На сайте проводятся технические работы


Попробуйте зайти позже

Как из-за самовара поссорились два государства

Удивительную историю о самоваре рассказал известный писатель, ученый, врач, моряк и автор знаменитого «Толкового словаря живого великорусского языка» В. И.Даль.

Владимир Иванович поселился в Оренбурге в июле 1833 года и около восьми лет служил на посту чиновника по особым поручениям при военном губернаторе В. А. Перовском. Это был хороший помощник губернатора. Ведь Оренбург в то время был крупным центром торговли России со Средней Азией, воротами в Европу и даже столицей киргиз-кайсацких степей. В город съезжались купцы из России и всех регионов Средней Азии, а Даль знал, по меньшей мере, 12 языков, понимал и тюркские языки. Во время службы он написал несколько рассказов о жизни в этом тогда экзотическом краю. Среди них маленький, но любопытный рассказ-быль «Самовар» (1861г). Он ведется от имени купца Тимофея Ивановича. У Даля речь героя стилизована под старину и просторечие. Большая часть рассказа сохранена, но он дается в пересказе и немного сокращен.
Итак, миниатюра «Самовар».

«На Нижегородской ярмарке, в тульском ряду, несколько больших лавок заняты одними самоварами. В одну из таких лавок зашел Трофим Иванович…, который всегда закупал на ярмарке сотни самоваров и продавал их по всей Сибири и в степи. Особенно популярны были у покупателей маленькие самовары, азиатские». Делал их и сам же продавал в лавке мастер Степан Андреевич. Однако в этот раз Трофим Иванович сообщил другу и партнеру:

—Вот сказывают, ты работал бохарцам (бухарцам), Абдрахманову, большущий самовар?
Так два государства разодрались из–за него и стали воевать!

— Как так, Трофим Иванович? Правда, я работал, в запрошлом году, самоварище ведер в десять, на хана, что ли. Сказывал Абдрахман, на случай больших пиров.

— Ну что же, разве не слышал, что было с самоваром этим?

— Нет, не слыхал; скажи, пожалуй, коли не шутишь!

— Какая тут шутка! Тут, чай, не один десяток голов слетало за твой самовар, да и вперед еще что Бог даст. Вот ты, какого греха наделал!

Оказалось, бухарские караванщики погрузили самоварище на арбу и пару верблюдов в нее запрягли. Сначала все было ничего. «Вот стали они подходить к Ак-мечети, то еще за неделю прослышали, что вышла из Коканда шайка ханского войска, будто для охраны и для сбора пошлины, а на деле, чтобы ограбить караван. Так как бухарский эмир в дружбе с кокандским беком, так в городе у себя ограбить нехорошо; он и выслал встречу, чтоб обобрать хоть золото… А после он отопрется; скажет: «И знать не знаю, ведать не ведаю: это все шалят киргизы ваши с Сырдарьи; а у меня, благодаря Богу, все спокойно».
Однако нашлись добрые люди, которые за добрый пишкеш, за гостинец, дали знать ночью караван–башу о такой беде. В караване тотчас распорядились: товар девать некуда, не укроешь; а что у кого золота было, денег, то все завязали в узелки да под огнище, где варят варево в котле, и зарыли в землю» Свежая землица выдаст, а в кострище под огнем и пеплом ничего не видать.

«Рано утром кокандцы и набежали, прикинулись киргизами, будто пришли с Сырдарьи грабить кокандцев, говорят: коли вы бухарцы, так приятели нам, и обижать вас не станем, только дайте по два золотых с верблюда. Бохарцы божатся, клянутся, что нет ничего. Кокандцы давай обыскивать караван и добрались до арбы. А там огромный самовар их напугал: думали, что пушка. Однако взять его и разграбить товар не посмели. Это будет прямой грабеж, а деньгами можно, значит, не ограбили караван, а только взяли пошлину. Денег много не нашли и отпустили караван. Караванщики боялись, чтоб шайка эта не вздумала присесть погреться вокруг огнища или не заночевала бы тут. Однако, видно, Бог услышал молитвы их. Убралась шайка, убрался и караван благополучно. Золото караванщики забрали с собой.

Однако гонец из шайки приехал вперед в Ак-мечеть и рассказал беку, что плуты-бохарцы деньги спрятали куда–то. А вот–де есть у них вещь, невиданная и неслыханная: самовар больше пушки!

Не знал бек ак-мечетский, верить ли гонцу в таких сказках. Сам выехал встречать караван и приказал остановить арбу и раскутать самовар. Как влез он на арбу эту, рассмотрел диковинную вещь и объявил караван–башу, что берет самовар как пошлину с каравана для своего кокандского хана; а купцы пусть рассчитываются между собою.

Испугался караван–баш, говорит, что самовар отдать нельзя, самовар везем своему эмиру. «Ну, не прогневается эмир ваш, — отвечал бек, — напьется из уполовника; а я самовар беру. Поворачивай арбу».

Сутки целые кричали и шумели бохарцы: то плакали, кланялись и просили, то бранились и грозили, — все нипочем! Самовар так полюбился кокандцам, что заперли его в кладовую землянку на дворе бека, приставили к нему караул и объявили бохарцам: «Хоть семь лет живите, хоть жен сюда перевезите, а самовара не видать вам как ушей своих; он пошел на хана, за пошлину».

Пришел караван в Бохару, и с плачем, купцы рассказали хану о такой беде и обиде. Караван–баш кинулся ему в ноги и лежал долго; однако хан приказал отстегать его порядком за то, что отдал самовар. Отстегавши его, сам тотчас поднялся с войском и пошел на Ак-мечеть отбивать самовар. Однако там самого его побили. А воротившись в Бохару, слышит хан, что нашелся кран от большого самовара. Кран этот был уложен особо и пришел с тюками в Бохару. Его принесли как победный трофей и как доказательство величины самовара. Эмир рассмотрел кран и положил идти войной на Коканд на тот год. Между тем кокандский хан, получив самовар без крана, приказал отстегать ак-мечетского бека за эту оплошность и стал собираться с войском в Бохару за краном. «Подай мой самовар», — говорит бохарский эмир.

«Нет, ты подай мой кран», — говорит хан коканский. Два лета, сударь мой, воюют. Богу одному известно, чем дело кончат!

-Вот, Степан Андреевич, каких вы бед наделали с своим самоваром, — сказал Трофим Иванович, закончив свой удивительный рассказ-легенду.

Что тут, правда, а что выдумки, судить читателям. Известно, что все ханы, эмиры, беки и более мелкие правители и просто шайки в те времена не прочь были ограбить чей-нибудь караван и свалить вину на другого. Да и в наши дни такое случалось. Правда, не с караванами, а с автомобилями, но суть та же самая. Например, прошлой весной полицейские в тех же краях, где, по свидетельству В.И.Даля, произошла битва за самовар, задержали водителей иномарки с огромным псом в багажнике. Удивленные стражи порядка выяснили, что друг человека украден в одном из райцентров. Оказывается, похищение породистых собак ныне гораздо выгоднее, чем угон скота во времена кокандцев и бухарцев. Цены на иного охранника отар гораздо выше, чем на упитанного барана.

фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *