На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Первый губернатор  всея Сибири князь Матвей Гагарин

Князь Матвей Петрович Гагарин был во всем первым. Первым главой Сибирской губернии. Первым строителем   первой столицы нашего региона Тобольска. Первым взяточником в регионе. И первым в истории России губернатором, приговорённым к смертной казни за казнокрадство. Его казнили в 1721 году за лихоимство в перед светлыми очами царя Петра I, сенаторов и их родственников. Да еще почти год казненный болтался на виселице под окнами своего столичного офиса.

Какая-то слишком позорная получилась казнь — за лихоимство! Не потому ли придумали другую вину чиновнику: пустили по Сибири и Петербургу слух, что Матвея Петровича повесили за то, что он оказался сепаратистом — вознамерился отделить Сибирь от России и создать отдельное государство для себя любимого. Ведь по знатности рода Гагарины не уступали Романовым. Тоже Рюриковичи! Только документов о том не сохранилось. Даже точный год рождения первого лица Сибири неизвестен. И портретов его в молодости нет. Откуда он появился в боярских списках, тоже загадка! Историки подсчитали, что родился он примерно в 1659 году. В боярских книгах за 1686 году упомянуто, что числился он тогда стольником — прислуживал за трапезами у более знатных особ. Но уже в сентябре 1691 года стал товарищем воеводы в Иркутске. Товарищ в те времена – это не просто друг, а заместитель чиновника.  В данном случае – родного брата, Ивана Петровича Гагарина. Одаренным руководителем оказался «товарищ брата»! Через два года Матвей Петрович сам оказался на кормлении в Нерчинске, а его брат укрепился в Якутске.  Оба стремительно богатели, нещадно вымогая мзду с купцов, особенно у торгующих с Китаем. Брали за право вести торговлю с Поднебесной и деньгами, и золотом, и пушниной, а торговали с Китаем только люди Гагариных. Но самое главное – сами Гагарины не платили ни копейки в государеву казну. Другим «бизнесменам» было очень обидно, и они отправляли кляузы в обе столицы.  В 1696 году, по указу царя Петра I, было начато расследование. Но дороги-то и расстояния в Сибири какие! Только через три года после указа прибыла государева комиссия во главе с дьяком Данилой Полянским, который рьяно взялся за дело. Братья Гагарины были заключены под стражу, у них конфисковали все имущество в пользу государства. Но через год, уже по жалобам Гагариных, обвинили в злоупотреблениях самого дьяка Полянского и тоже отправили в узилище. Дескать, мзду с купцов берет и мешает Гагариным честно служить государству. Матвей Петрович вновь оказался на коне. Но из Сибири его убрали. Царь поручил ему вести надзор за гидротехническими работами по соединению Волги и Дона — строительством шлюзов. (Там буквально на днях археологи выкопали здоровенную глыбу белого камня, и теперь расшифровывают нацарапанные на ней загадочные письмена).  А тогда, в 17 веке, высокая комиссия продолжала расследование прежней воеводской деятельности Матвея Гагарина в Нерчинске. Удивляться тут нечему: Гагарин был из числа особ, приближённых к государю. Царь долго закрывал глаза на взяточничество, т.е. мздоимство, «птенцов гнезда Петрова». Некогда было ему заниматься такими пустяками! Нужно было строить верфи в Воронеже, каналы, корабли. Воевать, наконец! На все деньги нужны. А где их брать, как не у подданных?!

Историки не исключают и того, что царь благоговел перед знатностью рода князя Гагарина, который ни в чём не уступал царскому роду. К тому же сын Гагарина был женат на дочке вице-канцлера барона Петра Шафирова, а дочь была замужем за сыном канцлера графа Гавриила Головкина. Все свои люди! Царицу Екатерину, супругу Петра I, Гагарин, ещё обретаясь в Сибири, купил постоянными дорогими подношениями в виде драгоценных каменьев, соболей и прочего, чем богата земля сибирская. Екатерина оберегала своего благодетеля, но до поры до времени, пока ей самой не грозило наказание мужа.

Царь назначил его «начальным человеком» Сибирского приказа, ведавшего всеми делами этой богатейшей российской провинции. Теперь в обязанности Гагарина входило и управление Оружейной палатой, а это тоже деньги из казны  на закупки. В 1707 году, в разгар Северной войны, когда царю поступили сведения о том, что шведский король Карл XII намерен двинуть войска через Польшу на Москву, нужно было срочно организовать оборону города, Гагарина назначили комендантом Москвы с сохранением всех прежних должностей. К тому времени «Матвей Петрович был уже одним из богатейших людей в России. Говорили, у него даже ободья на каретах и подковы лошадей были выкованы из серебра. Гагаринские дома в Москве и Петербурге были самыми роскошными. И все это немалое богатство было нажито им ещё в бытность воеводой в Нерчинске, когда воеводы даже жалованья не получали – жили на кормлении, на самообеспечении.

Несмотря ни на что, царь был доволен Гагариным. При нем в Сибири возросли сборы налогов, наладился набор рекрутов для действующей армии, развивались дипломатические отношения со странами Востока, в том числе и с будущим Казахстаном. Началось строительство Сибирских укрепленных линий, а на это тоже из казны выделялись деньги. И как государственный деятель, Матвей Петрович Гагарин царю нравился. Он был умён и энергичен. Поэтому сразу после учреждения царём в 1708 году губерний воеводу Матвея Гагарина назначили губернатором Сибири. И тогда же он выехал в Сибирь – служить Отчизне и царю-батюшке. И сделал очень много. При Гагарине в Сибири начались раскопки скифских курганов, и царю с царицей перепало немало бесценных даров с этих организованных губернатором раскопок — вес золотых украшений шёл на десятки килограммов. В 1712 году Гагарин построил в Тобольске каменный кремль. Через два года были заложены Дмитровские ворота Тобольского кремля. Появились в городе и первые мощённые камнем дороги. На всех стройках работали пленные шведы, которым рачительный губернатор нашёл нужное применение — после разгрома шведской армии под Полтавой и последующей капитуляции противника пленных было много. Хорошо показал он себя и во время присоединения к России Камчатки — в то время покорение Сибири всё ещё продолжалось.

В 1713 году Гагарин начал поиски золота в Сибири. Для этого он привёз из Петербурга горного инженера Блюгера. И несмотря на то, что Блюгер после исследований счёл золотодобычу нерентабельной, Гагарин сумел убедить царя в обратном — он жаждал добраться сам до сибирского золота. И таки добрался. Вообще проектов у него было множество. Он даже пытался обратить в православие Китай, отправив туда первую духовную миссию.

Матвей Гагарин, будучи фактически хозяином Сибири и «нашей Азии», богател не по дням, а по часам. Но сгубила его жадность. Гагарин и его многочисленные родственники, пристроенные на «хлебные» места, попросту зарвались. Особенно это проявлялось в торговых делах с Китаем и со степными народами, в том числе с казахскими султанами.

Царь доверял своим сподвижникам, но и проверял тоже. С 1714 года обер-фискал Нестеров уже сообщал царю о злоупотреблениях Гагарина, связанных со сверхприбыльным «китайским торгом». В 1715 году его вызвали в Петербург, где следственная комиссия под началом князя Василия Долгорукова выясняла, по какой такой причине в казну в 1711 году из Сибири поступили столь низкие платежи? Тогда следствие завершилось в пользу Гагарина, к которому благоволила царица. Не зря же Гагарин её дорогими подарками одаривал! Но в 1717 году дело Гагарина возобновили. Занималась им на этот раз комиссия Дмитриева-Мамонова. Пока шло следствие, Гагарин, как ни в чём не бывало, продолжал властвовать в Сибири, как в своей вотчине. Но эти проверяющие, что странно, оказались неподкупны. В итоге Матвей Петрович возместил казне 215 тысяч рублей, но за его сибирской губернией ещё оставалась недоимка более чем в 300 тысяч рублей.

Брауншвейгский резидент при петербургском дворе Вебер так описывает свое посещение Гагарина  в его петербургском доме: «Кн. Гагарин, в бытность мою в России, давал посредственный (т. е. не особенно парадный, обычный. — Авт.) обед, на котором подано было более 50 рыбных блюд, различнейшим образом и на постном масле изготовленных. Этот вельможа ел на серебре, жил великолепно и держал себя по-княжески, особенно когда был губернатором Сибири. Он провел меня в свой кабинет и показал икону, которая вся была унизана драгоценнейшими бриллиантами, и тамошние ювелиры уверяли меня, что эта святыня стоила князю 130 000 рублей.

Но сколько веревочке ни виться… В январе 1719 года Матвей Гагарин был разжалован из губернаторов и взят под стражу. Помимо всего, обвинялся он ещё и в государственной измене. Царю доносили, и не раз, что замыслил Гагарин отделить Сибирь от России и якобы сам собирается там править, для чего даже создал собственную армию. Тогда царь отправил в Сибирь майора Лихарева, чтобы тот собрал сведения о фактах лихоимства, совершенного Гагариным. В отчаянии Гагарин пытался найти заступничество у Александра Меншикова и у царицы. Но тщетно. Его заступники боялись гнева царя. И неслучайно. Имущество Гагарина  конфисковали, а его самого два года держали в тюрьме, где подвергали пыткам на дыбе, жгли огнём, избивали кнутом. Но он так и не признал себя виновным. На эшафот его привёл родной сын, который не выдержал пыток и дал нужные следствию показания.

11 марта (по ст. стилю) 1721 года Матвей Гагарин был приговорён к повешению. 16 марта приговор был исполнен. Повесили его прямо под окнами Юстиц-коллегии, откуда за казнью наблюдали Пётр I, его придворные, жена и сын Гагарина. После казни были устроены поминальный обед и пушечный салют. Спустя некоторое время виселицу с трупом перевезли на площадь рядом с новой Биржей, где труп Гагарина провисел более семи месяцев — в назидание другим. Когда было снято с виселицы тело Гагарина, точно неизвестно. Но 25 ноября 1721 года последовал указ, чтобы с помощью железной цепи снова укрепить его на виселице. Наказания следовали и после казни.  В октябре того же 1721 г. жене казненного были возвращены деревни; но ранее описанные имения самого князя пожаловали «разоблачителям» Гагарина — Мамонову, Девиеру, Пашкову и Брюсу и др. Его великолепные московские и загородные петербургские дворцы были розданы другим чиновникам.

Петр I тоже не устоял. Взял себе лично два ружья в серебряной оправе и велел прислать ему из Сибири в Петербург мастера Пиленко, «работавшего их».  

В народе сохранилась песня о Гагарине, в которой описываются его «хитрые палаты». Там рассказывается, что князь лежит на кровати, любуется «на рыбу в стеклянных прудках» и мечтает еще послужить в Сибири, чтобы построить потом палаты «не лучше бы, не хуже бы государева дворца. Только тем разве похуже — золотого орла нет». Якобы за эту похвальбу государь его и казнил». За какие грехи поплатился князь Матвей Петрович, был ли он благодетелем для страны или безудержным вором,  до сих пор спорят историки. Но точно известно, что даже такие жестокие расправы «со мздоимцами» не могли победить взяточничество. Разве что это «неприличное» слово чиновники же заменили другим, более благозвучным — «корруция» и даже создали антикоррупционный комитет. Но суть осталась та же – воровство. В нашей стране и сейчас множество Гагариных, как потомков  Матвея Петровича, так и его однофамильцев, как титулованных дворян, так и бывших крестьян. Например, до сих пор можно прочитать, что космонавт Юрий Гагарин или певичка Полина Гагарина – «из знатного княжеского рода», что вовсе не так.

Победить коррупцию, она же «мздоимство», нелегко. Кое-кто у нас порой предлагает брать пример с китайцев и расстреливать взяточников публично, на стадионах.  Вы это серьезно, товарищи?

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *