На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Александр Путятин

писатель-историк, Москва

Как рождалась «внезапность 41-го года»

80 лет назад произошло событие, о котором в современной Европе вспоминать не любят. 22 июня 1940 года, через шесть недель после начала германского наступления на Западе, французское правительство подписало в Компьенском лесу акт о капитуляции. Ещё раньше, 14 и 27 мая 1940 года, это сделали Голландия и Бельгия. Британская армия эвакуировалась на острова 4 июня, бросив в Дюнкерке всё тяжелое вооружение. В чем были причины этого стремительного разгрома, и какое влияние он оказал на дальнейший ход мировой истории?

«Войны нельзя избежать, можно лишь

оттянуть ее – к выгоде неприятеля»

Николо Макиавелли

После вторжения немецкой армии в Польшу её союзники, Англия и Франция, объявили Германии войну, однако активных действий не предпринимали. Войска противоборствующих сторон стояли у границы без движения. Вялые перестрелки передовых отрядов сменялись длительными затишьями. Англо-французские части чувствовали себя уверенно за укреплениями линии Мажино. Командование союзников надеялось выиграть войну политически – с помощью морской блокады и отвлекающих ударов на второстепенных направлениях. Англия и Франция были уверены, что в борьбе на истощение у Германии нет шансов на победу. Слишком уж несопоставимы ресурсы…

Подготовка к вторжению

Гитлер понимал, что позиционная война не выгодна Германии. Нужны решительные действия. Подготовка к вторжению во Францию началась 27 сентября 1939 года, сразу после завершения операции по разгрому Польши. За основу был взят план Шлиффена 1914 года – тот же главный удар через территорию Голландии и Бельгии вдоль атлантического побережья, то же «заходящее» правое крыло. К концу октября вдоль западной границы Германии с севера на юг расположились войска трех групп армий.

Самая  мощная из них, группа армий «В», вытянулась вдоль границы с Голландией. В её состав входили 43 дивизии (из них 9 танковых и 4 моторизованных). По плану они должны были разгромить голландские и бельгийские войска до подхода союзников. Английские и французские армии, входящие в Бельгию, планировалось атаковать на марше и отбросить на юг.

Левее, вдоль границы с Бельгией и Люксембургом, располагались 22 дивизии группы армий «А». Им предстояло прикрыть фланг наступления северного соседа. Группа армий «С» в составе 18 дивизий занимала укреплённые позиция на линии Зигфрида и должна была сковать боями противостоящие ей французские войска. Задачи прорвать линию Мажино перед группой армий «С» не ставилось.

Наступление было запланировано на 12 ноября. За неделю до этого войска начали выдвигать к границе. Однако 7 ноября Гитлер отменил операцию. Официально – из-за плохих метеоусловий. В дальнейшем дата вторжения будет меняться еще 29 раз. Понятно, что эти сдвижки не случайны. И погода тут совершенно не при чём. Переносы сроков преследовали иные цели. Во-первых, они дезориентировали противника, вызвали в его штабах недоверие к донесениям разведки. Во-вторых, после каждого переноса даты от командующих требовали устранить выявленные недостатки.

Большую помощь в этом оказали генералы-скептики, пытавшиеся отговорить Гитлера от «французской авантюры». Они раз за разом указывали на огрехи в подготовке операции, выискивая мельчайшие ошибки в действиях войск и штабов. В результате к маю 1940 года германская армия стала идеальным боевым организмом: все новобранцы обучены, вся техника исправна, все части и соединения укомплектованы, снабжены транспортом, вооружением, амуницией и боеприпасами.

Мехеленский инцидент

10 января 1940 года из Мюнстера в Бонн вылетел военно-транспортный самолёт. На его борту находился офицер связи, перевозивший оперативный план наступления. Из-за плохой погоды пилот сбился с курса и совершил посадку у бельгийского города Мехелен. В тот же день бельгийское правительство поделилось информацией с Голландией.

Германия быстро отреагировала на инцидент. Если раньше план вторжения предусматривал, что войска займут позиции для атаки за шесть ночных маршей, то теперь армию перевели в режим постоянной готовности, чтобы она могла вступить в бой в течение суток. Бельгии и Голландии дали понять, что их отказ от нейтралитета в пользу союза с Англией и Францией не предотвратит вторжения, а лишь ускорит его начало и озлобит завоевателей.

Вслед за этим в обстановке глубокой секретности началась подготовка нового плана. В его основу легли предложения начальника штаба группы армий «А» Эрика фон Манштейна. Новый план базировался на предположении, что ни жители Бенилюкса, ни англичане не станут умирать ради спасения Франции. В случае серьёзного кризиса на фронте первые предпочтут капитулировать, вторые – эвакуироваться на острова. Манштейн обратил внимание, что при полуторном, а кое-где и двойном, превосходстве в людях и технике противник уступает германской армии в выучке войск и новых видах вооружения, которые в манёвренной войне стали ключевыми.

Если спланировать операцию, как серию больших и малых окружений, можно разгромить вражескую группировку на севере Франции до того, как командование союзников обнаружит, что руководить ему здесь уже практически нечем. Большие потери в людях и технике помешают французам создать устойчивый фронт в центре страны и не оставят им иного выхода, кроме капитуляции.

План Манштейна

Чтобы добиться этого, нужно наносить главный удар не с севера на юг через Голландию, а с востока на запад через Люксембург и Арденны. Причём атаковать на этом участке следует лишь после того, как войска из северной Франции уйдут в Бельгию. Тогда прорыв германских танков к морю отсечёт главную группировку противника от его подвижных соединений и лишит французское командование возможности организовать эффективные контрудары. На севере для этого будет не хватать пехоты и артиллерии, на юге – танков.

7 и 14 февраля этот вариант был детально исследован в ходе командно-штабных игр. Их результаты убедили генералитет в перспективности предложений Манштейна. 17 февраля его вызвали на доклад к Гитлеру. Началась детальная проработка нового плана, под кодовым названием «Гельб» («Желтый»).

На первом его этапе главная роль по-прежнему отводилась группе армий «В» под командованием фон Бока. Ей предстояло вывести из войны Голландию, разгромить бельгийскую армию и связать боями англо-французские войска, которые войдут на территорию Бенилюкса. Для решения этих задач выделялось 27 дивизий (из них три танковые и одна кавалерийская), а чтобы создать у противника преувеличенное представление о силе удара, для действий в его тылах привлекалась 7-я десантная дивизия, а также 22-я пехотная, обученная и оснащённая как воздушно-посадочная. Для глубоких прорывов имелся танковый корпус Гёпнера. После решения задач первого этапа он переходил в подчинение группы армий «А».

Основные силы танков и мотопехоты сосредотачивались южнее, вдоль границы с Люксембургом. По новому плану в группе армий «А» было 44 дивизии, в том числе семь танковых и пять моторизованных. Большая часть подвижных соединений входила в танковую группу фон Клейста, которой отводилась главная роль на втором этапе сражения. После прохода через Арденны и форсирования Мааса она должна была двигаться к порту Кале, отрезая северную группировку союзников от основных сил.

На левом фланге группе армий «С» предстояло активными действиями сковать французские войска на линии Мажино. Для штурма укреплённых позиций ей придавалось большое количество тяжёлой артиллерии.

Лётчики люфтваффе должны были уничтожить французскую авиацию на аэродромах и в воздушных боях, а затем наносить удары по войскам, штабам и коммуникациям противника, оказывая поддержку танковым и пехотным корпусам на главных направлениях. Группу армий «В» с воздуха должен был прикрывать 2-ой воздушный флот, группу армий «А» – 3-ий.

В общей сложности войска вторжения включали 2,5 миллиона человек, 7 тысяч артиллерийских орудий, 2,5 тысячи танков и 2,5 тысячи самолетов. Противостоящие им армии Англии, Франции, Бельгии и Голландии насчитывали 3,3 миллиона человек, 14 тысяч артиллерийских орудий, 4,6 тысячи танков и 4,5 тысячи самолетов. Однако уровень готовности союзников оставлял желать лучшего. Солдаты были плохо обучены, в снабжении царила неразбериха, техника требовала ремонта. Достаточно сказать, что из 2,5 тысяч французских самолетов к вылету были готовы меньше тысячи. К тому же они сильно проигрывали немецким в скорости, маневренности и огневой мощи, а большая часть зенитной артиллерии состояла из пушек времён I-ой Мировой войны.

Планы противников Германии

К апрелю 1940 года Франция завершила мобилизацию и развернула войска на четырех военных театрах. Против Германии, с которой союзники восьмой месяц вели «странную войну», действовал Северо-Восточный фронт под командованием генерала Жоржа в составе девяти французских армий и британского экспедиционного корпуса (в общей сложности 103 дивизии). Юго-Восточный фронт (в составе 7 дивизий) блокировал границу с Италией. Ещё два фронта – Северо-Африканский и Ближневосточный были развернуты в колониях. Последний был создан во время советско-финской войны и предназначался для нападения на СССР. Начать боевые действия предполагалось авиационными ударами по Баку. К маю 1940 года в составе этой группировки было 3 дивизии. Командовал ими генерал Вейган.

Во французском генштабе были уверены, что бельгийские пограничные укрепления неприступны, как и французские. А значит, немецким войскам придется наступать с севера на юг через Голландию. Вспомогательные удары могут быть нанесены на линии Мажино или из Швейцарии. В соответствии с этим планом, войска Северо-Западного фронта были разделены на три части.

1-ая группа армий развернулась от границы с Люксембургом до Дюнкерка. В её состав входили четыре французские армии (1-ая, 2-ая, 7-ая, 9-ая) и британский экспедиционный корпус – в общей сложности 52 дивизии. Во 2-ой и 3-ей группах армий, расположенных вдоль линии Мажино, было 42 дивизий. Резерв составлял 9 дивизий.

В случае германского вторжения 1-ой группе армий предстояло вступить на территорию Бенилюкса. Расположенные на правом фланге кавалерийские части 2-ой французской армии должны были выдвинуться к Люксембургу, а её пехотные соединения – к бельгийским укреплениям между Лонгийоном и Седаном. 9-ой армии поручалось занять оборону по реке Маас. Ещё западнее выдвигались 1-я французская армия и английский экспедиционный корпус. Расположенной на побережье 7-ой армии предстояло маршировать на север для соединения с голландцами.

Бельгийское командование считало, что войска союзников подойдут через 3-4 дня, а до этого удастся задержать немцев на рубеже рек Маас и Диль. Голландия не рассчитывала на быструю помощь, и потому на её границе размещались лишь силы прикрытия, а мосты через реки и каналы были заминированы. Дожидаться прихода союзников предполагалось в «Крепости Голландия», которую с юга и востока прикрывали защитные сооружения, а с севера можно было выстроить оборону по берегу канала Эйссел. С началом боев местность вокруг укрепленного района предполагалось затопить.

Таким образом, ни о каком едином управлении речи не шло. Бельгия и Голландия свои действия с англо-французским союзом не согласовывали. Их лидеры до последней минуты надеялись, что войны удастся избежать. Английские и французские стратеги были уверены, что германское вторжение пойдет по пути плана Шлиффена… Удара через Арденны они не ждали, а к импровизациям оказались не готовы.

Структура руководства союзными войсками была громоздкой и неповоротливой. Взять, к примеру, авиацию. Формально вся она подчинялась союзному главнокомандующему, генералу Гамелену. Однако его ставка не имела прямой связи с войсками, и французской авиацией управлял начальник штаба ВВС, генерал Вюильмен. Английскими воздушными силами, базирующимися на континенте, командовал маршал Баррэт, который Вюильмену не подчинялся. Британским ВВС на островах отдавал приказы генерал Айронсайд – начальник английского Генштаба в Лондоне.

В результате, когда руководству 9-ой армии потребовалась поддержка авиации, оно обратилось с просьбой к командующему 1-ой группой армий, тот – в штаб фронта, они – к Гамелену, Гамелен – к Вюильмену… Переговоры шли больше суток, и когда французские самолёты прилетали на вызов, поддерживать было уже некого.

Вторжение началось

10 мая в 3 часа 30 минут над пограничными постами пролетели сотни самолетов люфтваффе. Взрывы бомб на аэродромах в Ваальгавене, Бергене, Шифоне и Койе сообщили голландцам о начале вторжения. Два часа спустя в бой вступили наземные войска. Бельгия и Голландия отправили запросы о помощи… Ответ последовал незамедлительно. В 6 часов 45 минут утра  войска Англии и Франции двинулись в Бельгию, а два их мобильных соединения – в Голландию.

Между тем 18-ая немецкая армия быстро продвигались вперед. Мосты через голландские реки и каналы удалось захватить неповрежденными. Высадка воздушных десантов в «Крепости Голландия» дезорганизовала оборону. Энергичные действия диверсионных групп и стремительное продвижение 9-ой танковой дивизии вынудили голландское командование 14 мая согласиться на капитуляцию. Королева Вильгельмина эвакуировалась в Англию.

В Бельгии 6-ая немецкая армия форсировала реку Маас и канал Альберта на широком фронте. Наступление шло успешно, но 13 мая 16-ый танковый корпус Гёпнера встретился под Жамблу с французской механизированной дивизией, а на следующий день у реки Диль войсковая разведка обнаружила английскую пехоту. Стало ясно, что союзное командование двинуло в Бельгию большие силы. Поскольку голландская армия капитулировала, фон Бок нарастил удар освободившимися дивизиями 18-ой армии, а корпус Гёпнера передал соседу слева – туда, где теперь решался исход войны.

Группа армий «А» наступала успешно, но пока незаметно для союзников. Преодолев узкий проход через Арденны, войска фон Клейста 13 мая начали переправу через Маас. К концу следующего дня на левом берегу сосредоточился кулак из 7 танковых дивизий. 5 моторизованных дивизий были на подходе к реке, а через несколько дней ожидалось прибытие корпуса Гёпнера. Встретить эту бронированную армаду предстояло 9-ой французской армии в составе 6 пехотных, 2 кавалерийских и 1 моторизованный дивизии.

Войска были укомплектованы резервистами и имели слабое вооружение. Зенитная артиллерия практически отсутствовала. Французские соединения встретили удар на марше, не имея возможности организовать оборону… А с неба их атаковали самолеты 3-го воздушного флота. К вечеру на участке 9-ой армии образовалась 100-километровая брешь. Все французские соединения между Седаном и Намюром были разбиты и отброшены на запад.

Севернее  прорыва, в полосе действия 1-ой французской армии, находились 3 механизированные дивизии. 16 мая они получили приказ выдвинуться на юг и нанести удар во фланг немецкой группировки. Однако войска 6-ой немецкой армии не позволили им выйти из боя. С южного фланга танковую группу фон Клейста пыталась атаковать кавалерия 2-ой французской армии, но её удар немцы отразили без труда.

У союзников ещё были силы, способные переломить ситуацию: три мощных танковых дивизии. Однако одна из них вступила в бой с марша, без авиационной поддержки и била разбита… Другую разделили на части, придав танки пехотным соединениям. Лишь командиру третьей, бригадному генералу де Голлю, удалось собрать группировку, которая с 17 по 19 мая нанесла три чувствительных удара по южному флангу танковой группы. Это был единственный успех французов за всю компанию и продлился он недолго. К 20 мая дивизия де Голля была обескровлена и отброшена на юг, поддержки от своего командования она так и не дождалась.

Гамелену было уже не до сражений. 18 мая правительство сместило его с должности и назначило Главнокомандующим генерала Вейгана. Приступить к своим обязанностям тот смог лишь через два дня, когда вернулся из Сирии.

Таким образом, в критический момент сражения армии союзников остались без руководства… А войска фон Клейста продолжали двигаться вперед со скоростью 50 километров в сутки. 21 мая 2-ая танковая дивизия вышла к морю у Абвиля. Северная группировка союзников оказалась отрезанной от главных сил. Войска группы армий «В» дробили её на части, принуждая их к сдаче или уничтожая. 26 мая Британия начала эвакуацию своих дивизий. Понимая, что ситуация безнадежна, бельгийская армия сложила оружие. Англо-французские войска отошли к Дюнкерку. К эвакуации были привлечены все силы союзного флота – около 950 военных и торговых судов. До 4 июня удалось вывезти 338 тысяч человек, в основном – английских военных. Тяжелое вооружение и технику пришлось бросить.

Капитуляция Франции

Теперь против 136 немецких дивизий у генерала Вейгана осталось 59 французских, 2 британские и 2 польские. Череда непрерывных поражений деморализовала войска. Французские соединения были потрёпаны боями, недоукомплектованы, слабо вооружены. 5 июня противник атаковал позиции «линии Вейгана». Через четыре дня оборона была прорвана в нескольких местах, и немецкие танки двинулись к Парижу.

Столицу Франции войска сдали без боя. Правительство бежало в Бордо. 19 июня немцы форсировали Луару – последнюю водную преграду, на которой их можно было остановить. 22 июня в Компьене был подписан акт о капитуляции. По её условиям Франция обязалась распустить армию, разоружить флот и оплачивать содержание войск, оккупировавших 3/5 её территории. Страна потеряла 300 тысяч человек убитыми и раненым. Полтора миллиона солдат и офицеров попали в плен.

