_lg

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *