|
7 842 |

В Северо-Казахстанской области наблюдается массовый отток населения, по этой причине закрываются школы, больницы, пустеют целые сёла. В итоге в регионе наблюдается отрицательное сальдо миграции.

Программа переселения населения с Юга страны пока не дает действенных результатов, потому что многие из переселенцев не выдерживают северных условий проживания. Чтобы удержать людей на селе и развить аграрный регион, нужно создавать условия для людей, проживающих в сельской местности.

Верните «северные»

В Северо-Казахстанской области одни из самых низких заработных плат в стране, при этом цены на продукты и услуги — очень высокие. Некогда существовавшие «северные» выплаты могли удержать жителей в тяжелых климатических условиях, где лето очень короткое, а зима длится по полгода. Доплат хватало на уголь, дрова и теплую одежду. В нынешних условиях многие североказахстанцы едва сводят концы с концами. Неудивительно, что в поисках лучшей жизни они переезжают в соседнюю Россию или дальнее зарубежье.

В 2017 году население СКО сократилось на 4635 человек и на 1 декабря 2017 года составило 558,7 тыс. человек. Особенно стремительно убывает население в районах области, где проживает порядка 70% населения. В регионе продолжается отток населения и наблюдается отрицательное сальдо миграции.

Наибольший удельный вес североказахстанцев, выбывших за пределы области — 73,5%, приходится на уехавших в другие области Казахстана. Думается, что этих людей могли бы удержать как раз-таки «северные» добавки к зарплатам. 24,5% жителей СКО переезжают в страны СНГ и всего 2% — в другие страны мира.

Как неоднократно в своих выступлениях говорил аким Северо-Казахстанской области Кумар Аксакалов, люди бегут в поисках больших зарплат, а иногда — хоть какой-нибудь работы. Поэтому одним из приоритетов в работе акимов районов, других чиновников на 2018 год он обозначил — сокращение числа самозанятых и повышение зарплат североказахстанцев. Сейчас в регионе 79 000 человек числятся в списке самозанятых.

Корреспонденты Петропавловск.news поехали по деревням Северо-Казахстанской области и посмотрели, в каких условиях живут люди. Многим удается выжить только за счет подсобного хозяйства, которое обеспечивает их продуктами – мясом, яйцами, молоком, маслом, сметаной и овощами. Эти люди не имеют работы, а соответственно и наличных денег. Они хотя и числятся в статусе самозанятых, но платить за себя взносы в фонд медицинского страхования и индивидуальный подоходный налог не имеют возможности. Отчасти именно из-за проблемы с самозанятыми в стране затягивается внедрение страховой медицины.

Жизнь во многих селах связана с лишениями – приходится добывать и экономить воду, ходить по улице с фонариками из-за отсутствия освещения и мириться с тем, что деревня по несколько месяцев отрезана от соседних населенных пунктов плохими дорогами, а значит выбраться в город или райцентр можно только по большим праздникам.

Преданные оптимисты

Житель села Дружное Тимирязевского района Марат Павлович Андагулов работает в школе учителем и уезжать никуда не намерен:
— Мне город не нужен, хочу в деревне жить. Здесь природа!


Он пытается привить любовь к сельской жизни и своим ученикам, показать им перспективу работы на родине. С ребятами он мастерит поделки из природных даров. Его любимый материал – это рога. Зная о таком увлечении преподавателя, бывшие ученики, друзья и знакомые везут Марату рога из разных мест.
Вот из Канады нам рога скоро привезут, до этого принесли воловьи рога из Костаная, многие заготовки привезли из Астаны, — рассказывает учитель и старожил села. – Обрабатывать рога тяжело, работа тонкая, иногда месяц думаешь, что создать, и только потом приступаешь к работе.

В селе Мичурино Тимирязевского района значительно удаленном от областного центра – Петропавловска — люди не уезжают. Наоборот, не хватает домов! Сейчас в деревне 200 дворов. Молодежь остается, а рождаемость в селе хорошая,  население растет. Конечно, основное благо, которое помогает удержать людей в селе — вода. В деревне 45 рабочих колонок на 180 дворов, у некоторых водопровод заведен в дом. Школу и мини-центр водой обеспечивают бесплатно.
Здесь решена еще одна проблема – безработицы. В селе 270 человек активного населения, а только в одном действующем товариществе, занимающемся сельским хозяйством, — 180 рабочих мест. А есть еще школа, врачебная амбулатория, «скорая», акимат, где тоже работают сельчане.
— Все, кто хочет, работают, зарплаты хорошие -шофер в ТОО получает 100 тысяч тенге, кочегар в школе зарабатывает около 40 тысяч тенге в месяц, — рассказывает аким Мичуринского сельского округа Елена Сергеевна Мухаметшина. — Планируем построить семейное общежитие, есть потребность в строительстве новых домов.

Этот пример подтверждает, что решающее значение имеет не удаленность села от областного центра, а выстроенная властями инфраструктура и наличие у сельчан хорошо оплачиваемой работы.

Большинство сёл Северо-Казахстанской области можно назвать стареющими. Подавляющую часть населения деревень СКО составляют люди зрелого и пенсионного возраста. Детей рождается мало, да и рожать их практически некому. Исключением являются разве что крупные сёла или районные центры. Молодёжь бежит из деревень, тем самым обрекая их на вымирание.

При въезде в любой населённый пункт, независимо от численности его населения, наши корреспонденты заметили одну деталь — отсутствие людей, а главное, детей на улицах. Никто не играет, не катается с импровизированных горок, не бегает друг за дружкой. Конечно, мест для уличных игр в сёлах северного Казахстана почти нет. Очень редко там можно встретить детскую площадку времён Советского Союза. О таких детских городках, какие устанавливают в областном центре, здесь даже не мечтают.

Ребятишкам из села Чириковка Есильского района СКО повезло немного больше. В их селе есть своя средняя школа, не нужно никуда ездить каждый день. А при школе недавно появился хоккейный корт. Здесь ребята катаются на коньках, раздаётся детский смех…

Окончив  школу, молодые люди бегут из деревень не столько из-за отсутствия развлечений, сколько в поисках достойно оплачиваемой работы, а ее в сёлах либо нет вовсе, либо труд оценивается в 20-30 тысяч тенге. А на такую сумму прокормить семью из нескольких человек непросто.

Житель села Чириковка Виталий Муравьев, можно сказать, патриот родного края. Окончив Северо-Казахстанский государственный университет в Петропавловске, молодой человек получил специальность «учитель информатики» и вернулся в родное село. Только вот вакансии в местной средней школе для него не нашлось. Молодой педагог вынужден был устроиться работать в районном центре – в Явленскую среднюю школу. Вот уже восемь лет Виталий поднимается ни свет ни заря, чтобы добраться до работы, а между Явленкой и Чириковкой — 14 км.

— Молодёжь вся уезжает — большинство не хочет жить в деревне и заниматься хозяйством. Невыгодно, — говорит Виталий Муравьев. — Почти все ученики после 9 класса уезжают. Поступают в колледжи и потом уже не возвращаются. Бывает, что в 11 классах остается человек пять.

Чириковка — довольно благоустроенное село. Несколько месяцев назад в нем были проведены работы по освещению всех улиц. Здесь есть водоразводящая сеть. На каждой улице села имеется по несколько колонок. Правда, вода в них бежит всего два раза в день, но местных жителей не смущает этот факт. Они рады, что в селе есть хоть почасовой, но постоянный доступ к питьевой воде. Людям не приходится пить воду из водоёмов или скважин, как, например, в соседней Покровке.