Капитуляция Франции кардинально изменила ситуацию в Европе. Германия получила полную свободу рук. Теперь остановить её победное шествие мог только Советский Союз, но ему требовалось время на мобилизацию армии и выдвижение её к границам. Было ясно, что Германия, чьи войска после разгрома Франции содержались по штатам военного времени, не позволит этого сделать… Нанесёт удар раньше.

Через год после компьенской капитуляции немецкие бронированные армады вторглись на территорию СССР. Проводить мобилизацию нашим генералам пришлось уже в ходе боевых действий…

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

15 комментариев

  • Валерий nvv

    Это у кого были армады танков, у немцев?

  • Михаил

    Действия французов были потом полностью повторены СССР вначале войны. Жаль, что на чужих ошибках не научились.

  • AGHA taghiyev

    Как я читал, сперва Сталин не верил что Германия может напасть в СССР. Но как читал, начали всё таки пересматривать план обороны на тот момент если Германия нападёт на СССР. Но очень поздно начали перебрасывать и перевооружать ВС близ границ. Тем более многие генералы и полководцы были или под следствием или в Сибирь высланы, а тем которым не повезло были расстреланы.

  • Адонин

    Очень странно, но почти нет фильмов о той войне, разве что «Дюнкерк» Видимо не хотят вспоминать европейцы позорный проигрыш.

  • Он же

    все аналогично как и в начале войны с СССР, когда немцы в считанные месяцы дошли до Москвы и до Волги, заняв территорию, большую по площади, чем Франция…

  • Он же

    Можно добавить, что в то время, когда Гитлер готовился к войне против Франции, СССР поставлял Германии нефть, продовольствие и стратегические материалы (в связи с чем союзники и планировали удары по нефтепромыслам Баку). Эти поставки продолжались и все время, пока Германия воевала в Европе.

  • Он же

    Адонин Очень странно, но почти нет фильмов о той войне, разве что «Дюнкерк» Видимо не хотят вспоминать европейцы позорный проигрыш.

    — если вы их не видели, то это не значит, что их нет. Позорный проигрыш был у Германии в 1945м

  • Он же

    остановить её победное шествие мог только Советский Союз, но ему требовалось время на мобилизацию армии и выдвижение её к границам. Было ясно, что Германия, чьи войска после разгрома Франции содержались по штатам военного времени, не позволит этого сделать… Нанесёт удар раньше.

    — и будто бы года не хватило?

  • anatol kononenko

    В это время маршал поБЕДЫ рулил Генштабом. Когда ему принесли «Анализ боевых действий во Франции», он бросил на стол со словами: «мне это не нужно»! Он же у нас гениальный Горгий поБЕДОНОСЕЦ!

  • Владимир

    Насчёт оценки Жуковым, можно подробнее?

  • СЕК

    Для жертв ЕГЭ сойдёт. Можно ещё сказочку о захвате Судетской области (и под «шумок» всей Чехии) рассказать. Да, не забыть, что тогда и Польша прибарахлилась…..И как Великобритания ТОГДА просто ликовала…..Не забудьте почти повторившегося Дюнкерка в 1945 году….Как Черчиль умолял Сталина начать неподготовленное наступление для спасения «спасителей человечества»……

  • Sergio

    Все акулы империализма и всякие караси типа Польши тогда хотели урвать кусок себе пожирнее, выиграть в будущей дележке, что познавательно американские и британские банкиры лихо помогали Германии денежкой, хотя СССР тоже продавал Германии ресурсы — нужны были деньги и технологии… В общем все виноваты.

  • Андрей

    Он же. Эти поставки продолжались и все время, пока Германия воевала в Европе.
    Не надо забывать, что эти поставки были не в одну сторону. СССР закупал станки, образцы германских вооружений и материалов, подъемные краны и рецептуру взрывчатки и тд.
    Так что здесь все было правильно!

  • Юрий

    СССР до последнего пыталась объединиться с Францией и Англией против Германии, но использовала все возможности из сложившейся ситуации, покупая станки, технологии у Германии. В общем, как показала история, СССР смогла сделать всё что от неё зависело.

  • Alex Ger

    А почему не рассмотрен Стоп-Приказ Гитлера? Это загадка Навсегда?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *