|
8 536 |

Власти Северо-Казахстанской области прекрасно понимают, что животноводство может не только обеспечить круглогодичную занятость населения, но и стать мощным драйвером экономики. Однако госпрограммы, направленные на развитие этой отрасли, работают в регионе слабо и не приносят ожидаемого эффекта. Мясо и молоко на прилавках магазинов дорожает день ото дня, а в деревнях отказываются держать скот. О причинах сложившейся ситуации и возможных способах решения проблемы корреспондентам Петропавловск.news рассказали сами сельчане.

Наши корреспонденты отправились в один из некогда процветающих сельскохозяйственных районов области – Тайыншинский. Он и сейчас не самый отстающий в СКО. Но тревожные тенденции здесь наблюдаются. Вот пример. По официальным данным акимата Келлеровского сельского округа, в 2017 году в округе насчитывалось 35 агроформирований, а на начало этого года их осталось 32. Количество крестьянских хозяйств не изменилось – 11, но количество более мелких фермерских хозяйств сократилось сразу на 4(!). Теперь их только 10 вместо 14. И это притом, что на оказание государственной поддержки в виде субсидий субъектам агропромышленного комплекса района в текущем году выделено более 844 млн тенге.

Село Кременчуг, по сравнению с отдаленными деревнями области, находится в выгодном положении: в регионе богатая природа; до Петропавловска всего около 110 километров; здесь близко проходит оживлённая республиканская трасса Петропавловск-Кокшетау. По ней идут автобусы не только в соседние области, но и в страны ближнего и дальнего зарубежья — в Россию, Германию, Польшу. Следовательно, не существует транспортной проблемы для сбыта продукции. Казалось бы, это идеальное место для выращивания скота. Держи хозяйство и зарабатывай на этом деньги, как это делали предки уже более сотни лет. Ведь село было основано переселенцами из Украины еще в 1908 году. Новые жители приезжали в наши края не с пустыми руками. Они везли с собой инвентарь, семенной материал. А главное – приезжали сюда трудолюбивые люди, которым государство оказывало всяческую поддержку. Переселенцы получали беспроцентные кредиты и налоговые льготы на 15 лет, мужчины — отсрочку от службы в армии, пока не поднимут хозяйство. Поэтому переселенческие поселки быстро росли и богатели. Так, если в 1909 году село состояло из 50 дворов, то уже к 1911 году оно увеличилось в 4 раза. Даже коллективизация не разрушила его, как это случилось с некоторыми местными селениями. Здесь в 1929 году был организован колхоз «Равенство» (тогда село стало называться Кременчуг). Особенно интенсивно хозяйство развивалось в целинные 50-60-е годы, когда село преобразилось — были построены средняя школа, клуб, контора, животноводческие помещения. Тогда же, в 1963 году, сёла Липовка и Кременчуг объединились в один вполне благополучный колхоз им. Кирова.

Село Кременчуг

Сейчас центром сельского округа является село Келлеровка. Входят в него еще Богатыровка, Кременчуг и Липовка, в которой нет жителей. Но что происходит ныне в старинных селах, можно судить хотя бы по статистике. В 1999 году в Кременчуге числилось 388 человек, а по данным переписи 2009 года, в селе проживало уже 228 человек. Сейчас, по словам местных жителей, в нем насчитывается всего около 70 дворов. Нет здесь больше школы — дети вынуждены ездить за знаниями за 8 км в соседнюю Келлеровку. Люди уезжают в более благополучные села, в Петропавловск, в другие области РК или за пределы страны.

Терпение и труд всё перетрут

Остаются в селах лишь самые упорные, те, кто надеется на лучшее и не хочет бросать начатое дело, хотя оно развивается с большим трудом. Один из них – местный фермер Башир Тебоев. Он много лет занимается животноводством, создал достаточно крупное и хорошо налаженное хозяйство и на практике испытал все трудности его становления. Бывало и так, что и у этого предприимчивого, работящего и мужественного человека опускались руки. Иногда приходилось оставлять уже начатое дело и все начинать сначала.

Башир Тебоев приехал в Северный Казахстан 35 лет назад. Мастер на все руки, он брался за любую работу. Сначала занимался строительством – вместе с бригадой возводил дома, сельскохозяйственные базы. В 1984 году перебрался в Тайыншинский район, там тоже работал бригадиром на стройке. Одно время занимался заборами из сетки Рабица. Заработав начальный капитал, купил машины и перевозил грузы уже на собственных «КАМАЗах». Хотелось постоянной стабильной работы — попытался заняться земледелием. Два года подряд, в 1999 – 2000 гг., на 11 тыс. га сеял пшеницу, ячмень. Но обстоятельства сложились так, что он не собрал ни килограмма зерна. Пришлось продать всю технику, чтобы рассчитаться с долгами, и опять начать все сначала. Тогда Башир Тебоев принял решение заняться животноводством и стал разводить лошадей и баранов. Но опять что-то не заладилось.

— С работниками здесь туго. Трудяги в основном уехали из села. Кто-то работает на себя, разводит скот на подворье. В отчаянии хотел совсем завязать с животноводством — продал лошадей, — рассказывает предприниматель.

После того, как в стране была запущена госпрограмма развития животноводства, Тебоев решил заняться разведением крупного рогатого скота — КРС. Тем более, что в хозяйстве Тебоева сохранилась просторная база постройки советских времён. В ней, несмотря на «дореволюционный» вид, весь инвентарь содержится в порядке и все работает: токарные, столярные и прочие станки, подъёмник, есть даже кузница.

Башир Тебоев, фермер (КХ «Амина»)

Фонд финансовой поддержки предпринимательства «Даму» сначала предложил животноводу взять кредит на 6 млн тенге. Но увидев сохранённые базы, фермы, технику, выпаса и 40 голов скота, кредиторы предложили крестьянину сумму в два раза большую. И вот завертелось! На полученные деньги крестьянин купил 70 голов скота. В первое время проблем с выплатами не было. Хорошие деньги ежедневно приносило молоко.

— Сначала повезло с доярками, работала семья — женщина с двумя дочерями. Тогда доилось 35 коров, каждая из них давала от 20 до 35 литров молока в день. Сдавали около тонны молока в день, а это живые деньги, — рассказывает животновод. — Надои всегда зависят от доярки. Добросовестная труженица, которая выдаивает корову до конца, получает молока в три раза больше, чем ленивая. Я понимаю, работа эта тяжелая. Доить нужно было 10 коров три раза в день, без выходных. А заработок доярки составлял 30 тысяч тенге. Может, зарплата и незавидная, но доярки при этом лишь три раза в день приходили на работу, остальное время были дома.

Потом хорошие работники и разбежались, а им на смену пришли те, кто не стал напрягаться. Это ударило по карману. Вместо тонны молока с того же поголовья стали получать всего 435 литров.

Животновод решил не сдавать больше молоко, а пустить телят на «подсос». Все равно молоко прибыли не приносит, а на нем сосунки в два раза быстрее набирают вес.

Крестьянское хозяйство «Амина» под руководством Башира Тебоева работает в Келлеровском сельском округе уже около 15 лет и, на первый взгляд, вроде бы успешно занимается не только разведением коров, выращиванием телят, баранов, а также заготовкой кормов. Но хотя на ферме содержится довольно большое поголовье скота — около 200 голов, сельчанин уверяет, что животноводство – дело невыгодное, а для населения вовсе — убыточное.

Так, по его словам, тележка сена стоит 25-30 тысяч тенге. На три головы нужно три телеги, ещё столько же соломы и несколько тонн зерна, а каждая тонна его тоже стоит порядка 30 тысяч. В итоге получается, что себестоимость выращенного телёнка равна, а бывает, и больше той суммы, за какую его можно продать. Если от коровы нет прибыли в виде молока или телёнка, то и она не оправдывает расходы на ее содержание на личном подворье.

Глава крестьянского хозяйства «Амина» считает нынешние закупочные цены на мясо низкими. Свою продукцию он сдает по 1000 тенге за кг. Чтобы оправдать затраты на теленка, включая труд людей, килограмм мяса на закупе должен стоить как минимум 1400 тенге.

— Перекупщики и продавцы получают больше прибыли, чем тот, кто вырастил скот. Это самое обидное, — рассказывает фермер. — Все материалы, начиная с бензина, солярки, запчастей, хлеба, и даже простая вода в бутылке стоят дороже, чем молоко! Закупочные цены на всё растут, а на мясо и молоко остаются прежними… Как может выжить простой крестьянин? Вот создать бы государственный закуп, как это было раньше, в заготконторах – люди бы держали скот и точно знали, что продадут молоко, яйца и мясо по хорошей цене.

По мнению фермера, для того, чтобы развивать животноводство, надо поддерживать работающими госпрограммами мелких фермеров и владельцев скота на личных подворьях, потому как большую часть продукции производят именно мелкие хозяйства.

— Нам по 18 тысяч тенге субсидий на голову и то не дают, — признаётся Башир Тебоев. — Если бы деньги выплачивались, мы бы кредит закрыли, больше скота взяли бы, значит и рабочих приняли бы больше. А так… Если мы «сдыхаем», как мы можем развивать животноводство и создавать новые рабочие места? Нам надо кредит гасить, рабочим зарплату платить, сено заготавливать. Это и затратно, и требует очень много тяжелого физического труда.

Вот и пришел животновод к печальному выводу, что государство само не даёт развиваться животноводству. Если бы его хозяйство «Амина» получало субсидии на поголовье или сданную продукцию, то поголовье давно выросло бы в 2,5 раза, и вместо 200 голов, было бы 500. А так крестьянин думает не о том, как увеличить поголовье, а как закрыть кредиты, с каких доходов платить рабочим, на что закупать корма. Откуда на всё это брать деньги?

Дом животновода

— Когда-то Келлеровка была самым благоустроенным и красивым селом в области, — с ностальгией и сожалением вспоминает Башир Тебоев. — Теперь здесь не осталось почти ничего. Вот даже банк закрывается. Село словно вернулось в прошлый век. Нет теперь в Кременчуге школы, нет центрального водопровода. Жители бурят скважины за свой счёт, но вода из них пригодна только для скота. Питьевую водицу приходится привозить из Келлеровки или покупать. У кого нет такой возможности, пьют воду из скважин. Естественно, что на безопасность её никто не проверял.

Сейчас в «Амине» трудятся 4 человека и сам хозяин фермы. Говорит – некому работать. В селе осталось много пьющих – какие из них работники! Раньше за поголовьем ухаживало в два раза больше работников.

— Работа тяжелая. Ведь скотина не знает выходных. Она всегда должна быть накормлена и в сараях чисто должно быть, — говорит Тебоев. — А некоторым рабочим зарплату дашь, потом ищи-свищи их несколько дней.

Чтобы не менять рабочих чуть ли не каждый месяц и мотивировать их на добросовестный труд, хозяин придумал свою систему оплаты труда. Зарплату рабочим выдают тогда, когда вырастут и будут реализованы бычки. А получают скотники 10% от приплода. Например, коровы принесли 100 телят. Из них 10 телят становятся собственностью рабочего. Всё лето он ухаживает за ними наряду с вверенным ему поголовьем. По словам хозяина, сотрудник после сдачи бычков, получит намного больше, нежели при ежемесячной оплате. Как же они живут без денег? Всё просто — хозяин крестьянства договорился с местным магазином об обслуживании его рабочих под запись и сам закрывает эти долги. Сдадут телят – рассчитаются. К тому же для тех, кто приехал на заработки в Кременчуг из других сёл, Башир Тебоев организовал бесплатные «дома животноводов» — с мебелью и необходимым набором бытовой техники. Один из рабочих, Игорь Киселёв, приехал работать в «Амину» из села Иван-город.

— В нашей деревне нет работы, вот и приехал сюда на заработки. Всего месяц работаю, но пока справляюсь с объёмом – ухаживаю за 79 телятами. Условия тоже устраивают. Плюс животноводства в том, что оно даёт работу на весь год.

Кудрявые мечты

Мечта крестьянина Башира Тебоева — увеличить поголовье, купив 60 тёлок породы «казахская белоголовая». Но на помощь государства он уже не надеется. Только на себя. Этим летом он засевал поля многолетними травами и сам вместе с рабочими косил сено.

— Около 5000 рулонов по 250 кг накосили. Сено в рулоне лучше, чем в тюках, в нем ценные листья остаются на стебле. Если удастся заготовленное сено продать, то куплю я этих коров, — планирует животновод. За один рулон такого качественного корма животновод хочет получить всего 4 тысячи тенге.

Жизнь не стоит на месте, и Башир Тебоев, преодолевая все трудности, развивает свое хозяйство. Сейчас он собственноручно делает окна для будущей фермы на 200 голов, восстанавливает базу, которую когда-то выкупил и не позволил разобрать на стройматериалы. Благодаря таким людям, как Башир Тебоев, есть пока в области молоко и мясо. А может, и цены на них удастся отрегулировать так, чтобы труженики села могли работать не в убыток себе и продолжать свое нелегкое, но такое нужное людям дело.

Видео:

Об аналогичных преградах для развития животноводства говорят и жители других сел Северо-Казахстанской области. Корреспонденты газеты Петропавловск.news побывали в нескольких районах, в разной степени удаленных от областного центра. Многие сельчане из-за дороговизны кормов и низких закупочных цен вынужденно отказываются от содержания скота и оставляют в личном хозяйстве только кур и гусей.

Учитель из села Дружное Тимирязевского района Марат Андагулов хорошо знаком с проблемами села и понимает, почему его землякам невыгодно держать хозяйство:

— Очень низкие, неотрегулированные закупочные цены на сельхозпродукцию, а с кормами тяжело, стоят они дорого, пастбищ мало.  Дешевле купить масло, кефир, мясо, яйца, чем произвести все это в личном хозяйстве. Но скоро некому будет выращивать все это, дети будут спрашивать, что такое шужук.

И все-таки есть просветы в этой сложной отрасли хозяйства. Вот, например, в селе Комсомольское Тимирязевского района количество поголовья стабильно держится на одном уровне, а в некоторых хозяйствах даже растет.
— Еще в советское время было доказано, что самый хороший экономический эффект дает свиноводство. Я призываю своих сельчан разводить на личных подворьях поросят, потому что прибыль от свиноводства самая быстрая, – говорит аким Комсомольского сельского округа Толеген Байдалин.

Семья Тонковых из упраздненного села Богатое Жамбылского района держит по нынешним меркам немаленькое хозяйство – овец, лошадь, корову, птицу. Подворье позволяет семье обеспечивать себя продовольствием. Раз в год Тонковы сдают бычка, чтобы закупить корма, солярку, запасти впрок соль, сахар, муку и лекарства. Но и эти трудяги едва сводят концы с концами и не докупали поголовье уже лет двадцать, потому что не хватает средств. А кто им поможет?

Семья Муравьевых из села Чириковка Есильского района тоже держит небольшое личное хозяйство. В их подворье три коровы, пять свиней, несколько кур и уток. По словам главы семьи, выращивают они скотину, в основном, только для своих нужд. Но излишки мяса, а также молоко, сметану, творог понемногу продают.

Держать большое хозяйство для того, чтобы сдавать натуральные продукты в больших объёмах, по словам и этого жителя села, стало проблематично в последнее время. С кормами тяжело — за паи их дают совсем мало.

— Если бы больше давали овса и пшеницы за паи, то было бы с кормами полегче, а сельчане могли бы держать большее хозяйство.

Дефицит кормов, по мнению Виталия Муравьева, в какой-то мере возник в последнее время из-за не всегда продуманного перепрофилирования местных сельхозформирований. Многие из них перешли с зерновых на масличные культуры, которые не подходят для откорма скота.

Житель Дубровного Александр Малевский признаётся, что выживать ему помогает животноводство. «Иначе — в деревне никак», — говорит он. В хозяйстве Малевских 17 голов крупного рогатого скота, пара поросят, несколько десятков кроликов, ещё есть птица – куры, гуси и утки. В день поголовье Александра даёт порядка 50 литров молока. Его здесь принимают по хорошей цене — 90 тенге за литр.

— Быка сдашь — купишь солярку, — рассказывает Александр. — У меня кадастровые земли есть. Когда совхоз распадался, отводили поля на пахоту и лесные угодья. Нам досталось 40 га и трактор, вот и косим траву, заготавливаем сено. Нынче 17 телег получилось. На каждую голову надо по телеге. Плюс нужно купить зерна. Сейчас тонна стоит 30 тысяч тенге, а нужно примерно пять тонн зерна. Вот и считайте…. Корм экономим. Зерно даём только тем, кто пойдет на мясо и на удой.

Увеличивать поголовье скота и развивать животноводство сельчанам мешает ряд причин.
— Три раза пытался получить кредит по госпрограмме на покупку поголовья. Ни разу не дали. Залога нет в нужном объеме. Труд животновода считается неблагодарным – тяжёлый очень, да ещё и корма дорогие. Поэтому многие сельчане сегодня не хотят заниматься разведением скота. Если бы политика была направлена на развитие сёл, то было бы легче, — рассуждает Александр Малевский. — Во-первых, дороги должны быть в порядке, чтобы сельчане бесперебойно могли ездить по делам в любое время года и в любую погоду. Во-вторых, должна быть решена проблема пастбищ. Ведь скот пасти негде. Вся земля в руках фермеров и уже обрабатывается. Приходится пасти вокруг озёр.

Два года назад Александр купил себе племенных телят в приграничной России, потому что там, по его словам, они стоят дешевле, чем на севере Казахстана. Он, например, приобрёл двух бычков породы «симментал» за 3000 и 6000 рублей.

Хочет всерьез заняться животноводством в пригородном селе Соколовка Кызылжарского района семья Яхшиевых, переехавшая в деревню из  Петропавловска в 2014 году. Да-да, из областного центра – в село, а не наоборот, как сейчас часто происходит. Хранительница домашнего очага – Валентина Яхшиева поделилась своими планами с нашими корреспондентами.

Минувшей осенью Валентина подала заявку на участие в программе по доращиванию телят. Такую возможность предоставляет КХ «Редин» из села Якорь при содействии акимата Кызылжарского района, который берёт на себя ответственность за возможные риски. Яхшиевы попросили для себя трёх телят. Суть программы заключается в том, что предприниматель отдает сельчанам на доращивание одномесячных телят. Через определённый срок подросших телят нужно сдать обратно на ферму. Прибыль высчитывается с каждого прибавленного килограмма живого веса.

— Мы рискнули, хотя отговаривают сельчане. Мол, зачем рисковать? Да куда вы лезете? А вдруг заболеют? У меня нет страха. Нам сказали, что телята привиты. Даже с кормами могут помочь в счёт оплаты. Летом планируем сами заготавливать корма. С пастбищами в Соколовке тяжело, но что-нибудь придумаем. Кто-то в селе выпускает телят на свободный выпас. Кто-то держит скотину в загоне, а траву привозит сам. Хозяйство – это как копилка. Сначала нужно в него вложить деньги, а потом скопом забрать. Рассчитываем с каждого телёнка получить 40-50 тысяч тенге прибыли. Деньги, конечно, небольшие. Но пробовать надо. Если всё получится, в дальнейшем можно взять больше голов. Мы уже пробовали держать скотину. Это интересно. И детям есть чем заняться, — делится опытом молодая мама.

В дальнейшем Яхшиевы планируют приобрести собственного телёнка. А для получения молока Валентина хочет завести сначала козу, а потом и корову. Приобретение взрослого поголовья — для Яхшиевых дорогое удовольствие. Взрослая корова стоит больше 200 тысяч тенге. Породистая молочная коза обойдётся всего в 100 тысяч.

По словам Валентины, для заработка в селе есть много возможностей. Например, можно получить залоговые кредиты. Выдаются микрокредиты на разведение гусей. Знакомая Валентины живёт в селе Архангельское Кызылжарского района. Вдвоём с 14-летним сыном она разводит поросят. Сначала брали «на воспитание» двух малышей, потом четырёх, сейчас уже шестерых и оставили себе свиноматку. Это занятие служит хорошим подспорьем в хозяйстве, а главное — приносит деньги, которые по-другому в сёлах, где царит безработица, не заработать.

Подробнее о жизни семьи Яхшиевых и об их способах выживания деревне читайте здесь>>>

Сельчане сходятся в одном: если в хозяйствах области создать условия для развития животноводства, то село сможет обеспечивать Северо-Казахстанскую область и, возможно, соседние регионы эко-продуктами, формируя продовольственный пояс вокруг областного центра. Пока животноводство остается тем не использованным в полной мере резервом, который может дать мощный толчок для развития экономики региона.

Власти Северо-Казахстанской области неустанно призывают людей увеличивать поголовье скота на личных подворьях.  А в это время многие жители североказахстанских сёл вынужденно сокращают количество коров в личном хозяйстве или вовсе отказываются от его содержания, и признаются, что совершенно не ощущают заинтересованности властей по развитию этой отрасли. Всё чаще от сельчан можно услышать фразу, похожую на изречения городских дачников: «проще купить, чем самому вырастить». Беда в том, что если такая тенденция продолжится, то покупать будет нечего и не у кого….

А ведь сейчас североказахстанцы еще имеют возможность пить натуральное молоко и есть свежее мясо. Эко-продукцию можно купить на ярмарках. До сих пор популярны и приезжающие во дворы — годами проверенные — «молочники», у которых горожане с удовольствием покупают домашнее молоко, яйца, творог, масло, сметану, мясо по доступным ценам. Такие предприниматели из сел имеют свой транспорт и собирают продукцию у сельчан для продажи в городе. Тем и живут. Что еще раз показывает, что сбыт без множества посредников — один из важных вопросов для отрасли. Нынешний «дикий» рынок перекупов поставил все с ног на голову и обесценивает нелегкий труд животноводов.

Вместо эпилога

Так складно все выходит на экране,
А в жизни… никому мы не нужны!

Ни хлеб, ни мясо, молоко, сметана,
Картошка — все, чем жив простой народ.
Казалось бы, берите — ешьте, пейте…
Увы, но государство не берет!

А магазины химией забиты.
Но это не волнует никого.
Вот только все болеем и болеем…
Неужто не понятно от чего?

Села не будет — и страны не станет
Давным-давно закон известен сей.
Европа в этом очень нам поможет,
Пока мы будем поклоняться ей.

Пора бы нам с колен уже подняться
И на деревню взор свой обратить —
Чтобы с сумой по миру не скитаться,
Позвольте ей не выживать, а ЖИТЬ!!!

(Автор стихотворения неизвестен)

© 2003-2018 | Мультимедийный региональный портал Петропавловск.news , Северо-Казахстанская область. Копирование материалов разрешено только с указанием гиперактивной индексируемой ссылки на источник в первом абзаце. | All Rights Reserved.

Яндекс.Метрика
Besucherzahler single Russian women interested in marriage
счетчик посещений
Траст pkzsk.info
Настоящий ПР pkzsk.info
pkzsk.info Alexa/PR
Seo анализ сайта
ВверхВверх