Если бегут люди из более-менее благополучной Чириковки, то что говорить о таких  селах, как  Дубровное Кызылжарского района. Здесь сельчане вынуждены пить воду из озера и радоваться, что им повезло жить вблизи водоёма.

Лёд и снег = вода

Некогда крупное село Дубровное Кызылжарского района Северо-Казахстанской области находится на грани исчезновения. Жители бегут из этого населённого пункта, где нет ни чистой питьевой воды, ни хороших дорог, ни качественного медицинского обслуживания, в поисках лучшей жизни. Совсем недавно из села уехало три семьи. Всего в деревне проживает около 120 человек.
Это не какая-то деревушка в глухомани. Село расположено всего в 70 километрах от Петропавловска….

Но люди бегут из богом забытого села, бросая свои дома, потому что их попросту никто не купит.

Особо отметим, что все села строились близ больших озер или на берегах речек. Предки знали: «без воды – и ни туды, и ни сюды», как пел водовоз в старом фильме. Но века идут, а местным жителям приходится возвращаться в прошлое и добывать воду древними способами.
Только представьте: люди в 21 веке пьют воду из озёр, растапливают на печках снег и лёд, чтобы добыть живительную влагу! Ведь в Дубровном водопроводной воды нет уже давно. Имевшиеся здесь некогда колонки постепенно исчезли, как бесполезный атрибут цивилизованной жизни.

Каждый из немногочисленных жителей села приспособился добывать это «прозрачное золото» по-своему. Кто-то возит его в больших бочках на тракторе из соседнего с. Налобино, что в 2,5 километрах от Дубровного. Там местные «бизнесмены» набирают воду в колонках, а затем продают по селу флягами.
Вода в этом селе на вес золота. Стоимость одной 40-литровой фляги составляет 80 тенге. Поэтому чистую покупают — только для питья. Для бытовых нужд возят её из озёр, котлованов, добывают из снега и льда.

Ситуацию с водой в селе усугубляет тот факт, что живительная влага в скважинах не пригодна для питья – слишком солёная. Её можно использовать только для скота, огородов и разных бытовых нужд.

К чистой питьевой воде у жителей села нет постоянного доступа. По несколько дней дубровинцы могут ждать «гонца» из Налобино, который везет в Налобино молоко для сдачи, а назад возвращается с водой. Так, семья Нины Будниковой несколько дней подряд выставляет на проезжую часть улицы три фляги для питьевой воды, видимо, в ожидании чуда.
На крышку одной из фляг Нина Антоновна кладёт банку с 240 тенге.
У Будниковых свой метод добычи воды. На крыше дома сооружен самодельный сток. Когда идёт дождь, вода собирается в большую ёмкость. Так она копится всё лето и осень.


С приходом холодов Нина Антоновна берёт лом и идёт с ведром к своему мини-пруду. Отколов несколько крупных кусков льда, она несёт ведро в дом и ставит на печь.

Видео:

— Пьём зимой снеговую воду, кипятим, процеживаем и пьём, — признаётся Нина Будникова. – Ездить в Налобино за водой нам не на чем. Спасибо односельчанам, когда привозят хоть немного воды.

Помимо недостатка питьевой воды, в селе масса других насущных проблем. Среди них – разбитые дороги, отсутствие общественного транспорта, нерегулярная работа медицинского пункта, низкая скорость интернет-соединения.

В минувшем ноябре Нина Будникова обращалась в Администрацию Президента РК с вопросами о ремонте межпоселковой дороги и водообеспечении.

Вскоре она получила ответ… за подписью замакима Северо-Казахстанской области Антона Федяева, что в августе был произведён ремонт дороги протяжённостью в 1 км! Видимо, такой же ответ ушел и в Администрацию Президента РК.

В селе Дубровное власти пообещали решить накопившиеся проблемы

Питьевую воду, если верить обещаниям властей, дубровинцам осталось ждать столько же, сколько и дороги.
По словам А. Федяева, в 2018 году в районном бюджете предусмотрены деньги на установку системы очистки воды из пробуренной в селе скважины. Помимо этого, в рамках проекта по реконструкции Соколовского группового водопровода планируется строительство к селу Дубровное водопроводных сооружений, резервуара для чистой воды и разводящих сетей. Правда, деньги на реализацию данного проекта из республиканского бюджета пока не выделены. Более того, пока неизвестно, будет ли одобрен этот проект Комитетом водных ресурсов МСХ РК, куда была направлена заявка.

Все эти проекты дело, конечно, хорошее. Только вот до их воплощения в жизнь ждать ещё невесть сколько времени, а вода и дороги сельчанам нужны сейчас. Иначе село потеряет последнюю сотню своих жителей. Отсутствие таких жизненно важных благ создаёт огромный тоннель для миграции сельчан по Казахстану и России.
Молодёжи в этом селе  тоже практически не осталось, потому что работы нет. Заработать наличные здесь можно в местных сельхозформированиях или собственным трудом. Те, кому не под силу или не по карману разведение скота, открывают мини-магазинчики.

Центрального магазина в Дубровном нет. Торговлю ведут сами жители в своих домах, как, например, Нина Долгушина. Ассортимент в местных «сельпо» скудный. Хлеб приходится привозить из Петропавловска, так как местных пекарен нет.

— Нужна инфраструктура: дороги, вода, больница, работа, жильё. Тогда люди не будут бежать из деревень. В Дубровном нет ни поликлиники, ни аптеки. Фельдшер бывает у нас лишь наездами, — говорит Нина Долгушина.

Недавно у женщины разболелся живот. Единственное лекарство от всех болезней в селе, по ее словам, – анальгин, закупленный впрок в Петропавловске. От простуды помогает парацетамол и народные средства. Летом Нина Ивановна собирает и сушит полынь. Это чудодейственная трава спасает, по её словам, от всех напастей.

— Мы ездим на «болото» за водой, — рассказывает жительница села. — Так она называет взрывной котлован, находящийся неподалёку от села. — Оттуда мы пьём всяких «бикасиков». Пьём воду, не цедя и не кипятя. Толще будем, — шутит сельчанка. – Зимой для хозяйственных нужд используем снег с огородов и «с болота». Питьевую воду экономим, пьем по праздникам.

По словам Нины Долгушиной, держать хозяйство в селе очень сложно и дорого. Особенно для тех, у кого техники нет: корма, сено и солому нужно покупать. Поэтому не каждый берётся за разведение скотины.

— Деревни жалко — распадаются, — говорит Нина Ивановна. — А как жить там, где нет человеческих условий?! Всё растащили в период перестройки и до сих пор не могут восстановить. При Советском Союзе в селе действовал групповой водопровод. Вода шла из колонок или была проведена прямо в дома. Был ФАП, свой медик.

Нина Долгушина 38 лет живёт в Дубровном. Родилась она в селе Гайдуково, что неподалёку от Дубровного. Сейчас от некогда большого села осталось две улицы и масса заброшенных домов.

Воду в Гайдуково тоже  берут из озера.  Местные фермеры ухаживают за дорогой. Зимой чистят, летом грейдируют. В советское время Гайдуково было молодёжной деревней. Там был большой клуб, школа. Сейчас из клуба сделали склад под зерно. В этом селе сегодня нет даже школы.


В Дубровном тоже еще помнят другие времена, когда работал детский сад, клуб, магазин, контора, столовая. Нина Ивановна 15 лет проработала в детсаду, а теперь…

— Собираемся уезжать в Россию, к детям. Выживаем, пока силы есть, — говорит сельчанка. – Там и пенсия побольше будет.

Большую часть жителей села составляют пенсионеры. Благо, что, хотя бы у них есть пусть небольшой, но стабильный ежемесячный доход наличными — пенсии.

Дорогостоящий проезд из Дубровного в Петропавловск и отсутствие автобусного сообщения — ещё одна проблема и повод для активной миграции сельчан из села. Для получения медицинской помощи жителям Дубровного нужно ездить в Бесколь. А такое путешествие сильно бьёт по карману. Поездка в один конец с человека обходится в 3000 тенге.
Раньше строго по расписанию два раза в день ходила «Газель», говорят сельчане, и народ набирался. Но теперь, когда дороги капитально «разворотило», ехать в Дубровное никто не хочет. Приходится нанимать автомобиль с водителем. Если в Дубровном собирается несколько человек, то проезд до Налобино составляет 1000 тенге с каждого. Если желающих мало, например, один-два человека, то такси сюда не поедет — невыгодно. Приходится идти в соседнее село пешком. Потом дорога до Петропавловска — ещё 1500 тенге.

Вот и осталось в Дубровном 120 человек, в основном, пенсионеров. За последние три месяца деревню покинуло еще три семьи с детьми. Основная причина отъезда очевидна — поиск лучших условий для жизни.

Жители Покровки пьют воду из Ишима

Если бы в Северо-Казахстанской области были поклонники экологического туризма, то лучшего места для погружения в сельскую жизнь, чем село Покровка Есильского района, им не найти. Разве не романтично с ломом наперевес, с ведрами на коромыслах или с 40-литровой флягой в санках, отправиться на Ишим, продолбить прорубь во льду, начерпать из нее воды, привезти ее домой и напоить семью и всю живность?!

Покровка располагается в 95 км от Петропавловска — в часе езды от областного центра по хорошей дороге. Деревня немаленькая — (по официальным данным на начало 2017 года в селе проживало 1766 человек), но водоснабжение деревни сильно напоминает 18-й век. Здесь нет даже разводящих сетей, о существовании колонок давно забыли.
Питьевую воду в село привозят два раза в неделю. Одна 40-литровая фляга водицы стоит, по словам местных жителей, 50 тенге. Далеко не у каждого сельчанина есть возможность покупать воду за такую цену. Ведь для нужд семьи и хозяйства нужен большой объём ежедневно. А это весьма накладно! Люди нашли выход – они набирают «живительную влагу» из реки Ишим.
— Ничего страшного, — сказали корреспондентам первые же встречные женщины. — Чистая у нас в Ишиме вода! Никто ещё не отравился.

Только весной, когда идёт разлив, бывает мутная. Тогда на выручку приходит Явленка, точнее, её колонки. У кого есть транспорт, составляют туда фляги и отправляются за 10 км «по воду».
Правда, такой метод не всегда «проходит»:
— Если увидит кто-то из явленских, могут прогнать. Поэтому ездим или рано утром или поздно вечером. Воруем! – смеясь, рассказывают местные жительницы.

И они еще смеются! Правда, не все. Некоторые ворчат. Другие раздражаются: «Нет у нас питьевой воды! Из Ишима ее набираем, поим скотину и сами пользуемся. И кипятим, и так пьём, когда придётся. Нам воду только обещают. Акимы меняются, а воды не видим».
— В этом году, примерно в мае, начнётся строительство разводящих сетей. Деньги выделены. Предполагается установить по одной колонке на четыре дома. Желающие смогут провести воду в дома, но колонки будут действовать независимо от этого, — сообщает аким Покровского сельского округа Нурлан Бимаканов.
Нам жаловались жители, что на всю улицу Строительную горит один фонарь да освещается территория колледжа. Водители признаются, что в темноте очень плохо видно детей, которые идут в школу прямо по дорогам.
— Это неправда. Центральная улица, по которой дети в школу ходят, освещена хорошо, — заверил аким сельского округа.
Выясняется, свет ждет жителей Покровки, и даже не в конце тоннеля, а прямо на улицах поселка.

— Меры принимаются. В середине февраля ЖКХ передаст линию освещения нам. Там всё готово, осталось только кнопку нажать. Эти работы будут продолжаться на следующем этапе. Не всё сразу….

Возле города – не лучше

В пригородном селе Карлуга на севере Казахстана почти 15 лет нет питьевой воды.
Это село Кызылжарского района находится всего в 35 км от областного центра –полчаса на автомобиле.

Казалось бы, в пригородном населённом пункте должны быть все блага цивилизации. Однако местным жителям они только снятся: в селе нет питьевой воды, улицы почти не освещаются, а поселковые дороги не чистятся. И это при том, что добраться до Карлуги из Петропавловска можно за 30 минут, если ехать по новому автобану в сторону столицы. Казалось бы, сельчанам можно жить здесь, вести приусадебное хозяйство или ездить на работу в Петропавловск, потому что главное – дороги – здесь есть. Однако молодёжь предпочитает покидать родное село в поисках лучшей жизни.
Основной причиной оттока населения из этого села является отсутствие питьевой воды и, как в большинстве сёл Северо-Казахстанской области, безработица.

Сапожник без сапог – примерно так можно охарактеризовать ситуацию в пригородном селе Карлуга. Вдоль этого населённого пункта проложены трубы с чистой питьевой водой, но они ведут в другие сёла. А вот сами сельчане не видят водопроводную воду уже 15 лет! Последние 15 лет сельчане вынуждены жить в режиме строжайшей экономии живительной влаги, так как ее единственным источником является колодец, находящийся во дворе местной дорожной организации — ДЭУ.
Причём в советское время в этой деревне было всё: и вода в колонках, и освещение на улицах. Теперь от былой роскоши остались одни воспоминания. В годы перестройки, когда за всем этим «хозяйством» следить стало некому, старый водопровод дал течь. Да такую, что местные жители ходили за водой к прорывам, как к природным источникам.
Спустя годы трубы поменяли на новые, только колонки поставить почему-то забыли.
Так и живет целое село у единственного допотопного колодца. А ведь в Карлуге больше 40 хозяйств. В каждом из них есть животные, которых нужно поить.


Чтобы наполнить водой хотя бы две–три фляги, жителям приходится подолгу стоять у колодца. В морозы, когда температура опускается ниже 20 градусов, вода поступает медленнее. Мужчинам-добытчикам приходится вставать часа в четыре утра и занимать очередь у колодца. Проспишь – домашние останутся без питья. Колодезная вода достаётся жителям не бесплатно — по 20 тенге за флягу.
Что удивительно, в соседних с Карлугой селах — в Приишимке, Подгорном, Водопроводном — таких проблем с водой нет. Там действует водопровод и даже установлены колонки. В Приишимке водопроводы  даже заведены в некоторые дома. Хотя, говорят, и в Карлуге есть такие счастливчики, но их — единицы. Собственно, всё здесь давным-давно готово для обустройства своего водопровода, жителям неизвестна причина, по которой в селе нет даже пары колонок, чтобы люди имели постоянный доступ к чистой питьевой воде.
Самое поразительное, что в недавнем отчетном докладе акима Кызылжарского сельского округа Гульсим Каримовой сказано, что водообеспечение в селе Карлуга централизованное!
В то же время на запрос редакции в районный акимат был получен ответ:

— В селе отсутствуют разводящие сети водоснабжения, в связи с чем установка водоразборных колонок не представляется возможным. Рассматривается вопрос о выделении средств и разработку ПСД совместно с областным управлением энергетики и ЖКХ.

Ещё одна насущная проблема села – уличное освещение, вернее, его почти полное отсутствие. Сейчас из 17 имеющихся в наличии фонарей светят всего 4, говорят жители села. По их словам, в тёмное время суток по улицам ходить страшно – можно ноги переломать на нерасчищенных от снега дорожках. В Карлуге школы нет, поэтому местная ребятня за «гранитом науки» вынуждена отправляться за полтора километра в соседнюю Приишимку. Особенно страшно за детей зимой, когда они идут в школу мало того, что по тёмным, так ещё и по заснеженным улицам.
Как рассказывают местные жители, освещение в Карлуге взяла под свой контроль аким Кызылжарского сельского округа Гульсим Каримова. Она обещала привести его в порядок к началу этого учебного года – к сентябрю 2017, да только свет и ныне там — всего на четырех столбах.
А вот с лекарственным обеспечением тут худо. Аптеки нет. Все необходимые медикаменты местные жители закупают впрок в Бесколе или в Петропавловске, запасаясь на все экстренные случаи. Хотя, всего и не предугадаешь.
Сейчас в Карлуге, по официальным данным, проживает 136 человек. Пятеро из них работают на местной птицеферме. Семеро трудятся в ДЭУ. И все…
Остальные жители являются самозанятыми. Те, кто держит животных, имеют возможность сдавать молоко и мясо. Правда, молоко закупают здесь по очень низкой цене – всего по 60 тенге за литр. По словам жителей Карлуги, выживать в селе из года в год становится сложнее. Помимо того, что в деревне практически нет работы, так ещё заниматься животноводством невыгодно из-за высоких цен на корма.


Запастись дровами на зиму также накладно. Машина дров стоит 47 тысяч тенге. Её едва хватает на зиму. У кого большой дом, нужно две машины. Одиноким пенсионерам приходится нанимать еще и «кольщика». Эта услуга обойдётся в 10 тысяч. Сложить дрова в поленницу – ещё 6 тысяч. Редко кому из пенсионеров эта сумма по карману. Благо, бизнесмены идут навстречу и продают дрова в рассрочку.

Вода по часам

Соколовка находится всего в 40 км от областного центра — Петропавловска. Казалось бы, это небольшое расстояние можно легко преодолеть за 30-40 минут на автомобиле или автобусе. Только вот ехать в когда-то популярное село на постоянное место жительства никто не спешит. Напротив, молодое трудоспособное население уезжает из некогда процветающего села.

Еще недавно, чуть более 20 лет назад, село являлось центром большого Соколовского района. Было крупным, процветающим и перспективным. Многие горожане завидовали сельчанам, которые жили в красивейшей местности, имели работу, да ещё и собственное приусадебное хозяйство.
А сегодня население, казалось бы, благоприятного для жизни села резко сокращается. Проезжая по улицам Соколовки, можно увидеть заброшенные дома и административные здания советского периода. Как говорят жители села, люди уезжают, потому что работы нет. Особенно массово бежит из села молодёжь. Сегодня в Соколовке насчитывается 1011 дворов.


Местные же власти, напротив, считают Соколовку селом, привлекательным для инвестиций. На сайте аппарата акима Соколовского сельского округа Соколовку называют благоприятным местом для занятия земледелием, животноводством, птицеводством и рыболовством. Аргументируется это наличием свободных земель для выпаса животных и сенокоса, а также близостью нескольких водоёмов и реки Ишим.
Якобы местные леса дают возможность заниматься лесозаготовкой и переработкой древесины. Можно использовать и песчаный карьер «советского» кирпичного завода –открыть свое производство стройматериалов. В селе имеется пекарня и более 20 магазинов. Живи в свое удовольствие! Только вот народ медленно, но верно покидает село.


В Соколовке, как и во многих даже близких к Петропавловску селах Кызылжарского района, — три главные беды: отсутствие дорог, безработица и проблемы с водой. Причём, вода здесь есть, но доступ к ней население имеет строго по часам. Весь световой день соколовские колонки бездействуют. Живительная влага в них появляется лишь вечером. Кто не успел запастись водой с 17 до 20 часов, тот опоздал… На целые сутки. Водоразборных колонок здесь мало, поэтому вечером около «пункта раздачи воды» собирается приличная очередь.

Вот пример. Семья жительницы Соколовки Татьяны Спивак состоит из трёх человек – у женщины двое детей. Зимой этой небольшой семье требуется две 40-литровых фляги воды в день. А вот в выходные, когда нужно постирать и истопить баню, молодой женщине приходится возить из колонки примерно 10 фляг. Ситуацию усугубляет очередь. Если учесть, что с каждой флягой нужно выстоять по 10-15 минут, то городской житель за голову схватится. Сколько времени и сил нужно потратить, чтобы привезти домой воды!
Несказанно везёт тем, кто живёт неподалёку от функционирующей колонки. Но многие сельчане вынуждены тащить фляги с водой за несколько кварталов. Далеко не каждый горожанин представляет себе такую сельскую идиллию на фоне красивой природы.
Летом, когда расход воды увеличивается, на выручку сельчанам по «добыче» воды приходят так называемые «частники». Деловые люди привозят чистую воду из водонапорной башни в бочке на тракторе.
К примеру, Татьяне такой бочки хватает на месяц для полива огорода и на другие житейские нужды. Стоит такая услуга по сельским меркам не так уж и дёшево – 3000 тенге. Если учесть, что тёплый период длится примерно четыре месяца, то за это время Татьяна выплачивает «предпринимателям» кругленькую сумму — 12 тысяч тенге. При этом женщина не держит никакой скотины. Не сложно представить, на сколько увеличивается расход воды в хозяйстве, где несколько голов скота и десяток — другой птицы.
Ежедневная водная кабала заставила многие соколовские семьи обзавестись собственными скважинами. Правда, вода из таких источников со встроенными насосами оказалась непригодной для питья. Но тем, кто держит скот и обрабатывает не одну сотку земли, и такая вода — спасение.
Устройство скважины обходится около 120 тысяч тенге. К этой цене нужно добавить стоимость насоса. Только такие ухищрения облегчают жизнь сельчанина.

Плата за пользование водой из колонки составляет 200 тенге в месяц с одного человека. По городским меркам сумма небольшая. Но в селе, где практически нет работы и, следовательно, зарплаты, для многих семей и она непосильна. Так скапливаются многотысячные долги за воду.
Пытаясь получить деньги с неплательщиков, «водники», по словам местных жителей, отключают воду во всём селе. Причём, подача воды прекращается в самые «жаркие» для хозяек дни – в пятницу и в субботу, когда все планируют помыться и постирать. Такая диверсия может продолжаться несколько дней.
В итоге получается следующая картина: должники так и продолжают сидеть без воды, а остальные — платят по «двойному» тарифу! Ведь они вынуждены бежать в местные магазинчики и покупать бутилированную воду. Вот такой «круговорот воды» в Соколовке получается!

— В декабре началась процедура передачи доверительное управления через конкурсные процедуры. Теперь будут заключать договора или публичный договор. Кто захочет, домой воду подведет, счетчики поставят — заработают эти механизмы. К летнему периоду все наладится и будут удлинять сроки подачи воды, потому что тому, кто взял в доверительное управление, будет выгоднее работать при больших объемах потребления воды, — прокомментировали ситуацию в акимате Кызылжарского района.

Ежедневное передвижение усугубляется разбитыми дорогами — это вторая беда села. Полноценного ремонта местные дороги не видели со времён СССР. Жители мечтают не о капитальном, а хотя бы о среднем ремонте центральных улиц населённого пункта. Ежегодно администрация нанимает подрядчиков, чтобы они подлатали дыры в разбитом асфальте. Причём, эта работа уже традиционно выполняется, по словам местных жителей, поздней осенью, когда идут дожди или стоят морозы. Понятно, что «заплатки» к весне приходят в негодность. Их разбивают тяжеловесные фуры, которые идут через поселок круглый год.

Не без их участия практически уничтожен понтонный мост через реку Ишим близ Соколовки. А его судьба очень беспокоит сельчан, поскольку переправа через реку по нему в два раза сокращает путь из села в областной центр.
Более двух лет мост не функционировал, как утверждают жители, потому что… находился под водой. И не только из-за разливов реки, а из-за бесхозяйственности. Нельзя сказать, что районные власти оставили мост без внимания.
Летом 2017 года решено его отремонтировать. Осенью в Соколовке приготовились к торжественному открытию переправы – а мост взял да и опять утонул! Наверное, ему, как Ихтиандру, уютнее «лежать на дне в синей прохладной мгле». Ремонтные работы пришлось возобновить.

— Этот мост установили лет 10 назад и за этот период делали всего один ремонт верхней части. Раньше по нему не возили тяжести больше КамАЗа, а сейчас появился более тяжелый транспорт — китайские сорокотонники. Они проезжают по плавающей конструкции, нарушая все допустимые ограничения нагрузки на ось. «Тяжеловесы» его просто раздавливают, — объяснил экс-аким Кызылжарского района Булат Жумабеков. — Сам мост весит 60 тонн. Представляете, сколько там металла! Мы хотели его отремонтировать за 8 млн тенге, весь верх поменяли, сделали, начали эксплуатировать, но в нем образовались пробоины. Как оказалось, внизу стоят старые, еще деревянные, забитые сваи. Они при проезде тяжелого транспорта и пробили днище моста. Мы вынуждены были и весь низ вскрывать. В итоге ремонт обошелся уже в 16 миллионов тенге. Вообще, даже стоял вопрос о том, чтобы купить танковый настоящий понтонный военный мост. Я уже дошел до военных частей России, но стоимость его оказалась слишком высокой – минимум, 60 миллионов — и то это не новый, а б/у.
Но даже теперь его убогий внешний вид не внушает доверия сельчанам. Страшно переправляться по нему на автомобилях!

Видео:

Впрочем, в акимате Кызылжарского района уверяют, что проезжать по мосту безопасно.
Ничего не боятся и водители тяжеловесных автомобилей, которым запрещен проезд специально установленными знаками.

В Соколовке, в отличие от некоторых других селений области, сохранилась даже средняя школа с казахским и русским языками обучения. При ней функционирует хорошо оборудованный мини-центр «Арман» с полным днём пребывания детей дошкольного возраста, где всегда есть свободные места.
Школа большая, с полутора вековой историей. Но! В 1984-1985 учебном году в её стенах обучалось около 900 ребят — сегодня детей в Соколовке в два раза меньше – 456 человек.

Отрезаны от райцентра

Североказахстанцы, живущие возле железнодорожной станции Сулы Тимирязевского района, в отчаянии. Путь в райцентр — всего 3 километра, но преодолеть его практически невозможно из-за аварийной дороги. Здесь как после бомбежки – ямы такие, что объехать их можно разве что на самокате. Запрос народного избранника акиму Северо-Казахстанской области пока не принёс результата. Сельчане уже не знают, что сделать, чтобы власти региона обратили, наконец, внимание на их беду.

У сельчан в райцентре вся жизнь – ЦОН, больница, аптеки, акимат, банкоматы.
— В целом, мы живем для деревни — хорошо, работа есть! Только вот вместо дороги до Тимирязево – одни руины! Глубина ям по пол метра. Дождей не было, были полевые дороги, по ним и объезжали, а сейчас их заметет снегом и не знаю, как будем ездить! Хоть бы подсыпали… Даже до больницы доехать проблема, ездим на такси – 450 тенге туда, столько же обратно, — рассказывает жительница села Сулы Татьяна Шишко. – Такие дороги – это стыдно в таком районе.
Ремонт дороги на этом участке не проводился уже много лет, она находится в ужасном состоянии, вся в ямах и канавах. Пассажирское обслуживание населения между этими пунктами практически отсутствует.

Сельчане продолжают ждать от властей обещанного ремонта дороги… А пока каждая поездка в магазин, больницу или аптеку становится для жителей бывшего райцентра  неимоверным испытанием.

О том, как парламентарии добиваются выделения денег из республиканского бюджета на капитальный и текущий ремонт дорог местного и районного значения в Северо-Казахстанской области, рассказали сенаторы Ерик Султанов и Ольга Перепечина.

В 2018 году из бюджета Республики Казахстан специально для Северо-Казахстанской области будут выделены дополнительные 5 млрд тенге на ремонт дорог местного значения. В прошлом году из республиканской казны поступило 3 миллиарда, то есть сумма увеличилась почти в два раза. Деньги направляются по специальной программе, можно сказать, в исключительном порядке, потому как на местные дороги из бюджета страны деньги выделять не положено, трансферты обычно идут только на трассы республиканского значения.
Надо отметить, что именно Ерик Хамзинович будучи акимом области всерьёз занялся вопросом ремонта дорог в регионе. И если раньше 51% из них пребывали в неудовлетворительном состоянии, то сейчас эта цифра составляет уже порядка 40%. Прогресс налицо, особенно, в областном центре — Петропавловске.
— Что касается районов области — ещё очень много дорог разрушены и находятся в неудовлетворительном состоянии, их надо восстанавливать. Это в большей степени ощущают сельские жители, — сказал сенатор Ерик Султанов. – Я ездил по районам этим летом и проводил свою агитационную компанию — кошмарные дороги, поэтому этот вопрос очень важен для меня и для региона. К сожалению, местный бюджет Северо-Казахстанской области на 2018 год сократил примерно на 1,5 млрд финансирование на дороги. Это неправильно. Мы же добиваемся увеличения общей суммы. Если она вместе с республиканскими вливаниями будет составлять 12-13 млрд тенге в год и больше, тогда за короткое время мы сможем довести до хорошего состояния 90% дорог области. Это очень важно для экономики!
Преображается в приграничном регионе и сеть республиканских дорог, как в сторону столицы — Астаны, так и в направлении Российской Федерации.
— Более 30 млрд тенге выделено на реконструкцию дороги на Курган, — напомнил Ерик Султанов. — Будет сделан средний ремонт дороги через Булаево на Омск и отремонтирована трасса на Тюмень. Так что сеть республиканских дорог у нас в области будет одной из лучших в республике и не хуже, если не лучше, соседних российских областей. Исключение составляет дорога Петропавловск-Жезказган, она сильно разрушена, а за границей нашей области в Акмолинской области ее вообще нет, только направление.

Секреты выживания

Паводок-2017 оставил без крова десятки семей по всей Северо-Казахстанской области. В селе Соколовка Кызылжарского района тоже оказались затопленными 18 домов. Среди них и кров семьи Яхшиевых, переехавшей из Петропавловска в Соколовку в 2014 году. Да-да, из областного центра – в село, а не наоборот, как сейчас часто происходит.
Причина, побудившая Яхшиевых переехать в деревню, проста — отсутствие собственного жилья в городе и высокие цены аренды квартир. Семья, имевшая тогда двух детей, нашла домик на берегу Ишима в селе Соколовка, которое расположено от Петропавловска всего в 40 км.


— Три года назад мы сюда переехали. Сделали своими силами в доме ремонт. А потом лишились всего в один миг, — рассказывает Валентина Яхшиева. — Мы пострадали больше всех. Нас предупреждали представители властей — приходили с бумагами и заставляли подписать их, что мы не претендуем на государственные выплаты, потому что наше жилье якобы незаконно построено. Но все правоустанавливающие документы на дом: договор купли-продажи, легализация и всё прочее — были у нас на руках.
По словам Валентины,  прежние соседи прожили в этом месте около 20 лет. Их дома периодически затопливало, но не сильно. Они к этому привыкли и готовились к половодью заранее: вытаскивали овощи из погребов, увозили вещи и собирали документы. Бывало такое, что они плавали к своим домам на лодках.
Яхшиевы тоже, как им казалось, подготовились к наводнению.
— За несколько дней до прихода воды мы забрали технику из дома, отнесли вещи на чердак. Мебель, как нам посоветовали, подняли на метр, но опоры не выдержали, и всё упало. Из дома смогли забрать только диван да бытовую технику. Всё остальное утонуло, — рассказала Валентина.
Когда вода зашла в дом, мы с утра и до вечера с годовалым ребёнком на руках ходили по селу в поисках приюта. Власти только предложили нам поселиться в школе. Мы ютились в небольшом домике моей мамы, где также растёт маленький ребёнок, уезжали к сестре в Новокаменку. Нам предлагали купить дом за 1,5 млн тенге в рассрочку на три месяца. Но мы не надеялись получить компенсацию, поэтому не стали покупать его — боялись, что не сможем выплатить.
Почему же не все «затопленцы» покинули свои дома? Только 4 семьи из 18 пострадавших от паводка поменяли своё место жительства. Те, кто остался на прежнем месте, надеются, что такого масштабного наводнения больше не будет, по крайней мере, в ближайшие годы. Яхшиевы же оставаться в сыром, полуразваленном домишке не рискнули. Прежде всего, они думали о здоровье своих детей – их старший сын страдает астмой.
За два с половиной месяца глава семьи Истам Яхшиев вместе со старшим сыном построил на бесхозном пустыре дом.
Отделочных работ здесь, конечно, ещё много, но самое главное — крыша над головой уже есть. Поставить дом удалось все-таки за счёт государственной компенсации пострадавшим от паводка. Яхшиевы получили 1,6 млн тенге. Но этой суммы не хватило на всё строительство. Только дом обошелся семье более чем в два миллиона….


— Сначала оформили эту землю в аренду, как сейчас дают, на два года. Взяли разрешение на строительство. Планируем оформить техпаспорт дома и перевести всё в частную собственность, — надеется Валентина.
Но такие оптимисты – редкость в селе, где немало пустующих домов. Их хозяева уехали из села в поисках лучшей жизни кто в Петропавловск, кто в Россию.
И все-таки позитивные примеры есть. Яхшиевы в Соколовке не одиноки и не собираются уезжать из деревни обратно в город. По словам Валентины, можно не просто существовать в селе, а жить достойно. Главное — не лениться и найти занятие, которое приносит радость и доход. Каждый взрослый член семьи нашёл для себя дело по душе. У главы семьи — Истама золотые руки: любые строительные, отделочные и прочие работы ему по плечу.
Хранительница домашнего очага — Валентина не только растит троих детей, а содержит весь дом, двор и огород в порядке и успевает заработать свою «копеечку» для семейного бюджета.
Молодая мама с удовольствием берётся за любую работу, которая приносит пользу и доход. У неё тоже золотые руки, но по женской части! Валентина никогда не сидит без дела. В глазах этой женщины горит энтузиазм — ей не страшна никакая работа.
Она шьёт одежду, занимается изготовлением украшений — оберегов и разных красивых сувениров, делает модные стрижки односельчанам, для чего прошла курсы парикмахера.
Но в планах у Валентины более сложное и серьезное дело — заняться выращиванием телят. Её не пугают проблемы, о которых твердят односельчане. А говорят они о дороговизне кормов и о невыгодности разведения скота.

Минувшей осенью Валентина подала заявку на участие в программе по доращиванию телят. Такую возможность предоставляет КХ «Редин» из села Якорь при содействии акимата Кызылжарского района, который берёт на себя ответственность за возможные риски. Яхшиевы попросили для себя трёх телят. Суть программы заключается в том, что предприниматель отдает сельчанам на доращивание одномесячных телят. Через определённый срок подросших телят нужно сдать обратно на ферму. Прибыль высчитывается с каждого прибавленного килограмма живого веса.

— Мы рискнули, хотя отговаривают сельчане. Мол, зачем рисковать? Да куда вы лезете? А вдруг заболеют? У меня нет страха. Нам сказали, что телята привиты. Даже с кормами могут помочь в счёт оплаты. Летом планируем сами заготавливать корма. С пастбищами в Соколовке тяжело, но что-нибудь придумаем. Кто-то в селе выпускает телят на свободный выпас. Кто-то держит скотину в загоне, а траву привозит сам. Хозяйство – это как копилка. Сначала нужно в него вложить деньги, а потом скопом забрать. Рассчитываем с каждого телёнка получить 40-50 тысяч тенге прибыли. Деньги, конечно, небольшие. Но пробовать надо. Если всё получится, в дальнейшем можно взять больше голов. Мы уже пробовали держать скотину. Это интересно. И детям есть чем заняться, — делится опытом молодая жительница Соколовки.
Валентина уже участвовала в государственной программе «Орлеу». Её суть заключается в материальной помощи малообеспеченным гражданам Казахстана. Высчитывается разница между размером прожиточного минимума и доходом на каждого члена семьи, полученная разница доплачивается. Расчёт производится за шесть месяцев. Претендент на её получение должен быть официально трудоустроенным.
— Мы получили 194 тысячи тенге. Трудоустроиться в селе нигде не смогла, поэтому открыла своё ИП и отчисляла налоги. Помощь выдаётся целенаправленно — для моего ИП деньги были выделены на покупку швейной машины, остальная сумма — на разведение телят.

В дальнейшем Яхшиевы планируют приобрести собственного телёнка. А для получения молока Валентина хочет завести сначала козу, а потом и корову. Приобретение взрослого поголовья — для Яхшиевых дорогое удовольствие. Взрослая корова стоит больше 200 тысяч тенге. Породистая молочная коза обойдётся всего в 100 тысяч.

По словам Валентины, для заработка в селе есть много возможностей. Например, можно получить залоговые кредиты. Выдаются микрокредиты на разведение гусей. Знакомая Валентины живёт в селе Архангельское Кызылжарского района. Вдвоём с 14-летним сыном она разводит поросят. Сначала брали «на воспитание» двух малышей, потом четырёх, сейчас уже шестерых и оставили себе свиноматку. Это занятие служит хорошим подспорьем в хозяйстве, а главное — приносит деньги, которые по-другому в сёлах, где царит безработица, не заработать.
Помимо животноводства, можно заниматься и земледелием. Так, по рассказу Валентины, в Соколовском сельском округе выделяют площади для выращивания картофеля и овощей. В помощь выделяется техника.
— Надо трудиться. У некоторых вроде и есть желание, но боятся рисковать. Есть такие, кто пьет, ничем не занимается. Огороды огромные, а их не обрабатывают. Хозяйство мало кто в Соколовке держит, потому что паёв нет. Надо начать, скопить небольшой капитал, а потом развиваться. Все куда-то бегут… Куда и зачем? – задаётся вопросом будущий животновод.
Умелые ручки спасают в любой жизненной ситуации. Валентина Яхшиева занимается рукоделием. Из лоскутков тканей, оставшихся от шитья, она собирает прелестные композиции и полезные в хозяйстве предметы. Они служат не только украшением для дома, но приносят доход. Например, эта симпатичная утка – пакетница. Здесь же есть отделы для салфеток и прочих бытовых мелочей.

— В России такие пакетницы продают по 4-5 тысяч рублей, — рассказывает Валентина. – Стоимость лоскутных изделий зависит от ткани, из которой они сшиты, и декоративных элементов.
Как признаётся рукодельница, ткани для своих уникальных работ она не всегда покупает. Старается у кого-нибудь попросить что-то ненужное. Например, у бабушек. Ведь у них часто много всякого интересного лежит в сундучках.
— Встречаются даже раритетные ткани. Вот оставались вышивки крестиком от моей бабушки. Я долго думала, куда их приспособить и сделала пакетницу с этими вышивками. Можно было в рамочку их вставить, но так ведь интереснее. Работу подарила своей тёте из Павлодара, — делится секретом мастерица.
Так что, секреты выживания в сельской местности, где сегодня очень тяжело найти работу, по мнению Валентины, просты: оптимизм, трудолюбие, огород, хозяйство, разносторонняя занятость и немного фантазии.

Трасса-кормилица: спасает придорожная торговля

Жителям села Каратомар Аккайынского района Северо-Казахстанской области очень повезло. Хотя в самом поселке практически нет нормальных дорог, но зато до них дошел прогресс в виде отремонтированной республиканской трассы Астана-Петропавловск! По автобану постоянно бегут автомобили, а внутри каждого из них, почти как в песне Высоцкого о самолете, сидят потенциальные покупатели. Ежедневно в любую погоду на большую дорогу выходят торговать человек 20-30 местных «самозанятых».
И такое происходит почти в каждом придорожном селении. А что прикажете делать, если постоянных рабочих мест в некоторых селах почти не осталось?!
Ничего плохого в таком бизнесе нет. Люди действительно имеют возможность зарабатывать деньги своим трудом, хоть и небольшие. Даже в лютые казахстанские морозы, придорожные «бутики» все равно действуют, в них можно купить замороженную тушку кролика, гуся, петушка или другую эко-продукцию от производителя.
Благостная картина? Конечно! Если бы не разные «мелочи». Наши корреспонденты ходили по обочине и воображали себе, что «самозанятые» со временем смогут заработать на трассе бешеные деньги, разбогатеть, настроят там мотелей, кафе, автозаправок, мастерских шиномонтажа и всего другого, что нужно проезжающим. В реальности у дороги стояла единственная женщина. С красиво опушенными инеем ресницами, она была похожа, нет, не на Снегурочку, а на капусту из-за своих многочисленных одежек. Над новеньким асфальтом ветер гулял нешуточный, а мороз был около 30 градусов. Какая же нужда заставила женщину в такую погоду идти к трассе и торговать банными вениками и метёлками, сделанными своими руками еще летом?!
— Куда деваться, ходим и в мороз. В 30-градусный еще выходим, а когда минус 40, уже не идём. Но в хорошую погоду человек 20 может тут собраться, — рассказала Галина Городецкая, жительница Кататомара, в ответ на наши расспросы.
Оказалось, ни о собственном мотеле, ни о чем-то еще таком же совершенно фантастическом для ее семьи Галина и не мечтает. Ей бы троих мальчишек одеть-обуть, да накормить повкуснее… Вот и выходит она к придорожным прилавкам вместе с мужем. Продукцию для зимней торговли они заготавливают летом: выращивают овощи, собирают в лесах грибы, ягоды, консервируют их. Благо в селе Ленинском, что недалеко от Каратомара, сохранились заброшенные плодово-ягодные сады. Туда в сезон жители окрестных деревень ходят собирать урожай. Некоторые несут его домой для заготовок, но многие продают сразу, здесь же, на трассе. Таким промыслом в селах занимаются даже дети. А у мужчин летом свои дела — вяжут веники для бань и мётлы, косят сено, ловят рыбу.
Но главный товар все-таки со своего крестьянского подворья. Разве можно сравнивать с продукцией из самого шикарного супермаркета домашнее молоко, творог, сметану, яйца прямо из-под курочки!
На вопрос о заработках Галина отвечает:
— Сколько тут можно наторговать, особенно зимой, — 15-20 тысяч тенге в месяц. Больше не получается. Жить на что-то надо, вот и торгуем. На постоянную работу трудно устроиться. В селе из работодателей только деляна. Да там свои постоянные рабочие трудятся. На ТОО работа лишь сезонная.
После командировок в другие районы спрашивать сельчан о домашнем хозяйстве, что воду в ступе толочь – ответ известен:
— Корма нынче дорогие. Кормить птицу нечем. Мешок отходов стоит 2000 тенге. На 20 голов птицы этого объёма хватит максимум на неделю. Отруби – 700 тенге за мешок. Три-четыре раза накормил — и мешка нет. Как тут поголовье увеличишь, — рассказывает Галина, практически повторяя слова жителей других сел, где побывали корреспонденты.
Таких, как Галина, «самозанятых», в Каратомаре 354 человека – это практически половина экономически активного населения поселка. В числе безработных официально числятся только 36 человек.
Больше 20 лет в Каратомаре нет ни одной колонки. В селе есть водонапорная башня, откуда жители могут набрать воду строго по часам. Водораздаточный пункт открывается утром с 9 до 11 и вечером с 16 до 18 часов. Цена 40-литровой фляги воды не высокая – 6 тенге. Это в 8 раз дешевле, чем в Покровке Есильского района. Или в 13 раз – чем в Дубровном Кызылжарского района.
Ситуация может показаться не такой страшной, ведь людям не приходится добывать водицу из водоёмов, только дело усугубляют разбитые дороги в селе и расположение башни. Она находится на окраине села. Те, кто живут на другом конце населённого пункта, вынуждены преодолевать большое расстояние, чтобы привезти воды в дом. Тяжелее всего приходится в весеннее-осеннюю распутицу или летом в сезон дождей. Тогда, говорят жители, без резиновых сапог к башне не пробраться.
— Уже много лет просим сделать у нас колонки. Весной и осенью в селе дорог нет. Сказали, что программа по обеспечению сёл водой «Ақ бұлақ» закончена. Якобы по этой программе в сельском округе воду могут провести только в одно село. В Астраханке (село по другую сторону от трассы, — прим.ред.) сделали водоснабжение в каждый дом. А у нас даже колонок нет. Нам колодец поставили, сказали проводить в дом за собственные средства. Но для нас это очень дорого. Порядка 250 тысяч тенге нужно с семьи, — рассказывает жительница села, владелица небольшого магазинчика Шолпан Искакова.
Стоит отметить, что Шолпан обращалась к властям сельского округа с вопросом о проведении работ по переносу пункта раздачи питьевой воды с окраины в центр села. В отчёте ответственных за исполнение данного вопроса лиц чёрным по белому написано, что «в селе Каратомар проведено собрание, на котором жители отказались от проведения работ по переносу пункта раздачи воды».
Вот так вот. По каким причинам жители, таскающие на себе тяжеленные фляги по бездорожью, могли отказаться от благоустройства своего быта – не понятно. Теперь, наверняка, колонки в селе появятся не скоро…

Привыкшие к ежедневным походам за водой, сельчане не считают это большой проблемой. Главное, просят они, чтобы дороги привели в порядок. Ведь в слякоть не только воду возить тяжело.

Стоит отметить, что в ходе отчётных встреч акима района и акима сельского округа в январе-феврале 2017 года с жителями Астраханского сельского округа вопрос по водообеспечению села Каратомар поднимался сельчанами. Доклад 2018 года заканчивается многообещающей фразой: «за отчётный период все предложения и замечания выполнены». Но в реальности проблема с водой так и осталась.

В ауле Байтерек, построенном вблизи Петропавловска специально для возвращающихся на историческую родину оралманов, все отлично и население здесь растет.
Здесь есть вода в домах, остановки, дороги, современная новенькая школа. Около девяти лет назад название североказахстанского аула Байтерек было у всех на слуху. Тогда он стал примером молниеносного освоения степи. В одном из самых молодых населённых пунктов Северо-Казахстанской области, как грибы после дождя, начали расти стандартные домики.

Руководство региона приглашало сюда оралманов из России, Кыргызстана, Узбекистана, Монголии.
До 2009 года на месте аула Байтерек размещалось село Элитное, которое являлось административным центром Кызылжарского сельского округа. Согласно программе воссоединения соотечественников, это село было заселено оралманами, выходцами из РФ, для которых было построено несколько новых улиц. Населённый пункт был переименован в Байтерек.


Стоит отметить, что селение разрастается, и у него надежное будущее: подрастают хорошая смена старшему поколению — около 500 детей и подростков до 18 лет. В октябре 2016 года был открыт фельдшерско-акушерский пункт. Его кабинеты тоже соответствуют современным требованиями.
Население частично даже кормит Петропавловск. Здесь переселенцы выращивают в теплицах овощи, растят скот.
Семья Жунисовых переехала в а. Байтерек в 2011 году из Узбекистана. Говорят, что привыкли к морозам и в посёлке им нравится. Но вот что беспокоит эту большую семью: под одной крышей проживает сразу три поколения, а получается, что все три семьи живут в арендованном доме на птичьих правах. За проживание Жунисовы исправно платят аренду в местную казну. Но они тоже говорят, что, когда переезжали в Байтерек, власти обещали дать бесплатное жильё в собственность.
— Обещали жильё по программе «Нурлы кош». На деле оказалось — в аренду. Единственная проблема — непонятная ситуация с домом, а так нравится здесь жить, — говорят Жунисовы.
Старшее поколение семейства держит небольшое хозяйство для нужд семьи. Несколько лет назад они разводили скотину на продажу. Рядом с домом открыли небольшой магазинчик. Пока сын с женой на работе, старики присматривают за внучатами. В доме тепло, вода в него заведена – жалеть о переезде не приходится.

На столько разве проживешь?…

В январе 2018 года величина прожиточного минимума в среднем на душу населения в Северо-Казахстанской области составила 23238 тенге, по сравнению с предыдущим месяцем повысилась на 0,9%.

В ее структуре стоимость продуктов питания составила 12781 тенге, непродовольственных товаров и платных услуг – 10457 тенге. Доля расходов на приобретение мяса и рыбы занимает 19.3%, молочных, масложировых изделий и яиц – 14,8%, фруктов и овощей – 10,4%, хлебопродуктов и крупяных изделий – 8,2%, сахара, чая и специй – 2,3%.

По социально-демографическим группам населения данная величина сложилась следующим образом: для детей от 0 до 13 лет – 18757 тенге, для подростков от 14 до 17 лет – 29319 (юноши) и 22469 (девочки) тенге, для трудоспособного населения старше 18 лет – 27662 (мужчины) и 21966 (женщины) тенге, для пенсионеров и пожилых людей – 21714 тенге.
По районным центрам области величина прожиточного минимума составила – 23264 тенге, по г. Петропавловску – 23195 тенге.

Тарифы и цены

При этом, в Северо-Казахстанской области за прошлый год заметно подорожали платные услуги населению – на 7,8%, в то время как в среднем по республике рост не такой большой и составил 5,9%.
Так, в 2017 году горячая вода на севере страны подорожала на 28,4%, центральное отопление – на 21,6 %, газ на 14,1%, холодная вода и канализация – на 8,5%. Ощутили североказахстанцы и поднятие цен на 23,1% на проезд в общественном транспорте.
По группе «непродовольственные товары»: прирост цен на канцелярские товары и чертежные принадлежности составил 9%, моющие и чистящие средства – 7,1%, автомобили – 6,8%, книги, газеты и журналы – 6,6%, фармацевтическую продукцию – 6,5%, одежду и обувь – 6,2%, текстильные изделия – 5,8%, бытовые приборы – 5,2%.
Дизельное топливо подорожало на 36,9%, бензин – на 17,9%, уголь каменный – на 10,3%, сжиженный газ в баллонах – на 9,2%.
С начала года в области проезд внутригородским автобусом подорожал на 23,1%, междугородним – на 2%. Наряду с этим, стоимость проезда железнодорожным пассажирским транспортом на большие расстояния подешевела на 1,8%.
Продовольственные товары подорожали на 5,8%, непродовольственные товары – на 8,1%. Из продуктов цены увеличились на фрукты и овощи (на 6,8%), колбасы, изделия из мяса (на 6%), рыбу и морепродукты (на 7,1%), на кондитерские изделия (на 17,7%), безалкогольные напитки (на 10,4%), табачные изделия (на 8,8%), молочные продукты (на 7,9%), алкогольные напитки (на 7,2%). Снижение цен зафиксировано на яйца на 19,2%, сахар – на 18% и крупы — на 2,1%.

 


В тему

Новый министр труда и социальной защиты Казахстана Мадина Абылкасымова на заседании правительства рассказала об основных направлениях работы министерства:

— Во-первых, будет подготовлен проект закона по вопросам легализации деятельности неформально и самостоятельно занятых, в рамках которого будет введена обязательная упрощенная регистрация деятельности самозанятых. Будут предусмотрены меры налогового стимулирования для выхода самозанятых из тени и упрощения налогового администрирования. Также будет определено единое понятие самозанятого населения во всех законах, НПА в соответствии с лучшей международной практикой.

Очень интересно, если бы министр побывала в упраздненном селе Богатое  Жамбылского района СКО, где у людей наличность появляется один раз в год при сдаче на мясо бычка, из каких средств она бы предложила самозанятым платить налоги и выйти из тени? Слушая новости о предстоящем медицинском страховании,  жители села, которым еще далеко до пенсии плачут, потому что боятся, что их откажутся лечить из-за отсутствия страхового полюса.

 

Кумар Аксакалов: «Как нож в сердце, когда люди уезжают»

© 2003-2018 | Мультимедийный региональный портал Петропавловск.news , Северо-Казахстанская область. Копирование материалов разрешено только с указанием гиперактивной индексируемой ссылки на источник в первом абзаце. | All Rights Reserved.

Яндекс.Метрика
Besucherzahler single Russian women interested in marriage
счетчик посещений
Траст pkzsk.info
Настоящий ПР pkzsk.info
pkzsk.info Alexa/PR
Seo анализ сайта
ВверхВверх