На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Сергей Букатов

Блеск и нищета казахстанского животноводства

Почему новые экономические отношения на основе «дикого капитализма» сыграли с животноводством Казахстана злую шутку? Ведь в основе этого уклада предполагается честность, открытость прямая конкуренция во всех экономических процессах. И еще, как минимум, минимальное вмешательство в свободное экономическое волеизлияние народа со стороны властных или партийных структур. Но, не тут то было.

Как говорит одна мудрость – незнание трудностей и препятствий рождает героев. Народ пошел становиться героями капиталистического труда. Сначала молодежь в лице бывшего комсомольского актива, а за ними потянулись и люди бывалые. Знаком героя становился первый миллион, неважно каких денег, но этот знак надо было еще сохранить в своих руках. Ведь капитализм, особенно дикий, требует создавать деньги теперь и сейчас, неважно какими способами, не особо задумываясь о будущем и, порой, оставляя за собой пустыню.

Мясная лихорадка

Во многих странах и в разное время истории была своя лихорадка. Была золотая лихорадка в американской Калифорнии, на Аляске и в российской Сибири, нефтяная лихорадка прошлась по Техасу в США и азербайджанскому Баку. Одно время мир сходил с ума от добычи алмазов, в другое время от производства хлопка. В Северном Казахстане тоже была своя экономическая лихорадка. И связана она была с массовым забоем сельскохозяйственных животных в 90-х годах.

По данным статистики на конец 1990 года в Казахстане содержалось 9757,2 тыс. голов крупного рогатого скота, 35660,5 тыс. голов овец и коз, 3223,8 тыс. голов свиней, 1626,3 тыс. голов лошадей, 143 тыс. голов верблюдов и 59,9 млн. голов птицы. Даже в наше время показатели кроме поголовья верблюдов и лошадей гораздо ниже, но об этом позже.

Если брать всю казахстанскую статистику динамики поголовья только крупного рогатого скота, то с 1990 года его поголовье только сокращалось. За 8 лет поголовье КРС сократилось с 9757,2 тыс. голов до 3957,9 тыс. особей или на 5799,3 тыс. Не считая приплода, каждый год в среднем пускали на мясо 724,9 тыс. коров и быков или каждый день, включая выходные дни, под нож уходило почти по 2000 особей. Дальше резать было уже нечего. Остатки КРС удалось сохранить только благодаря личным подворьям.  Можно сказать, что за десятилетие кончилось то старое, доброе советское животноводство, а новый век можно назвать вехой рождения нового животноводства, с которого и начинается медленный рост поголовья КРС, но опять же не везде.

Что самое занимательное в нашем животноводстве это то, что в отличие от всех остальных животных, количество верблюдов в Казахстане увеличилось. К 2010 году по отношению к 1990 году их стало больше на 18,6%. Это удивительные животные. Они живут и приносят пользу человеку совершенно безвозмездно, питаясь, практически автономно от его усилий. Может быть, в пору массового забоя скота, они просто сбежали в пустыню и тем самым избежали истребления. Жаль, что так не смогли поступить коровы и овцы, лошади и куры. Рост поголовья верблюдов в Казахстане дает основания для оптимизма.

Вы нам корову, мы вам тушенку

Когда голодная Россия  и другие страны советского содружества, испытавшие локальный дефицит продовольствия, вновь распробовали казахстанское мясо, неважно в тушах оно было или запакованное в банки, животноводству Северного Казахстана осталось недолго жить. Скот начали резать по-черному, согласно капиталистическому закону – спрос рождает предложение. Освобожденные от властного и партийного надзора бывшие директора колхозов и совхозов развернули свою предпринимательскую инициативу в полной мере.

Напомним, сельское хозяйство в эпоху первичного обогащения также пострадало в переходный период не меньше промышленности. По тем же причинам разлада экономических связей, во многих регионах стран, которых назвали союзом СНГ, возникли перебои с обеспечением населения продовольствием. Так уж получилось, что кто-то производил много муки и овощей, а кто-то железа и стального проката, кто-то добывал нефть и полезные ископаемые, а кто-то зерно и молоко. С другой стороны, в регионах с избыточным производством сельскохозяйственной продукции, где специализировались на выращивании монокультур, будь то фрукты, овощи, зерно либо хлопок в связи с сокращением поставок возникли проблемы с перепроизводством. Сельскохозяйственные предприятия стали сокращать посевы и поголовье скота, либо продавать свою продукцию перекупщикам за бесценок, себе в убыток. А чаще и то и другое одновременно.

Тогда появилось понятие «давальческое мясо». Что такое давальческое мясо? Это просто такой способ обналичить и перевести в товарный вид стадо животных, которое надо кормить, но нет средств в них вкладываться.  Или не было желания. Или, наоборот, желание было, но другое – быстрее заработать деньги. Это когда некий деятель загоняет на мясокомбинат никому никому не нужных, порой голодных и тощих коров и быков, а получает взамен энное количество ликвидного востребованного, хорошо транспортируемого продукта в виде банок тушенки.  Телефонные городские линии, а сотовая связь тогда в нашем городе не существовала, были забиты разговорами торговых посредников, предлагавших то несколько сотен, а то и тысячу и больше банок тушенки. Они, эти партии, продавались и покупались, дельцы отдавали и получали деньги, а сам товар порой месяцами даже не покидал своего склада. Но склад это не всегда было помещение самого мясокомбината. Ее хранили в гаражах, а в зимнее время в кессонах этих гаражей, как картошку.

А владельцы скота привозили на бойню новые партии животных. Учитывая тогдашнюю бешеную инфляцию, имея товар, ты становился с каждым днем богаче и богаче, а получив деньги мог стать через месяц нищим. В 1991 году в хозяйствах Северного Казахстана содержалось 1 млн.173 тысяч 666 голов КРС, согласно официальной статистики.  Большая часть коров и быков находились в крупных сельхозпредприятиях, а именно 886716 голов или 75,6% от всего поголовья.

Следите далее, перед вами только статистика.  Но уже к 1995 году поголовье КРС упало до уровня ниже 1 млн и сократилось до 867897 особей. Но это не стало нижним пределом. Деятели новой эпохи только вошли во вкус. Активности им придала прошедшая в Казахстане приватизация, после которой распоряжаться ресурсами можно было с большим размахом. Именно сектор крупного  животноводства провалился в поголовье глубже всех других. Для примера, в личных подворьях населения  в 1991 году содержались 286904 голов КРС, а к 1995 году даже увеличилось до 320193 голов. В это же время крупные животноводческие хозяйства потеряли 343464 голов крупного рогатого скота.

Как говорится, всякому человеку дается возможность, но далеко не каждый может ей воспользоваться. Девяностые годы похожи на время какой-то фантастической ирреальности. Все были при деле, но в большинстве своем, не каждый при деньгах. Одного знакомого спрашиваю как дела, чем занимаешься? О, говорит дело миллионное – переправляю алюминий на Дальний Восток, огромные деньги. На следующий год. Он в тех же поношенных кроссовках. Ничего не получилось, канал перехватили братки из Екатеринбурга. Хорошо, что не остался должен. Еле порешали вопросы. Вот такой вот, блин, капитализм.

Продолжение темы:

Почему из Канады пропала североказахстанская тушёнка

2 комментариев

  • Да наши доморощенные капиталисты натворили делов.Пресловутая прихватизация больше похожая на растащиловку, массовый забой скота, саботаж управленцев, пустили под откос сельское хозяйства. Тут и городские подсуетились, стали разбирать комплексы и фермы на плиты и кирпичи. Животноводство было угроблено и на 20 лет про него вообще забыли. Вспомнили только в последние годы, когда специалисты все разъехались, практически теперь все надо начинать с нуля. Масло заводы перешли на пальмовое масло и сухое молоко из Китая и отсутствие натурального молока их вообще не беспокоит. Думали рынок все сам отрегулиркет, но это оказалось заблуждением. Мне кажется пока не поздно, нужно возраждать совхозы, будет у людей стабильная работа, уменьшится отток населения из села, будет хоть какая перспектива.

  • Анатолий

    Помню в советские времена к нам в райсельхозуправление приезжали ученные из НИИ животноводства. Так вот, они обосновательно доказывали, что прибыльное животноводство только в крупных животноводческих комплексах. В ежегодных отчетах совхозов, если животноводство было равно «0» то это уже было хорошо. Прибыль приносило полеводство. Ушел административный ресурс, ушло и животноводство. Новые хозяева от него всячески открещиваются. В подворьях мелкотоварное производство вполне прибыльно!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *